TwitterFacebookPinterestGoogle+

Движение: лесные маршруты

Глубочайший рыхловатый снег — основное препятствие при движении в тайге.

В сильный снегопад во время оттепели при глубине лыжни 15 см движение уже затруднено, даже если удается, отлично подобрав лыжные мази, избежать подлипа.

После теплого снегопада в мороз снег смерзается, становится томным и жестким, но проваливается под лыжами, потому что промерз рыхловатой массой немного сцепившихся огромных хлопьев. Таковой снег неприятен для лыжника, но можно с фуррором использовать метод тропления «перешагиванием». Он состоит в том, что ненагруженная лыжа выдвигается как можно далее вперед, по поверхности снега, и только после чего вес лыжника переносится на нее. Другая нога, в свою очередь, разгружается и так же «шагает через снег».

В оттепель таковой лыжный шаг не годится: снег будет подлипать, и, как это ни тяжело, придется, загружая лыжи, с силой давя на их, скользить, преодолевая сопротивление влажного томного снега.

Когда после длительной оттепели без снегопадов наступает морозная погода, раскисший снег леденеет крепкой коркой. Таковой морозный наст может выдерживать лыжника с ранцем, тогда и в тайге открыта дорога путникам. Весной морозный наст появляется из-за дневных колебаний температуры и дневной инсоляции. В каждом лесном районе весной есть время, более комфортное для лыжных путешествий. Поздней весной время от времени лучше двигаться ночкой и рано днем, еще пока не раскис морозный наст, а спать деньком — на солнце.

В морозный снегопад, без ветра снег ложится легким сухим пухом. Слой до 15 см такового свежайшего снега, лежащего на морозном насте, не затрудняет движения группы. Техника лыжного хода остается таковой же, как на лыжне, и один человек может длительно идти впереди, не сменяясь.

При глубине лыжни от 20 до 30 см, обычно, лыжню тропят «перешагиванием». Тропящий растрачивает энергии существенно больше идущих сзади и должен нередко сменяться. Лыжня после него выходит неровная, «рваная», и идущий вторым растрачивает много сил на ее выравнивание.

Сильный лыжник не должен прокладывать лыжню подольше других хотя бы уже поэтому, что идущему за ним придется приступить к троплению, утомившись от долгого выравнивания лыжни. Обычно при троплении «перешагиванием» смену тропящих устанавливает управляющий группы, подавая команду каждому из их.

При глубине лыжни выше 30 см тропить «перешагиванием» не удается (ногу приходится подымать очень высоко, шаг укорачивается). Приходится «пропахивать» снег, при всем этом необходимо стремиться очень удлинить шаг и сколько может быть скользить на лыже.

При глубине лыжни 50 см тропить очень тяжело. Скорость движения может быть наименее 1 км/час. Каждый тропящий проходит обычно менее определенного количества шагов, установленного управляющим группы, и сменяется без команды. На таком томном снегу фронтальный работает изо всех сил и стремительно сменяется.

Лыжня глубиной 50 см бывает относительно изредка: в узеньких засыпанных снегом равнинах речек и ручьев, на границе леса в равнинах. Такие места следует по способности обходить.

С томным грузом пробивать глубокую лыжню не правильно. Если участок маленький (2—3 км), следует бросить груз и пробить лыжню налегке. Невзирая на удлинение пути втрое, таковой прием может очень сберечь время. Еще есть метод тропления — «челнок»: каждый, приступая к троплению, снимает ранец, а позже ворачивается за ним.

Если глубокую лыжню приходится тропить целый денек либо некоторое количество дней попорядку, стоит разделиться на две группы. Одна группа, основной груз передав товарищам из другой группы, идущим сзади по готовой лыжне, пробивает лыжню, неся очень облегченные ранцы. Даже с легкими ранцами скорость тропления изредка превосходит 2 км/час. Идти так медлительно по лыжне с томным ранцем тяжело, потому несущим груз приходится делать нередкие привалы. Тропящие работают без остановки. Через определенное время участники изменяются ролями.

После остановки на ночлег часть группы занимается разбивкой бивуака, а другие без ранцев продолжают тропление время от времени даже в течение 3—4 часов.

Невзирая на все это, нередко приходится наслаждаться дневным переходом всего только в 10 км и меньше.

При прокладывании маршрута в лесной зоне придерживаются речных долин. Почти всегда комфортно идти прямо по льду рек. Путь по малым рекам очень извилист, но даже крутые повороты реки срезать по густому лесу нерационально. Исключение составляют верховья малых рек, покрытых очень толстым слоем снега, и речки, изобилующие завалами. Завалы, встречаясь время от времени через каждые 50—100 м, делают переход по реке совсем неосуществимым.

При движении по густому лесу деньком скорость может; быть наименее 1 км/час, а в мгле совершенно ничтожна. Посреди зимы необходимо выходить с ночлега еще в утренних сумерках, чтоб использовать для движения каждую минутку светлого времени. Останавливаться на ночлег приходится засветло, потому что отыскать сухое дерево при свете фонаря в густом лесу тяжело.

Необходимое направление в лесу в облачную погоду определяется только по компасу. Обычно с компасом работает один человек, идущий в конце группы и не участвующий в троплении лыжни. Он лицезреет перед собой группу и, принимая

за траекторию направление на тропящего, дает поправки по компасу, командуя: «Лево», «Право». Команды нужно стараться подавать в момент, когда тропящий кончает обход еще одного препятствия (путь лыжника в лесу еще извилистее, чем путь пешехода).

Выдерживая направление по компасу, приходится двигаться на водораздельных участках. Если на карте обозначены озера

и болота, желательно пересекать водораздел по ним. На болотах посреди зимы изредка встречаются незамерзшие участки (они распознаются по запаху тления, поднимающемуся пару, желтоватой расцветке снега). Почаще встречается вода под снегом на льду огромных озер, выступающая под давлением льда. Она не представляет угрозы, но движение затрудняется из-за подмерзания лыж. Открытых полыней и слабенького льда следует бояться в местах впадения в озера рек

и ручьев.

При движении по озеру необходимо смотреть по карте за такими местами и проходить их с большой осторожностью.

Пересекая водораздел и не видя обозначенных на карте ориентиров, необходимо избрать такое направление движения, чтоб ошибка была конкретной. На рис. 36 изображен вариант выхода в верховья реки, текущей повдоль траектории. В этом случае заранее изготовлена ошибка на лево, чтоб, перейдя водораздел, не гадать, где находится речка, и не «гулять»

в разведку, тропя лыжню, а уверенно двигаться всей группой на право (разведка зимой в лесу отбирает во много раз больше

времени, чем летом).

После нескольких дней похода по лесу (вдалеке от населенных пт и дорог), выходя в населенные места, можно повстречать санный след. На 10-ки км тянется он иногда от деревень. Это зимой вывозят с покосов заготовленное

с лета сено. В лесу, в кустарнике сено цепляется за ветки, и видно, в какую сторону его везли,— в той стороне и деревня.

В лесной зоне существенно сложнее, чем в горах, отыскать верный путь. В непонятных случаях лучше заночевать и не

спеша обмозговать обстановку. Чем большее расстояние пройдено наобум, тем сложнее бывает обусловиться.

В лесной зоне в большинстве случаев двигаются по рекам. Снег, обычно, тут мельче и плотнее (в особенности на огромных реках), чем в лесу и на просеках. Ориентировка на реке очень упрощается.

Зависимо от скорости течения, количества воды и силы морозов реки могут быть перехвачены, льдом только в отдельных местах (и замерзшими только повдоль берегов), могут быть замерзшими, но с огромным количеством полыней по всему течению.

На широких реках полыньи обычно остаются только под высочайшими берегами, на наружной стороне излучин, на быстрине. Огромные реки зимой — комфортные дороги для лыжников, но траекторию на их необходимо выбирать в обход быстрин, на поворотах; этот путь, кстати, и короче (рис. 37). Небезопасно проходить по льду узенькие каньоны и места, где на карте обозначены пороги.

ДВИЖЕНИЕ: Лесные маршруты

Идя по узенькой реке, изобилующей полыньями, приходится безпрерывно перебегать от 1-го берега к другому по ледяным

мостам. В туристической литературе есть советы идти с расспахнутыми креплениями и нести ранец на одной лямке (чтоб легче было вылезать провалившись). Но тропить лыжню с расспахнутыми креплениями нельзя, а носить тяжкий ранец на одном плече и еще работать при всем этом лыжными палками навряд ли может быть. Схожими советами, может быть, и можно пользоваться при эпизодическом скрещении небезопасного места, да и в таком случае стоит не полениться и изучить страшный мост лыжнику без ранца, застрахованному на веревке (но на застегнутых лыжах, чтоб, провалившись, не лишиться их).

Если скорость течения в реке и количество воды таково, что провалившийся в воду может быть утянут под лед, пересекать снежные мосты можно исключительно в связке, с соблюдением интервалов меж всеми участниками, достаточных для удержания

на веревке провалившегося.

Если при движении в связке приходится тропить глубокую лыжню, то делать это необходимо одной либо 2-мя связками по два человека в каждой. Груз тропящих несут другие участники, которые могут идти по трое и четыре на одной веревке, но непременно в связке, потому что бывает, что ледяной мост рушится и под замыкающим.

Двигаясь по реке, повсевременно определяют местопребывание группы по карте, по соответствующим поворотам реки, по притокам. Идя вниз по реке, разыскивая притоки, приходится оглядываться вспять, так как притоки. обычно впадают под острым углом и при взоре по течению реки соединяются с лесистыми берегами.

Если нет довольно подробной карты, приходится вести глазомерную съемку реки для того, чтоб позже отождествить ее

с имеющейся картой-схемой.

Съемку необходимо вести на ходу так, чтоб не задерживать обычного движения группы. Использование особыми, даже простейшими инструментами (визирная линейка, транспортир, масштабная линейка, измеритель) фактически нереально; в мороз и ветер и карандаш держать и отпускать арретир компаса приходится не снимая рукавиц.

Съемку ведет один человек. Он идет последним и при троплении лыжни средней глубины просто успевает за группой. Инструменты (планшет, компас, карандаш) подвешены каждый на отдельном шнурке у него на шейке.

Планшет — лист плотного картона 250X150 мм, привязанный за середину. В конце денька (на бивуаке) составленный абрис можно перерисовывать с планшета в тетрадь, а планшет очистить резинкой. Можно укреплять на планшете каждый денек новый лист бумаги, но в снегопад бумага размокает и рвется, а защитить планшет ничем нельзя: он должен быть открытым

и под рукою.

Карандаш — обычный, очень мягенький.

Компас — с веревочной петлей на рычажке арретира. Поверх рукава штормовки насажены часы.

Край планшета ориентируется по основному направлению реки (оно берется предположительно либо с карты-схемы) и по ходу группы, к примеру юго-запад.

Лучше найти и записать на планшете в виде таблицы расстояния, которые группа (в данной обстановке)

проходит за 1, 2, 3 минутки и т.д. … до 10 минут.

Очередной предмет для визирования вперед по траектории выбирается на ходу и показывается тропящим лыжню. Также на ходу решается вопрос о расстоянии, пройденном от предшествующей точки стояния (по часам, на память, на глаз, оглядываясь вспять и пр.), и на ходу оно наносится на планшет.

По компасу определяется направление на юго-запад, обозначенное на планшете, и только сейчас съемщику следует тормознуть и прочертить это направление лыжной палкой на снегу. Оборотиться лицом к предмету визирования и развернуть одну из лыж прямо на него. Потом, держа планшет перед грудью и смотря сверху сразу на планшет, на нарисованную на снегу линию «юго-запад» и на развернутую по полосы визирования лыжу сориентировать планшет и провести от точки стояния линию, параллельную нацеленной лыже. Сейчас, разворачиваясь в подходящую сторону (не затаптывая линию «юго-запад»), необходимо направлять лыжу на соответствующие точки берегов и наносить их таким же образом на планшет, сразу запоминая контуры берегов (расстояния определять на глаз, откладывать их на планшете без линейки, смотря на линейный масштаб, прямые полосы отрисовывать от руки параллельно нацеленной лыже). Перед тем как двинуться далее, на планшете над точкой стояния следует записать отсчет минут по часам. (По часам правильно отсчитывать расстояния более 300 м, но каждый час нужно помечать время на абрисе). Контуры берегов по нанесенным точкам грубо очерчиваются на ходу.

Чем уже река, тем сложнее вести съемку. В особенности трудна съемка лесных дорог, но при отсутствии неплохой карты это единственный надежный метод ориентировки.

Путешествуя в таежной зоне, необходимо пристально учить по карте гидрографию района. Необходимо верно представлять принадлежность рек к тем либо другим бассейнам основное направление долин, их нрав. Смехотворных случаев долбления льда в реке для определения направления течения быть не должно.

В районах северных гор обычно на 100—200 м выше дна равнины (в верхнем течении рек) на склонах кончается лес, и рыхловатый снег сменяется плотным ветровым пластом.

Нередко удобнее двигаться не по дну равнины, а срезать углы по склонам хребтов. На рис. 38 изображен участок реки, где, невзирая на крутые подъемы и спуски, двигаться по склонам еще прибыльнее, чем следовать низом равнины.

Если необходимо свернуть в приток реки, то комфортно за длительное время до притока начать траверсирование склона, в особенности если идешь вниз по реке.

Добавить комментарий