TwitterFacebookPinterestGoogle+

Средний суслик — citellus intermedius brandt. Практическое значение

Конфигурации численности. Среднему суслику характерны колебания численности с продолжительными, в несколько 10-ов лет, периодами депрессии, которые в том либо ином районе ареала появляются по-разному.

Наши долголетние стационарные исследования, сочетавшиеся с маршрутными обследованиями, проявили, что на местности Бетпак-Далы после 1950 г. наблюдалось резкое увеличение численности этого суслика, в то время как в 1938 г. она была очень низкой (Белослюдов, 1948). Низкая численность этого зверя в 30-х годах являлась одной из обстоятельств невключения его в «ядро фауны» млекопитающих Бетпак-Далы.

Указывая на причину резких колебаний численности среднего суслика в Бетпак-Дале, С. С. Соколов (1956) приводит характеристику погодных явлений района Карсакпая за 23 года. Выяснилось, что в период с 1929 по 1936 гг. осадков выпадало не много. Это и явилось, по-видимому, одной из обстоятельств депрессии численности сусликов в 20 и 30-е годы. Позже наблюдались мокроватые годы (1946, 1947, 1949 и 1-ая половина 1950 г.), в связи с чем было отмечено резкое увеличение численности этих сусликов (до 40 нор на 1 га в 1950 г.), в особенности в центральной части Бетпак-Далы (Бондарь, 1956).

Понижение численности среднего суслика в центральной части Бетпак-Далы отмечалось нами в течение 1960—1961 гг., когда в более подходящих для него биотопах плотность рассредотачивания нор не превосходила 10, а численность зверьков изменялась в границах 2-3 особей на 1 га. И в этом случае предпосылкой понижения численности мышей явились предшествовавшие засушливые годы, повлиявшие на их размножение.

Колебания численности этого суслика в Южном Прибалхашье охарактеризовывают последующие данные. В 1930 г. и позже численность его в равнине р. Либо была жалкой (Беляев, 1955), зверьки обнаруживались только в округах пос. Чилик (одно поселение в несколько 10-ов нор). Приблизительно с 1945 г. численность их стала возрастать, и в текущее время этот зверь является обыденным для равнины р. Либо. В 1941 г. к северу от р. Курты (среднее течение) никаких признаков обитания там сусликов не было отмечено, в то время как к 1950 г. плотность их населения составляла 20—120 нор на 1 га. Практически то же самое наблюдалось в Зайсанской котловине в 1950 г. по сопоставлению с прошлыми годами. Там с начала текущего столетия до 1942 г. высочайшая численность мышей отмечалась то в районе юго-западного угла Зайсан-Нор (сначала столетия и в 1929 г.), то у восточных берегов озера (в 1915 и 1942 гг.). При всем этом через каждые 13—15 лет суслики меняли свои местообитания, что, по-видимому, разъяснялось повторяющимися переменами климата данного района (Баженов, 1953).

Динамика численности средних сусликов зависит в некий степени от деятельности хищников и эпизоотии. Но воздействие этих причин не может быть подтверждено определенными примерами ввиду их слабенькой изученности. Если исключить воздействие этих причин, то движение численности сусликов, имеющих в год только один приплод, будет зависеть от интенсивности размножения — процента самок, участвующих в размножении, и величины приплода. При всем этом имеется в виду, что соотношение полов у сусликов близко один к одному.

На ход размножения этого зверя оказывают влияние сроки выхода его из спячки, метеорологические условия в этот период и условия нажировки предыдущего года. Просыпание в обычные для данной области сроки, дружная и теплая весна сопровождаются усиленным размножением. При всем этом гон сусликов проходит интенсивно, в размножении участвует наибольшее количество половозрелых самок. Поздние сроки выхода самок из спячки негативно сказываются на ход размножения. К примеру, огромное прохолостание самок (85,4 %) в Бетпак-Дале в 1955 г. было связано с относительно поздним выходам их из спячки. Метеорологические условия в период пробуждения сусликов оказывают существенное воздействие на нрав размножения. Ран-невесенние заморозки либо в особенности резкие похолодания и снегопады принуждают зверьков длительно отсиживаться в норах, удлиняя сроки их размножения. Но период пробуждения и сроки спаривания у этого суслика принимают наименее затяжной нрав, в чем можно было убедиться при одновременном исследовании его и желтоватого суслика в Южном Прибалхашье. Потому и воздействие погодных критерий ранешней весной на размножение среднего суслика выражено относительно слабо.

Что касается био причин предыдущего года (критерий нажировки), то воздействие их на нрав размножения и численность этого зверя выслеживается достаточно верно. К примеру, лето 1954 г. в Южном Прибалхашье (левобережье Либо) отличалось множеством зеленоватой растительности. Суслики имели возможность накопить достаточное количество жира, что привело к одновременному залеганию в спячку особей всех возрастных групп. Весной 1955 г. численность мышей была высочайшей за счет дружного выхода их из спячки.

Средний суслик относится к числу вредителей посевов и в особенности пастбищ, так как он всераспространен в пустынных, полупустынных и горных районах с животноводческим направлением хозяйства.

В центральных районах пустыни Бетпак-Далы он поедает растения, которые являются ценным кормом для одичавших копытных (сайгак, джейран) и сельскохозяйственных животных. Дневная потребность в кормах, 1-го зверя составляет около 150 г. В месяц один суслик съедает более 4,5 кг зеленоватой массы. При средней плотности населения 6 зверьков на 1 га утрата зеленоватой массы составит более 27 кг за месяц на каждом гектаре пастбищ. В неких районах плотность населения после расселения прибылых добивается 10—12 зверьков на 1 га. В этом случае травостой пастбища имеет очень угнетенный нрав, а суслики становятся суровыми соперниками выпасающихся овец, также сайгака и джейрана.

В полупустынной зоне (верховья Сарысу, Казахское нагорье) этот суслик вредит как на пастбищах, так и на посевах зерновых культур. Мыши отмечены на вновь освоенных участках целины — на полях пшеницы в стадии кущения.

В среднем на площади 1 га посева подсчитано восемь нор, вокруг которых растительность была съедена либо вытоптана сусликами на сто процентов. Такие оголыгные площади составляли 80—100 л2. При всем этом утрата урожая достигнула огромных размеров — около 6—8%.

В связи со значимой численностью средний суслик выступает суровым вредителем пастбищ и сельскохозяйственных культур в восточной части предгорной зоны Алма-Атинской области. Ю. Г. Афанасьев (1960) ссылается на сообщения местных обитателей о том, что в 1952 г. суслики вполне убили ростки кукурузы на площади 2 га у пос. Каражуты. Тут было добыто 15 зверьков. Имелись также жалобы на повреждения, причиняемые этими сусликами огородам. По исследованиям такого же создателя, на пастбищах весной средний суслик уничтожал ростки чия, эбелек, кокпек, которые являлись главным и практически единственным кормом скота. При всем этом утрата зеленоватого корма составляла более 27 кг за месяц на площади 1 га пастбищ. Еще больший вред наносит суслик на посевах люцерны, где плотность населения зверьков существенно выше, чем на участках целины. Тут вокруг нор практически все юные ростки бывают съедены в радиусе 4—5 м.

Как и другие мыши — норники, собственной роющей деятельностью эти суслики повсевременно изменяют поверхностный слой земли. Вынос ими на поверхность земли из нижележащих соленосных горизонтов содействует ухудшению ее свойства и вызывает постепенную подмену начальной растительности более галофитной. Эта сторона деятельности сусликов в особенности оказывается на виду в местах с большой плотностью рассредотачивания нор, на участках с супесчаным либо суглинистым грунтами. В предгорных районах, как и в пустыне Бетпак-Дала с доминированием щебнистой земли, почвообразовательная роль среднего суслика выражена достаточно слабо.

Этот зверь — второстепенный пушной вид. Добывается в границах Восточно-Казахстанской, Алма-Атинской и Талды-Курганской областей Казахстана. За период с 1932 по 1965 гг. в среднем за сезон промысла отлавливали около 67000 зверьков. При закупочной стоимости по 6 коп. за первосортную нормальную шкурку общая сумма заготовленной за один год пушнины составит около 4000 руб.

Для ловли сусликов этого вида используются капканы фабричного производства (№ 0 и 1). Зависимо от средств передвижения, также плотности населения зверьков каждый охотник имеет от 50 до 150 капканов. Отлов делается с момента выхода зверьков из спячки до начала их линьки и продолжается приблизительно 1,5—2 месяца зависимо от района обитания сусликов. Качество пушнины зависит не только лишь от соблюдения сроков охоты, да и от первичной обработки шкурок, которая состоит из ряда операций—съемка, натягивание, сушка (консервировка) и обезжиривание. Первичная обработка шкурок существенно увеличивается при организации бригад, состоящих из ловцов-мужчин и обученных съемщиц-женщин.

В итоге промысла сусликов добывается также жир и мясо, которые после соответственной обработки могут быть употреблены для хозяйственных нужд.

Мероприятия по охране и воспроизводству средних сусликов не проводятся, потому что эти мыши являются вредителями сельскохозяйственных культур и пастбищ. Истребительные мероприятия с применением отравленных приманок проводились в ряде районов Восточно-Казахстанской области. Довольно развиты механические способы истребления (отлов капканами).

Добавить комментарий