TwitterFacebookPinterestGoogle+

Привет Мишка

Площадка молодняка

Сколько я помню себя, я всегда возился с животными, и вечно у меня дома кто-либо жил. Были у меня ежи, ужи, ящерицы, самые разные певчие птички, грачи, галки, сороки, белоснежные мыши, крысы, морские свинки, кошки, собаки… Но мне всего этого было не достаточно, и нескончаемая мечта собрать в комнате чуть не весь зоопарк не давала…

Читать дальше

120-й километр пути

Ночь. Заваленная камнями река. Речку именуют Шильдой. «Шильда, Шильда…» — поет на камнях ночная вода. «Шильда, Шильда…» — тревожно отзываются кулики, разбуженные мной. Шильда приходит из реального леса… Завтра я вступлю в реальный лес, в реальную тайгу. Впереди очень длительно не будет никаких деревень. Не будет людей, если не считать 2-ух пастухов, что пасут в…

Читать дальше

Предисловие «Здравствуй, Мишка»

Как вы думаете, почему люди страшатся медведей, почему конкретно об этил животных сложено настолько не мало самых различных ужасных историй? Наверняка, поэтому, что медведь — большой и сильный зверек… Но ведь и наши волки — огромные и сильные животные, к тому же волки куда почаще заглядывают к поселениям людей, к отарам овец, к стадам оленей,…

Читать дальше

30-й километр пути

Сходу за Глубочайшим озером начиналась новенькая широкая дорога. Ее проложили, видимо, совершенно не так давно через гнилое лесное болото, заросшейке малиной, кривыми березками и дуплистой ветлой. Дорога уходила дальше в лес. Под ногами гравий, большой, гибкий и пыльный от сухого лета. От дорожной пыли поседели кустики малины у полотна дороги. Поседели густо — дождиков издавна…

Читать дальше

Седьмой день

Седьмой денек Два денька я оставался дома, но сейчас не выдержал и рано с утра тихо, пришел на поляну. Утро опять туманное. В стороне на рябинах первыми подали в утреннем лесу глас дрозды-рябинники. Я посиживал на краю поляны около молодых елочек, не шевелился и ожидал. Совершенно рядом со мной выкарабкались из кустов тетеревята. Тетеревята уже…

Читать дальше

48-й и 56-й километр пути

48-й километр пути Далее тридцатого километра дороги нет — далее тяжелое грязное болото, заросшее крапивой и ольшаником. Кругом сырость и все те же несметные полчища комаров-кровососов. Из гнилостного болота я выкарабкался уже в сумерках. Еле отмылся от дорожной грязищи в неглубоком резвом ручье, переночевал в теплой избе, позавтракал и разговорился с девчушкой, дочерью владельца. Дядя,…

Читать дальше

Смутное время

Зима начиналась тяжело и длительно, приходила пару раз и каждый раз отступала. От кислого снега и поздних густых дождиков лесные дороги вспухли и стали непролазными. Я издавна собирался бросить собственный лесной домик и выйти к людям. В Москве меня ожидали дела, но выбираться из леса с грузом по тяжеленной, непролазной дороге я не решался и…

Читать дальше

75-й километр пути

До встречи с медведями мне и моему Верному было еще далековато — от жд станции, где я расстался с поездом, до новейшей стоянки на берегу реки нас отделяло по прямой всего 70 5 километров. У щенка еще было время подрасти, а у меня было время обмозговать, как вести себя, если в гости к нам пожалует…

Читать дальше

Старые друзья

К Долгому озеру все поближе и поближе подходила осень. На осине, что прикрывала своими ветвями наш домик, стали появляться желтоватые листья. На озере уже отцвели белоснежные лилии, вызрели и приготовились распушиться на осеннем ветру карие шишечки камыша-рогоза. Ночи загустели, стали темными, ночами над озером зажигались сейчас калоритные близкие звезды и подымалась большая белоснежная луна, предвещая…

Читать дальше

Белая карта

По вечерам в древнем древесном домике у темного окна в притихшую тайгу — рядом с табаком, кружкой крепкого чая, кусочком сахара, тщедушной коптилкой и своей угрюмой тенью по стенкам, по потолку, над затрепанным в Дорогах дневником — я острее и реальнее представлял для себя, что наша деревушка, наше стадо, наши собаки и мы сами, я…

Читать дальше