TwitterFacebookPinterestGoogle+

Подрод Асdimогрhus Theob.

Ае. (Aed.) vexans Meig.

Обширно всераспространенный в границах всех зон Голарктики, не считая тундровой, вид. В южной части ареала входит в Ориентальную и Эфиопскую области. В границах СССР всераспространен на север до лесной зоны, хотя и вклинивается в нее по поймам рек (Мончадский, 1951). В Казахстане встречается везде, достигая высочайшей численности как на юге, так и на севере республики. Необходимо подчеркнуть при всем этом мозаичность его распространения, обусловленную, как нам кажется, приуроченностью к определенным условиям обитания. В пустынной, полупустынной и степной зонах республики, характеризующихся значимой прогреваемостью вследствие высочайшей солнечной радиации личиночных биотопов, выплод приурочен к заросшим участкам пойм протекающих тут рек. На севере же и востоке республики, где инсоляция меньше, его развитие приурочено к более открытым либо слабо заросшим водоемам. В Казахстане встречаются два его подвида, отлично различающиеся морфологически и не отличимые по экологии.

Ае. (Aed.) vexans vexans Meig.

Ae. vexans vexans является полицикличным, сравнимо теплолюбивым видом. Места его выплода и условия развития почти во всем идентичны с Ае. с. caspius и Ае. с. dorsalis. Личинки развиваются в почти всех эфемерных, временных и полупостоянных водоемах (скопления талых вод, пойменные разливы, затоки и фильтрационные заболоченности ирригационной сети, выходы грунтовых вод, копанки, ямы, каналы, отстойники, поля фильтрации, озера и заболоченности с колеблющимся уровнем воды). В воде с завышенной концентрацией солей выплод не отмечен. Предпочитает водоемы, некординально заросшие погруженной растительностью, также находящиеся в окружении древесных и кустарниковых зарослей и отчасти затененные ими. На юге и юго-востоке Казахстана таким требованиям удовлетворяют пойменные водоемы, а на севере и востоке — лесные разливы. В водоемах личинки этого вида встречаются вместе с Ае. sticticus.

Развитие отмечается в водоемах с минерализацией от 641 до 3515 мг/л, малозначительным сдвигом реакции в щелочную сторону (рН 7,2—7,6) и разным соотношением тех либо других соединений с допустимых границах. В более больших солевых концентрациях выплод не отмечен, хотя такие водоемы достаточно нередко попадаются в радиусе активности этого вида.

Амплитуда температур, при которых может быть развитие, лежит в границах 14—34° (Шленова, 1952). При последних ее вариантах в одном случае наблюдается затяжка развития, а в другом (верхний предел) — большая смертность личинок. Оптимум развития 29 — 30 . Таким макаром, температурные аспекты этого вида близки к Ае. с. caspius, но развитие его и массовый выплод происходят существенно позднее. Разъясняется это спецификой требований Ае. v. vexans к условиям наружной среды. Как ранее говорилось некими исследователями (Шленова, 1952; Мончадскип, 1950; Сазонова, 1959), развитие личинок начиналось только после повторного наполнения водой участков с кладками этого вида, что М. Ф. Шленова (1952) разъясняет необходимостью прохождения стадии высыхания яиц.

По нашим наблюдениям в Казахстане, выплод личинок может осуществляться и без неотклонимого двукратного залития водой. Самки Ае. v. vexans погибали в садках, но яичка на воду не откладывали. Но на мокроватую фильтровальную бумагу кладки производили охотно, при этом в главном по бокам ее. Во всех случаях из отложенных яиц через 8—9 дней при 23—33° выплаживалось 68—79% личинок. Из оставшихся яиц и кладок, содержавшихся определенное время на увлажненной бумаге, а позже высушенных, выплод отмечался только после повторной заливки водой. Выводы М. Ф. Шленовой (1952) также подтверждают, что для обычного прохождения эмбрионального развития и выплода нужен период высушивания. При всем этом для следующей реактивации яиц нужно воздействие больших (30—34″) температур. В критериях Казахстана, согласно экспериментальным данным, это применимо только для яиц, у каких по тем либо другим причинам наступила задержка эмбрионального развития. Основная же часть их при подходящих критериях развивается поочередно.

Отмеченное явление, по-видимому, обосновано тем, что развитие основной массы личинок происходило во временных, стремительно пересыхающих водоемах. К моменту начала кладки яиц выплодившей-ся генерацией водоемы уже сохнули либо были близки к этому, что, возможно, привело к выработке избирательных таксисов. Самки откладывают яичка у уреза воды либо на мокроватую поверхность участков, подвергающихся повторяющемуся затоплению. Яйцекладки на воду с следующим выплодом личинок являлись бы в таких случаях биологическим тупиком. На увлажненной же почве к периоду полного высыхания у их наступает эмбриональная диапауза, в процессе которой кладки подвергаются основательному воздействию сухости и больших летних температур, которые из-за сильного прогревания земли добиваются огромных величин (до 50°). Адаптацией к таким воздействиям явилась выработка ксеротермических параметров в фазе яичка. Наследственно закрепившись, эти свойства в купе с периодом диапаузирования гарантируют сохранность популяции при всех погодных отклонениях. Вкупе с тем при подходящих критериях вероятен непрерывный выплод личинок, что охарактеризовывает общую тенденцию к повышению био потенциала вида.

В природных критериях это проявляется последующим образом. В умеренной зоне СССР, также в аридных зонах Казахстана затяжка вешнего развития и приуроченность его к повторному затоплению водоемов происходят за счет того, что в период меж 2-мя затоплениями перезимовавшие яичка испытывают ксеротермические воздействия. В более южных районах Казахстана прохождение этого периода осуществляется в теплую, сухую осень и потому частичное отрождение личинок из диапаузирующих яиц наблюдается при соответственной температуре во время первых паводков. Массовый же выплод находится в зависимости от количества залитых кладок. Обычно, он приурочен не ко времени малозначительных затоплений водоемов талыми водами, а к периоду вешнего половодья разных рек и связанных С ними водоемов. При всем этом уровень воды подымается до значимых пределов и все яйцекладки заливаются.

Нами, также К. А. Амиргазиевым (1966) и В. П. Боженко (1948) в конце апреля найдено малозначительное количество личинок этого подвида во временных, отлично прогреваемых водоемах. Общее развитие личинок на юге, юго-востоке и западе Казахстана отмечается в первой-второй декаде мая. Связано это, как уже указывалось, с повторным затоплением мест выплода в более северных частях и широким вешним паводком рек в южных.

Высота паводка и соответственно площадь затопления мест выплода играют для этого подвида главное значение. Так, в 1962 г. вешний паводок в мае на Сыр-Дарье (100 км ниже Чардары) был умеренным, а число выплодившихся комаров малозначительным. На последующий год уровень воды намного поднялся, площадь временных водоемов возросла в 7—8 раз и количество развивающихся личинок возросло до 17 тыс. на 1 м2. Схожее явление было отмечено и в бассейне Либо в 1963 и 1964 гг. Разъясняется оно ярусностью кладок по профилю водоема.

1-ые, более бессчетные кладки выполняются еще в период достаточно огромного уровня воды на более высочайшие ярусы, следующие — в низкие участки высыхающего водоема и последние, малозначительные по количеству, — только на мокрое дно высохшего водоема. Потому количество выплодившихся личинок следующих генераций находится в зависимости от уровня воды и площади следующего затопления.

Так как непрерывный выплод вследствие откладки яиц около уреза воды ограничен, количество следующих генераций и их численность определяются частотой и высотой следующих разливов. На юге, юго-востоке и западе Казахстана, обычно, бывает очередное поколение этого вида, связанное с летними паводками пустынных рек и нагонными ветрами на северном побережье Каспия. В годы с малозначительными паводками численность первой генерации бывает ничтожно мала, а выплод 2-ой не отмечается совершенно.

На севере Казахстана личинки последних стадий обнаруживаются в первых числах июля в водоемах, пересохших после вешнего снеготаяния и вторично затопленных дождевыми водами. Развитие 2-ой генерации отмечено в конце июля — начале августа (Прыгунова, 1966).

На юге Алтая личинки последних стадий отловлены посреди июля на высоте 1300—1400 м н. у. м. во временном открытом водоеме, образованном затоком талых вод. Так как на таковой высоте это 1-ое затопление, то остается представить, что выплод личинок произошел из прошлогодней кладки, которая испытала действие температуры и сухости прошедшим летом.

Сезонный ход численности в других частях Казахстана соответствует фенологии личинок. На юге, юго-востоке и западе республики маленькое число выплодившихся имаго может быть найдено сначала мая. Основной выплод происходит в конце мая — начале июня (зависимо от погодных критерий местности). Численность выплодившихся комаров может достигать колоссальных цифр. 21 мая 1963 г., в пойме Сыр-Дарьи за 100 взмахов энтомологического сачка в сумеречное время отловлено 3275 экземпляров. Следующий выплод, наблюдаемый обычно в конце июля — начале августа, уже не настолько многочислен и зависимо от гидрологического режима подвержен огромным колебаниям. В годы с теплым и дождливым летом по численности нападающих этот вид занимает третье место после Ае. с. caspius и Cx. modestus, а в определенные периоды даже доминирует над ними. В такое время активность самок за счет сближенных по времени 2-ух выплодов держится на высочайшем уровне с июня до середины августа. Последние особи отлавливаются в конце августа — начале сентября.

На севере Казахстана 1-ые окрыленные особи возникают сначала июля. Численность первой генерации малозначительна. Выплод 2-ой генерации, численно превосходивший первую в 12 раз, отмечался сначала августа, а наибольший лёт — в третьей декаде этого месяца (Прыгунова, 1966). Соответствует описанному сезонная активность вида в горных частях бассейна Либо на высоте 2000 м н. у. м.

Длительность предимагинального развития превосходит таковую Ае. с. caspius. При 16—17° развитие затягивается до 34 дней (Шленова, 1952). В критериях Казахстана при 23—29° оно завершается в 15—16 дней. Такое же время затрачивалось на предимаги-нальное развитие в естественных критериях дельты Волги (Мончад-ский, 1956). Гонотрофический цикл при 23—29° продолжается 4—6 дней. Количество откладываемых в лабораторных критериях яиц не превосходит 120, но почаще бывает в границах 50—60 штук. Период эмбрионального развития при 23—29е продолжается 8—9 дней. При испытании на солевыносливость выплаживание и предстоящее развитие личинок происходило только в 1—2% растворе NaCl. Может быть, этим и определяются особенности откладки яиц около уреза воды, уровень которого всегда подымается по мере поступления пресной воды, что защищает яичка от попадания в значительную солевую концентрацию.

Нами роение отмечалось исключительно в вечернее время, хотя А. С. Мончадский (1951) следил его и в утренние часы. Местом роения в большинстве случаев служат открытые участки посреди зарослей, а ориентиром — проезжая дорога либо какой-нибудь приметный предмет. Комары клубятся в неисчислимом количестве на высоте 1,5—2 м. Посреди основной массы самцов и самок Ае. v. vexans встречаются единичные экземпляры Ае. с. caspius. Как и все другие представители рода Aedes, этот вид зимует в фазе яичка.

Дневной ход активности соответствует обыкновенному. Основная масса нападающих приходится на утренние и вечерние часы. Утренний пик начинается в период рассвета и завершается через 1 — 1,5 час после восхода солнца. Вечерний пик начинается за 45—90.чин до захода и длится до глубочайших сумерек. В светлые лунные ночи активность понижается, но не прекращается совершенно. Самую большую злость самки проявляют перед восходом солнца и сразу после него. В дневное время нападают исключительно в зарослях и то в малозначительных количествах. Далековато от мест выплода и густых укрытий не улетают.

Местами дневок служат различные растительные заросли и естественные убежища (пещеры, расщелины в горах, колодцы). П. А. Петрищева (1962) обнаруживала самок в убежищах кабанов и джейранов, норах барсуков, волков, шакалов, степных кошек, дикобразов, песчанок, сусликов, хомяков, крыс, ежей, гнездах щурок, сычей, стрижей и ласточек, мы к тому же — в гнездах ворон.

Подвид, предпочитающий одичавших и домашних питомцев, но охотно нападающий и на человека. Часто залетает в поселки. Больше всего нападает на домашних питомцев.

Вероятный переносчик вирусов энцефалита Сан-Луи, западного и восточного конских энцефаломиелитов, лимфоцитарного хорио-менингита (Chamberlain, 1958; Глущенко, Гуцевич, Дудкина, 1957). В критериях Казахстана Ае. vexans оказался способным передавать возбудителя туляремии (Олсуфьев, 1938).

Добавить комментарий