TwitterFacebookPinterestGoogle+

Медведи и я

Обоюдоострый топор

Возвратившись в хижину Ларча, мы со Скречем допоздна засиделись в тот вечер около очага. Я гладил Скреча по голове, чесал ему за ушами и под подбородком, а сам задумывался о том, как сложится с этого момента судьба Дасти. Благодаря тому, что она успела нагулять довольно жиру, она сумеет — при помощи Спуки — прожить независимо…

Читать дальше

Персоны нон-грата

За неделю сберегал очистился, воздух стал свежайшим — на озеро возвратилась жизнь. Животные подъели либо растащили падаль. Медвежата наелись вволю. Дождик и ветер практически совершенно рассеяли запахи погибели и пожара. Только темные мили выгоревшего до пепла места мучительным контрастом вызывали в памяти картины некогда пышного поющего леса. Чтоб уйти от вида этого опустошения и звонкого…

Читать дальше

Пестрые знакомства

После того как я провел два сезона в относительной роскоши жилья Ред-Ферна, эта хижина, хоть и очень просторная, очень разочаровала меня кухней-времянкой. Тут много лет никто не жил, и снаружи все заросло кустарником, одичавшим виноградом и сорняками. Снутри поселились хомячки, летучие мыши, змеи, целое полчище различных жуков; в доме не было ни мебели, ни удобств.…

Читать дальше

Рассказ индейца

В ночь, когда погиб Расти, мною в какую-то минутку завладела неотвязная идея, что Дасти и Скреч должны быть живые. Припоминая, сколько я слышал выстрелов, высчитал их 6 либо восемь; словом, целая обойма. На песке должна была остаться кровь; может быть, охотники прямо на месте освежевали тушу. Посреди краснокожих секани только самые отпетые употребляют медвежатину в…

Читать дальше

Ружейные выстрелы

Если б можно было окончить мою историю на этой нотке глубочайшего духовного ублажения либо, предупреждая ход последующих событий, повернуть время назад, с какой бы радостью я это сделал! Но это нереально, так как повесть моя невыдуманная и мне придется, ничего не преуменьшая и не преувеличивая, выложить до конца все происшествия в той последовательности, в какой…

Читать дальше

Сигналы опасности

С каждым днём медвежата значили для меня все в большей и большей степени. По мере того как росло их значение в моей жизни, укреплялась моя решимость научить их полной самостоятельности. Ну и чисто фактически ни одному работяге-старателю, думающему об учебе в институте, не под силу без конца нянчить 3-х одичавших медведей. Чтоб не навредить медведям…

Читать дальше

У дасти появляется ухажер

Ларч был уже не тем радостным и беззаботным обитателем лесов, каким я его знал годом ранее. Рассказывая о сопротивлении лесопромышленников, он произнес: — Обладатели лесопилок со слезой в голосе молвят о переспелой древесной породе, которую типо нужно выручать. Никакой переспелой древесной породы на свете не бывает, это пустое слово из тарабарского языка коммерции. Об индейском…

Читать дальше

Дальнее пастбище

Я рассчитывал сделать длинный путь от Топли-Лендинга на озере Бабин до хижины А-Тас-Ка-Нея на озере Такла дней за двенадцать — четырнадцать. Обычно 100 10 миль можно пройти на каноэ по озерам за три денька, включая отдых. Но на этот раз времени ушло еще больше, так как груз был тяжкий, а за медвежатами и дроздами нужен…

Читать дальше

Дальнейшее — молчание

Наступил март, деньки стали длиннее, а я старался удержать стремительно текущее время. Скреч пробудился, после спячки он стал еще ласковее, и, кажется, еще более привязался ко мне. Много раз на деньку я с сожалением вспоминал о собственном обещании расстаться с ним пятнадцатого мая. Чтоб продлить оставшиеся деньки, я подымался на рассвете, а спать ложился после…

Читать дальше

Годовики проснулись

По утрам на деревьях и кустиках еще лежал иней, но все таки после равноденствия морозные кандалы зимы упали. При ясной погоде меж девятью и 10 часами вечера на небе, как будто опьяненная радуга, танцевали сполохи северного сияния. Разноцветные вспышки заурядно сопровождались гудением, будто бы работает электронный мотор, время от времени этот шум переходил в потрескивание…

Читать дальше