TwitterFacebookPinterestGoogle+

Портреты летних знакомых

Читая журнал лесной жизни, невольно охото представить для себя те растения, которые собирали летом, из которых получали инте ресные изделия. Хотелось бы иметь портреты этих растений.

На фото растения выходят темными и не всегда успешно. Многие из нас — нехорошие живописцы и не смогут отлично нарисо вать растение. Но мы можем выйти из затруднительного положения просто: засушим само растение в сплющенном виде, наклеим в собственный журнал либо на отдельный лист бумаги — вот и портрет нашего летнего знакомого, схожий, четкий. Это будет гербарий (что в переводе значит: «травник»), от латинского слова «герба» (herba) — «травка».

С давнешних времен любители цветов и ботаники, изучающие рас тения, думали над вопросом, как сохранять расцветающие растения на долгий срок. И только четыреста годов назад Лука Гини, доктор в Болонье (Италия), изобрел гербарий.

В наставлении к собиранию гербариев начала XVII века так определяется их цель: «Зимою, когда практически все растения гибнут, приходится рассматривать «зимние сады». Так называю я книжки, где хранятся сушеные растения, наклеенные на бумагу».

Гербарии дают возможность учить растения, хранить редкие экземпляры, находимые путниками в различных странах.

Ни одно научное ботаническое учреждение не может обойтись без гербария. Ни набросок, ни фото не могут дать наилучшего представления о растении, чем само отлично засушенное растение.

В Ботаническом институте Академии СССР (в Ленингра де) гербарий состоит из 5 миллионов гербарных листов и занимает по богатству экземпляров растений одно из первых мест в мире. Каждый год в него поступает по 40 тыщ гербарных листов. В нем хранятся древние гербарии; гербарий Энса, доктора императрицы Елизаветы, собранный более двухсотен годов назад. Каждый лист его окантован краской с золотой полосой и имеет обложку с пестрыми рисунками. На листах выписаны цитаты из.книжек, в каких описано это растение.

Там же хранится гербарий лейб-медика Петра Первого — Арескина. На листах этого гербария нижняя часть стеблей прикрыта накладками, вырезанными из красноватой бумаги в виде ваз.

Особый энтузиазм представляет гербарий, составленный из су хих растений, отысканных при раскопках гробницы египетского фараона Рамзеса Второго, отлично сохранившихся, невзирая на то, что с момента их цветения прошло три тыщи лет. Посреди их просто разглядеть египетский мак, василек, ветлу. На одном листе засушена гирлянда растений лотоса.

Ученый-ботаник Р. Ю. Рожевиц считает, что «гербарий практически вечен, необходимо только его уметь сберегать. Главные же его неприятели — сырость, насекомые-вредители и, естественно, люди, которые пользу ются им далековато не всегда с подабающим вниманием и соответствующей бережливостью».

Следует делать гербарий из огромных листов плотной бумаги размером 35×25 либо 30×20 см, но не всегда удается до стать такие листы.

30 6 годов назад один мальчишка 7 лет, по имени Никита, составил гербарий, помещающийся в спичечном коробке. Он собирал на дороге и в сухих местах самые мелкие расцветающие растения: ромашку, крестовник, василек, подорожник. Так был придуман гербарий-лилипут. Таковой гербарий увлекателен, но рас сматривать растения нужно в лупу. Ну и не всегда отыщешь очень мелкие растения. Легче собрать растения для гербария, помещающегося в папиросную коробку. Применимы размеры 8×12 и 6×10 см, а для лишайников и мхов — 5X8 см.

Надписи делают на обороте, что позволяет использовать гер барий для игры в «ботаническое лото» (отгадывание заглавий). При составлении такового гербария нужно надписывать размеры растения, возрастающего в обычных критериях, а не карлика.

Для гербария-лилипута сделайте из толстой бумаги обложку, и у вас получится карманный гербарий, который комфортно носить в класс на уроки ботаники.

Растение для гербария выкапывают в расцветающем состоянии вкупе с корнем и кладут его меж листами газетной бумаги под пресс. В 1-ые деньки растения перекладывают, расправляя их и подменяя мокроватую бумагу сухой. Время от времени растения, положенные меж листами, проглаживают жарким утюгом.

Высушенное растение наклеивают клейстером на лист бумаги (стволы приклеивают тонкими полосами бумаги) и делают над пись: заглавие растения (российское и латинское — научное), семейство, к которому оно относится, где, когда и кем найдено.

Но, кроме обыденных гербариев, изготовляют такие, которые позволяют подробнее изучить растение и его строение. О некото рых из их мы и поведаем.

Обыденный гербарий не дает полного представления о строении растения, не считая его общего вида. На высохшем растении тяжело разглядеть строение цветка, стебля либо плода. Любопытно засу шить не только лишь целое растение, да и отдельные его части: срезы стебля, корня, плода, чашелистики, лепестки, тычинки и пестик.

Строение плодов можно представить в виде срезов. Недозрелый плод томата, огурец, боб, маленькое яблоко разрезают напополам и неопасной бритвой делают узкий срез. Срезы делают из 2-ух схожих плодов: один поперечный, другой продольный. Чтоб сочные срезы не съежились при засушивании, их накладывают на за ранее проклеенную и высушенную бумагу. Для проклейки можно употреблять раствор желатина, столярного клея, вишневого клея либо клейстера. Срез плода выделит сок и наклеится к бумаге. Бумагу со срезами кладут под пресс. Когда срез высохнет, бумагу вокруг него подрезают и срез наклеивают на гербарный лист. Таким же образом делают срезы (поперечный и продольный) стеблей и корнеплодов: моркови, репы, свеклы, редиса).

Любопытно представить на отдельных листах гербария все 100 дии развития цветка и плода, с разрезом цветочного бутона, цветка и плодов в различных фазах развития. При составлении гербария древесных растений берут веточки с листьями, цветки, плоды, семечки, кусок коры и тонкие (поперечный и продольный) срезы маленького стволика. У хвойных деревьев делают узкий продольный срез середины шишки.

Присоедините к гербарию цветковых растений и гербарий грибов, изготовленный вами ранее. Так вы получите красивые «портреты» всех отысканных и использованных вами растений.

Одним из самых экзальтированных гербаристов был узнаваемый французский философ и преподаватель Жан-Жак Руссо.

«.Тот, чей взгляд открыт для красот растительного мира, не нуждается в бессчетных книжках, чтоб осознать их красоту; одна только книжка просит неустанного исследования — это книжка природы», — писал он.

Увлечение Руссо составлением гербария, его поэтические описания природы увлекли современное ему общество, привыкшее к подстриженным садам и прямым аллейкам. Люди, читавшие книжки Руссо, начали ему подражать: они выходят за город в лес и луга, собирают растения для гербариев и изучают ботанику. От тех пор сохранились в музеях переплетенные 6 сафьян гербарии, в библиотеках мелкие книжечки «Ботаника для дам» на фран цузском, германском, британском языках и «Травник для юношества» на российском языке. В садах появились купы деревьев и кустарников, изогнутые дорожки. Сады и парки изменили собственный вид: при разбивке их стали подражать природному пейзажу.

Руссо написал особое и в то же время поэтичное управление по сбору растений — «Исходные письма по ботанике» («Lett res elementaires sur la botanique»). Свои восемь писем он начинает с ранешней весны. «Почва зеленеет, деревья набирают почки, возникают цветочки, вот уже некие отцвели. Минутка замедления — и для ботаники целый год потерян». Свои экзальтированные воспоминания от красот природы он обрисовывает в поэтических мечта ниях — «Reveries» («Ревери»): «Опять охотно покоился взгляд на пленительных впечатлениях округи; вокруг цветочки, свежайшие ручьи, холодная тень лесов, зелень дерев!»

«Все воспоминания разных местностей и предметов, которые я испытал во время собственных ботанических скитании, все идеи, вызванные ими, — всё это с прежней -силою воскресает в душе моей при взоре на растения, собранные в тех местах. Я больше не увижу их, эти дивные ландшафты, эти леса, озера, кусты, эти горы, эти горы, вид которых когда-то тревожил мое сердечко. Но мне довольно раскрыть гербарий, и всё вновь передо мною. Этот гербарий вроде бы ежедневник моих странствий, — с ним я вроде бы вновь проделываю их с новым удовольствием. Тогда опять встают в моем воображении картины, некогда пленявшие меня: луга, леса, озера, уединение и сначала мир и спокойствие, которое я испытывал посреди их».

Добавить комментарий