TwitterFacebookPinterestGoogle+

Толпы аборигенов

Животные сезонного тропического леса серьезно отличаются от коренных обитателей мокроватых тропических зарослей. Чем суше лес, тем отчетливее эта разница. Мир листопадных лесов, тем паче жители кустарниковых редколесий, кажется, уже не имеет совершенно ничего общего с туземцами сырых дебрей. Меж том скрупулезный анализ схожих связей указывает, что эти животные происходят из мокроватых тропиков. Их праотцы в дальнем прошедшем покинули дождевые леса и освоили примыкающие местности, приспособились к новым себе условиям существования. Любопытно, что встречной передвижения в лес из примыкающих саванн и пустынь фактически не происходило. В числе немногих исключений необходимо именовать саранчу – жителя открытых равнин.

В засушливых тропических лесах животный мир беднее, чем в сумеречных тропических зарослях, но нельзя сказать, что он как-то в особенности угнетен. Видовой состав вправду не настолько разнообразен, зато полное количество животных велико. Жизнь так и лупит тут ключом. Это воспоминание усиливается тем, что здесь довольно света, нет такового переплетения веток, реже листва, потому жители леса почаще попадаются па глаза.

Во мокроватых тропических лесах можно отыскать самую различную еду. Тут метод питания никому не дает решительных преимуществ над другими, не позволяет плодиться в множествах и подавлять своею численностью соперников. Потому в тропических зарослях нет доминантных, так сказать привилегированных видов животных.

Другое дело листопадный лес. Под его пологом посреди претендентов на каждый тип еды некоторое количество видов животных существенно преобладают по численности над своими соперниками. Они лучше других адаптированы к жизни в критериях сезонного леса. Более немногочисленные группы просто не в состоянии с ними соперничать. Виды-доминанты оказывают осязаемое воздействие на жизнь лесных сообществ, на весь лес в целом.

Сезонность в жизни растений ухудшает, увеличивает степень воздействия погодных причин на животных. Недаром обитатели листопадного леса способны плодиться только в строго определенные сезоны года. Даже у обезьян, для которых такие законы не писаны, рождение большинства детенышей приурочено к дождливому периоду, когда в лесу больше всего корма, применимого в еду юным животным.

Жители мокроватого тропического леса – домоседы. Ничто не принуждает их совершать дальние кочевки и путешествия. Правда, когда в Северном полушарии наступает зима, в африканских, южноазиатских и американских дебрях и даже на лесистых островах Тихого и Индийского океанов, в особенности в более холодных горных лесах, возникают северные гости: славки, пеночки, кукушки и другие насекомоядные птицы. Многие из их остаются тут до полугода и больше, а позже улетают к местам гнездовий. Но они не в счет.

Другое дело тропические листопадные леса. С пришествием сухого сезона многие его жители покидают родные места. В каждой группе животных, способных передвигаться на значимые расстояния, обязательно повстречаются номады, для которых покинуть на время засухи неблагоприятную зону – самый обычной метод избежать более суровых актуальных проблем. Склонностью к путешествиям владеют некие крылатые насекомые, к примеру саранча, птицы, летучие мыши и копытные.

Сухой сезон продолжается в листопадных лесах 2–5 месяцев, а время от времени и больше. На это время все животные, которые не имеют способности сделать путешествие, понижают активность. Для одних это понижение не очень существенно, не очень приметно. Другие впадают в летнюю спячку.

Листопадный лес в любые сезоны богат растительными кормами. Правда, далековато не все его дары бывают повсевременно доступны. Одни из их в период засухи исчезают, припасы других образуются конкретно в это время, а во мокроватый сезон стремительно истощаются. Другими словами, припасы кормов подвержены тут сезонным колебаниям, так что многим сладкоежкам и гурманам в некие периоды становится голодно. Но многообразием кормов этот лес даже богаче, чем мокроватый. В нем возникает травяной покров. Он присваивает своеобразие нижнему этажу и обеспечивает едой целую группу животных, в том числе больших копытных.

Особенный вид растительного корма – лиственный опад, скапливающийся в засушливое время года в множествах, востребовал появления большой группы «мусорщиков» – животных, чья жизнь находится в зависимости от этих растительных ресурсов. Посреди их видное место занимают различные червяки, тысяченожки, клещи, ногохвостки, тараканы. Интенсивно участвуют в утилизации опавшей листвы всесущие термиты. Богатство сезонных растительных кормов делает предпосылки для сезонного богатства дичи, потому даже размножение хищников приурочено к определенному сезону года.

Кто же из животных обитает в сухом листопадном лесу? В большинстве случаев тут попадаются на глаза термиты, правда, не сами насекомые, а следы их строительной деятельности. Эти существа страшатся высочайшей температуры, прямых солнечных лучей и не переносят значимого снижения влажности. Сухость воздуха – самый страшный неприятель термитов. Вот почему они тут с таким старанием и трудолюбием строят свои огромные дома.

Термитники высотой от 1 до 3 метров, а время от времени и существенно более большие – явление обыденное. В неких районах леса встречаются только единичные сооружения, но бывает, что они заполняют все место меж деревьями. Время от времени на одном гектаре их насчитывается больше тыщи, а это означает, что на каждый термитник приходится меньше 10 квадратных метров. В данном случае они не бывают большенными, но их фундаменты занимают от 0,1 до 3,7 процента площади леса!

Деятельность термитов в основном, чем во мокроватых тропических зарослях, приурочена к почвенно-подстилочному слою. Они играют важную роль в жизни леса. Ими съедается неограниченное количество растительности. Большая часть употребляет в еду только отмершие растения, сначала сухую травку, листовой опад, древесную породу издавна погибших деревьев. Некие «косят» травку, но не едят ее. Ожидают, когда она перевоплотится в сено. Другие употребляют в еду и зелень, но таких незначительно. В конце концов, есть виды, не брезгующие дерном лесной подстилки, навозом, оставляемым слонами, буйволами, антилопами и другими копытными животными, и даже принимающие роль в ликвидировании трупов животных. Обильные какашки термита удобряют почву, увеличивая ее плодородие.

При постройке жилищ и сооружении подземных галерей из глубин на поверхность выносится неограниченное количество земли. В итоге она хороню перемешивается, а бессчетные подземные туннели, пронизывающие во всех направлениях почвенный слой, делают почву рыхловатой и обеспечивают доступ воздуха к корневой системе растений.

Сами термиты являются ценным кормом и но своим питательным качествам, возможно, превосходят тут все виды еды. Термитами питаются все, кому не лень, разыскивая их в лесной подстилке, вскрывая подземные и надземные коридоры. Для плотоядных муравьев термиты – основная дичь. Любая семья добывает в денек от нескольких сот до нескольких тыщ беззащитных рабочих термитов, а время от времени убивает и боец.

В особенности много уничтожается в момент их расселения, когда семью покидает новое поколение половозрелых крылатых особей и термиты «роятся», что обычно происходит в конце сухого сезона сразу после первых ливней. К неизменным потребителям этого вида еды присоединяются все маленькие и многие большие хищники, в меню которых насекомые обычно не входят. Даже сервал, довольно большой африканский кот, давит либо сбивает лапой на землю парящих насекомых и с видимым наслаждением слизывает поверженную дичь.

Супружеский полет термитов становится праздничком животика для самых различных птиц. Ими лакомятся сизоворонки и щурки, спускаются к земле ласточки, суетятся дятлы, которым в другое время так не характерно ловить насекомых прямо на поверхности земли. Интенсивно врубаются в истребление крылатых термитов все маленькие орлы и ястребки, сычи и совы. Даже гиганты пернатого мира – большие соколы и падальщики-грифы, забыв на время свои вкусы и охотничьи привычки, дежурят у термитников, совсем не обращая внимания на кишащую тут в обилии более крупную дичь. Все внимание сосредоточено на выходных отверстиях небоскреба, и птицы торопливо склевывают выползающих оттуда насекомых.

2-ой массовый потребитель растительной еды – саранчовые, которые в особенности многочисленны там, где отлично развит травяной покров. Для стадных видов саранчи огромное значение имеет синхронизация личных актуальных циклов. Им принципиально совместно родиться, дружно расти и развиваться, ни на шаг не отставая друг от друга и не опережая собственных товарищей, чтоб идиентично отлично приготовиться к трудному путешествию и в один красивый денек, собравшись в дружную стаю, отправиться на поиски богатых кормом угодий. Вот почему массовые виды саранчовых обитают в местах с верно выраженными сезонными переменами климата и фактически не живут во мокроватых тропических зарослях.

В отличие от термитов саранчовые питаются зеленоватыми частями, приемущественно листьями травянистых растений. Живут они на земле, но в сезонных лесах обитают и древесные формы, поедающие листья кустарников и даже больших деревьев.

В сезонных тропических лесах много больших травоядных, либо, поточнее, растительноядных животных, потому что некие из их питаются и древесной листвой. Это сначала слоны, которые при отсутствии листьев охотно питаются травкой. По мере того как лес становится суше, миниатюризируется количество деревьев с сочными листьями и побегами, на их возникает больше колючек, а участки сплошного травостоя начинают встречаться всюду, травянистые растения занимают все огромную долю в питании гигантов суши. Во время пастьбы слоны медлительно передвигаются, на ходу закручивают хоботом пучки травки и выдергивают их отчасти с корнями, а потом ударом о приподнятую переднюю ногу стряхивают землю и посылают в рот.

Толпы туземцев

В кустарниковых редколесьях много антилоп. Это приемущественно животные среднего размера, но сюда часто заглядывают и их более большие сородичи и впечатляющие саванные буйволы. Большая часть ведет стадный стиль жизни, но в лесной зоне огромных скоплений не образует. Антилопы не брезгуют древесной листвой. Правда, ветки в большинстве случаев вырастают по от самой земли, по животные встают на дыбы и все-же дотягиваются до зелени, даже если она находится на высоте 2–3 метров. Умопомрачительно грациозно смотрится геренук, когда подымается на тонкие задние ножки. В этот момент его прекрасная голова оказывается над верхушкой юного деревца, с которой он ощипывает листья, труднодоступные другим наземным животным.

В сезонных лесах можно столкнуться с жирафами. Эти существа питаются листьями деревьев. Нагибаться к земле для их и трудно и небезопасно. Зато достать до верхушки не составляет особенных проблем. Рост взрослого животного 5,5 и даже 6 метров. Жирафы очень обожают лакомиться юными листочками и веточками акации, срывая их с вершин, где те обычно нежнее. Вобщем, жирафы не страшатся колючек. Их язык, достигающий в длину 30–50 см, покрыт толстой ороговевшей оболочкой, а губки поросли густой и жесткой щетиной. Ловко орудуя липким языком, животные срывают маленькие веточки и прямо с колючками посылают в рот, но рожу стараются не уколоть. Потому деревья они объедают только сверху, а вовнутрь кроны совать голову не решаются. Там, где питались жирафы, деревья кажутся аккуратненько подстриженными. Такая обработка дереву не вредит. Другое дело слоны, которые обламывают ветки, сдирают кору и могут убить дерево.

В австралийских сезонных разреженных лесах самые большие потребители растительной еды – кенгуру. Они идиентично охотно поедают и травянистую растительность и листья неких кустарников, тем паче что в Австралии многие из их сохраняют листву даже в засушливый сезон.

Есть и древесные кенгуру. Они отлично лазают по деревьям, где проводят светлое время денька, а ночкой спускаются на землю, потому что листья и плоды не являются единственной едой этих дружелюбных животных. В лесах Австралии и Новейшей Гвинеи древесные кенгуру подменяют обезьян. Они способны соскакивать на землю с высоты 3–4-этажного дома, при угрозы перескакивают с дерева на дерево, покрывая расстояние до 10 метров, но когда не спешат, слезают по стволу как медведи, хвостом вниз.

Возникновение в разреженных лесах участков, покрытых травянистой растительностью, где в большинстве случаев доминируют злаки, серьезно отразилось на животном мире. Травки, произрастающие в засушливых лесах, чтоб выжить, должны создавать много семян. Это сделало кормовую базу еще для одной группы овощеедов – зерноядных птиц: голубей, куриных и других. Самые массовые из их ткачики, относящиеся к отряду воробьиных. Взрослые ткачики потребляют пищу из растений, а птенцов выкармливают насекомыми, что принуждает время размножения приурочивать к дождливому сезону, когда они возникают в обилии. К моменту вылета птенцов из гнезда и переходу на самостоятельное питание начинают созревать семечки злаков. В этот момент они еще нежные, так сказать, в состоянии молочно-восковой спелости. Конкретно то, что необходимо, чтоб равномерно приспособиться к еде взрослых птиц.

Засушливые листопадные леса и кустарниковые редколесья поражают множеством птиц. Некие виды деревьев в особенности завлекают их. В том числе уроженцы Африки – баобабы с бессчетными дуплами в большущих стволах. Они дают приют даже гигантам – птицам-носорогам и рогатым воронам.

На Земле обитает целая группа больших птиц, избегающих мокроватых и черных дебрей. В Азии это турачи, обширно всераспространенные от тропиков до южных районов нашей страны, снаружи напоминающие куропаток и чуток больше их ростом. Они хорошие бегуны. При угрозы поначалу улепетывают пешком, видимо, больше полагаясь на быстроту ног, чем на надежность крыльев, но скоро теряют самообладание и, свечкой взлетев над кустарником, стараются поскорее оказаться подальше от неприятеля. Но, утомившись, планируют вниз и опять удирают по земле.

Тут же обитают фазаны, одичавшие, либо кустарниковые, куры, праотцы наших домашних, и самый большой представитель отряда куриных – царственный павлин, а в Африке – цесарки. Посреди американских птиц более увлекательны тинаму – плохо летающие коренастые существа, размером от перепела до большой курицы, с не очень длинноватыми, но сильными ногами. В центральных и южных районах Северной Америки самыми большими лесными птицами некогда были одичавшие индейки, праотцы домашних индюков. Питались великаны на земле, а отдыхали и спасались от противников на деревьях. К взрослым птицам с двухнедельного возраста присоединялся молодняк, рано начинающий летать. В супружеский период самцы энергично токовали, а если случался конкурент, то и дрались. К огорчению, эти птицы практически везде истреблены и токующего одичавшего индюка можно узреть разве что в зоопарке.

Все наземные птицы растительноядны, хотя никогда не откажутся от жирного кузнечика. Когда животные корма обильны, они составляют существенную часть рациона этих птиц, имеющих схожее поведение и схожие вкусы. Только павлины тяготеют к более мокроватым, более густым, а главное, к более высокоствольным лесам. Но травянистые поляны и прогалины – обязательное условие их благополучного существования. Тут они питаются листьями и семенами различных травок, падалицей различных плодов и ягод, а на высочайшие деревья взмывают в случае угрозы и тут же, забравшись ближе к верхушке, труднодоступные для наземных хищников, проводят ночь.

В сухих листопадных лесах много маленьких попугаев, способных питаться довольно сухим зерновым кормом. Некие из их нам отлично знакомы, потому что из-за собственной неприхотливости издавна научились плодиться в неволе и сейчас получили прописку в наших квартирах. Сначала это австралийские волнистые попугайчики, тысячными сворами кочующие по окраинам эвкалиптовых лесов, их соседи и наиблежайшие родственники травяные и певчие попугайчики, розеллы, кореллы (все из той же Австралии) и бессчетные виды африканских неразлучников.

Из четырехногих потребителей растительных кормов тут, как и везде, много мышей. Самый большой обитатель Старенького Света – азиатский дикобраз. Он может обитать всюду, от мокроватых вечнозеленых лесов до засушливых степей. Его ареал захватывает субтропические леса, в том числе юг Евро материка, Азербайджана и Средней Азии. Живет он в пещерах, гротах либо без помощи других вырытых больших норах. Иглы, покрывающие его тело, – суровое орудие, и, не считая человека, суровых противников у больших дикобразов нет. Ощетинившееся животное имеет впечатляющий вид. Воспоминание утежеляется звуковым аккомпанементом, который делается «гремящими» иглами хвоста.

В сухих тропических лесах обитает много древесных мышей. Кто из их, проживая в лесу, не пробует влезть па дерево? Белки – обычные высотники. Самые большие – яркоокрашенные ратуфы, азиатские огромные белки, они живут как во мокроватых, так и в листопадных лесах. Способны совершать большие прыжки до 6 метров в длину и спрыгивать с 10-метровой высоты!

Разреженные леса – вотчина планеристов. Большей известностью пользуются летяги. Самая большая из их – тагуан, существо величиной с неплохую кошку, живет в Юго-Восточной Азии. Основная еда этих животных – листья. Только там, где они в засушливый сезон съедобны, могут существовать овощееды.

Неограниченное количество жителей сезонных лесов питается пыльцой и нектаром цветов. Самые массовые собиратели цветочных даров – насекомые. Посреди нектароедов видное место занимают птицы. Более известны крошечные колибри. О пристрастии к нектару других птиц несложно додуматься по их заглавиям. Это цветочницы, нектарницы, цветососы, медососы… Самые большие из их попугаи лорикеты, но они не ограничиваются нектаром. Главной едой для их служат фруктовые соки, которые птицы «готовят» без помощи других. Сладкоежки приносят гигантскую пользу, участвуя в опылении растений.

Для северянина может показаться внезапным, что летучие мыши, которые в наших лесах с пришествием мглы отправляются на охоту за насекомыми, в тропиках питаются плодами, а время от времени даже орешками и семенами. Естественно, это совершенно другие виды летучих мышей. Самые большие рукокрылые – крыланы. Рекордсмен посреди их – калонг, обитающий на полуострове Ява. Размах его крыльев – полтора метра, а вес около килограмма.

Такового великана «именовать летучей мышью было бы неловко. Больших крыланов нарекли летучими лисицами и летучими собаками. Их вытянутые рожи и остренькие уши вправду дают некое основание для такового наименования. Посреди бессчетной когорты летучих мышей много нектароядных. Сладкоежки посещают цветочки, у каких венчики открываются только ночкой. Но на одних сладостях млекопитающие существовать не могут. Для всех рукокрылых совсем нужна «мясная» добавка – насекомые либо чего-нибудть покрупнее.

Тропический лес с таким множеством дичи, ведущей стайный стиль жизни, – рай для самых различных хищников. Как и в любом лесу, самые бессчетные хищники – муравьи. За год они уничтожают неограниченное количество насекомых. Одни из их охотятся в кронах деревьев, другие добывают еду на земле, третьи прокладывают свои маршруты в подстилке либо в подземном ярусе, четвертые терроризируют термитники либо попадают в дома других видов муравьев…

Самые лютые охотники леса – не львы, не тигры и не волки, а кочевые муравьи. Это жуткие существа! Когда, рассыпавшись широким фронтом, они прочесывают местность, все живое уступает им дорогу. Сворачивают в сторону даже слоны. Если бойцы муравьев-кочевников проникнут вовнутрь хобота и вопьются в его нежные стены, боль, по-видимому, непереносима. Во всяком случае, гиганты приходят в бешенство. Движущиеся массы муравьев аккомпанирует окружение из птиц, которые охотятся за насекомыми, вспугнутыми малеханькими хищниками. Это никак не случайные наблюдатели, завлеченные активными действиями охотников. Птичья окружение имеет так неизменный состав и ведет себя настолько типично, что имеет даже особое заглавие. В Камеруне на языке народности фанг такое сборище именуется «эжак».

В сезонных тропических лесах в сопоставлении с дождевыми приметно меньше амфибий-верхолазов. Для их наверху очень много солнца, очень сухо, горячо и не хватает комфортных для отдыха мест. Пресмыкающиеся лучше защищены от высыхания. Многие змеи, в том числе яичные, ведут древесный стиль жизни. У пернатых жителей сезонных лесов размножение происходит в более подходящее для их время года. Для яичных змей это оборачивается периодами обилия и голодными сезонами. В связи с этим у их выработалась способность стремительно копить жир и потом просто переносить долгие голодовки.

Посреди млекопитающих самые массовые хищники -летучие мыши. Они не ограничиваются насекомыми. Большие представители рукокрылых специализировались на охоте за лягушками, ночными ящерицами и даже за рыбами. Вурдалаки, питающиеся кровью, нападают, приемущественно, на больших млекопитающих: лошадок, ослов, собак и даже на человека. Из более больших хищников обыкновенны мангусты, циветты, хорьки, зориллы, маленькие и самые большие кошки (львы, гепарды, пумы и в особенности леопарды). Африканские кошки заходят в эти леса из саванн, а тигры в Азии из более мокроватых тропических зарослей.

Добавить комментарий