TwitterFacebookPinterestGoogle+

Были старого бродяги

Что было в камышах. Глава 15

Ночь была из числа тех, что помнятся всю жизнь, хотя и достаточно одинаковая. Я жег костер, дремал, приходил в себя от дрожи, позже опять жег костер, придремывая и подрагивая. Камыши свивал в плотные жгуты, так они подольше пылают и дают больше жару. Один раз с одичавшей вялости совершенно было уснул, и кровать моя занялась, но…

Читать дальше

Охота на Пелыме. Глава 4

Не знаю, может, Петя со своим другом готовы были всю свою жизнь пересказать, и не один раз. Они так и гласили: живите здесь, сколько желаете. Но нам необходимо было поторапливаться, хоть у меня и подрагивали еще колени от беспомощности. В 2-ух зимовьях на сибаритство да болезнь вылетела целая неделя, а мы только чуточку откусили от…

Читать дальше

Страсти на Мологе. Глава 7

И вправду скоро завершилось все, и прегадко, на северном берегу третьего озера, куда мы выгребли по Тихомандрице к вечеру не помню какого денька. Оттуда уже были видны дальние трубы электростанции на южном берегу, слышен отдаленный шум стальной дороги; по берегам посиживали редчайшие рыбаки либо болтались на озерной глади на резиновых лодчонках, а кто и на…

Читать дальше

Закон – тайга. Глава 21

И еще четыре денька прошли в параллельном восхождении – Капказ на собственной стороне речки, я на собственной. Скоро я увидел, что из-за стычки с медведем у меня развился нервный тик: пробираясь тайгой, я стал каждые пару минут оглядываться, глядеть, не крадется ли за мной Владелец. Я кое-где читал либо слышал, что такое бывает с летчиками-истребителями…

Читать дальше

Что было в камышах. Глава 16

Разбудило меня солнышко. Около земли ветер не чувствовался, и я даже взмок немного. Тело было неприятно липкое, настроение отвратительное, во всем теле ломота да болячки. Было надо что-то делать. Я разделся и полез в холоднющую воду, растирая кожу песочком, по-собачьи порыкивая. Длительно не выдержал, но освежился серьезно, аж дух взмыл неизвестно куда. Позже я зажег…

Читать дальше

Охота на Пелыме. Глава 5

Я поглазел вослед уходящим за поворот лодкам, перевел взор на Изу, растянул губки в резиновой ухмылке. Но ее на такую дешевку не приобретешь за деньги, так что я бросил хорохориться и больше отмалчивался, прижимаясь к правому берегу, скользя под нависающими над водой деревьями и лихорадочно выискивая, где бы пристать и перекантоваться, пока эта история чем-нибудь…

Читать дальше

Вверх и вниз по Дурной Горе

Горы – как жизнь: калечат и вылечивают. Смысл жизни появляется ниоткуда, густеет в одной точке, кое-где над верхушкой, как будто там – ангелы, гурии и золотое сияние. Хотя какие в пятую точку гурии – холод, ветер и туман внизу, даже вида не будет. Все сияние снутри. Веселая такая вялость и возвышенно-сладкая пустота в эпигастральной области,…

Читать дальше

Закон – тайга. Глава 3

Урки скоро отяжелели от водки и пищи и растянулись на потеплевшем песке переваривать, не снимая ни телогреек, ни сапог. Перед этим они связали мне руки за спиной кусочком веревки, отысканным в лодке. Я слушал их ненавистный храп, а глуповатое воображение отрисовывало все то, что я должен был сделать, но что сейчас уже никак нельзя было…

Читать дальше

Что было в камышах. Глава 17

Про последующий денек и говорить особо нечего. Ну, шел и шел. Падал на колени, отдыхал, позже снова шел. Из мыслей помню одну, но твердо: жизнь – штука конечная. Финитная, как в арифметике. И время от времени этот предел приближается прямо впритирку. Это должно было принять. Приятного в этом не достаточно, но, пожалуй, полезно – приводит…

Читать дальше

Пилигрим на Волге. Глава 2

Начнем, пожалуй, так: был теплый, солнечный, тихий, а в остальном необычно отвратительный денек. Я смотался в Москву, а там издатель, которому я перевел роман, слинял неизвестно куда, не расплатившись за два прошлых. Комсомольские работнички, в гробину их душу. Бизнес по-русски. Страна, похоже, катилась ко всем чертям – с залетом в штатскую войну. Возлюбленная тоже слиняла…

Читать дальше