TwitterFacebookPinterestGoogle+

Правильная организация движения

Сейчас побеседуем о том, как верно идти в походе. Вопреки воззрению многих, это тоже нужно уметь.

Вот несколько практических советов. Во время движения не рекомендуется петь. Образ туриста, забавно шагающего с ранцем и распевающего задористую песенку, сотворен людьми, совершенно не знающими туризма. Реальный турист никогда не запоет на ходу. Песня сбивает дыхание, и потому сходу 100новится тяжелее идти.

Как же именитые туристические песни? Их поют вечерком у костра, когда все дела окончены, торопиться некуда и есть время тихо посидеть, поглядеть на звезды, на парящие в мглу искры, помечтать, попеть.

Не следует третировать привалами. Очень нередко молодые туристы, выйдя в поход, идут 3—4 часа без остановки и в результате заблаговременно выбиваются из сил. Недлинные десятиминутные привалы неотклонимы во время дневного перехода, даже если ребятам кажется, что они совершенно не утомились. Взрослые туристы обычно делают такие привалы каждый час: 50 минут идут, 10 минут отдыхают. Молодым туристам, в особенности новичкам, можно делать их и почаще, минут через 40—45, а если очень тяжело идти, то на первых порах даже через каждые полчаса. Такие недлинные привалы берегут силы, и турист без особенного труда может быть в движении 8—9 часов.

Десятиминутные привалы должны на сто процентов использоваться для отдыха. Неприемлимо в это время затевать возню и беготню, даже если молодые туристы ощущают себя бодро. Бороться с вялостью необходимо не тогда, когда она пришла, а до её пришествия.

Кроме очередных десятиминутных привалов, на первом переходе через 15 минут после выхода рекомендуется внеочередной маленький привал. За эти 15 минут обычно выясняется, что у кого-нибудь в группе либо неловко уложен ранец, либо трет ногу башмак, либо нужно снять свитер, так как горячо идти. Одним словом, этот привал нужен для устранения мелких дефектов в экипировке.

Нужно смотреть и за темпом движения. Это очень принципиально. Ничто, пожалуй, так не выматывает туриста, как «рваный», неравномерный темп, когда направляющий то плетется еле-еле, то вдруг делает рывок, а позже снова сбавляет темп. Идти необходимо по способности с одной скоростью, разве что, выходя с бивака, можно пару минут двигаться медлительнее, чем обычно, чтоб втянуться в обычный темп равномерно, и потом перед остановкой на привал нужно за 3—5 минут начать равномерно снижать темп, чтоб перевести сердечко и легкие на более размеренный режим работы.

Не нужно мыслить, что можно отдыхать на ходу, замедляя движение на какое-то время. Если группа очень утомилась, лучше сделать внеочередной привал, чем перебегать на неравномерный темп. Потому 1-ое требование к направляющему — уметь держать ровненький темп.

Если в походе очень нежелателен неравномерный темп движения, то уж совершенно недопустим бег. Меж тем молодые туристы, отстав по некий причине от группы, время от времени пробуют догнать идущих впереди товарищей бегом. Еще ужаснее, когда кто-то пробует набрать цветов либо ягод по ходу движения и, чтоб не отстать, по много раз догоняет группу бегом. Если в пути попадается клубничная поляна либо усеянный цветами луг, лучше попросить управляющего сделать Маленький привал. Управляющий всегда согласится на таковой привал, если нет каких-либо очень весомых обстоятельств против этого.

Нельзя растягивать строй группы во время перехода. Неизредка можно созидать, как группа из 10—15 человек растягивается на километр и больше: те, кто сильнее, ушли вперед, кто послабее — безвыходно отстали, ребята бредут группами по 2—3 человека, направляющие не лицезреют замыкающих. Такая растянутая, разорвавшаяся группа фактически неуправляема. В далеком походе это может привести к злосчастным случаям. Ну и в воскресном походе так может кто-либо отстать, отбиться от группы, после этого придется вести поиски и весь маршрут будет сорван. Нужно держать в голове туристический закон: группа в движении приравнивается на слабейших. Меж тем многие молодые туристы, отправляясь в поход, убеждены, что здесь как на соревнованиях: сильные должны «выкладываться», чтоб задавать неплохой темп, а слабенькие — что есть силы тянуться за ними. В походе это приведет только к разрыву группы, на управление которой уходит столько времени, что ускорением движения наисильнейших это не возмещается.

Но как быть, если один человек задерживает всю группу? Бросить его, естественно, нельзя. В последующий поход его лучше не брать. Нужно предложить ему потренироваться, если он слаб, а если он мог, но не желал вынудить себя идти резвее, то он и сам не пойдет больше в поход. В последующий раз управляющий внимательнее отнесется к комплектованию собственного походного отряда.

Не нужно забывать и о таком методе уравнивания сил в группе, как разная загрузка ранцев. Правда, прибегая к этой мере, управляющий должен соблюдать наивысшую тактичность. Очень нередко ребята, оказавшиеся слабее собственных товарищей, протестуют при попытках забрать у их часть груза из-за того, что управляющий, отдавая свое распоряжение, каким-то образом задел их самолюбие. Нельзя забывать, что в подростковом и юношеском возрасте ребята имеют повышенную чувствительность: человека в этот период жизни могут больно задевать такие вещи, которые в дальнейшем ему самому станут казаться мелочами. Потому, если управляющий лицезреет, что в группе появились отстающие, не нужно торопиться отдавать приказ, чтоб разгрузить их. Нужно помыслить о том, как провести перераспределение груза, чтоб это не смотрелось нарочитым подчеркиванием чьейто беспомощности. Лучше будет, если у более слабеньких ребят не просто возьмут часть груза, а обменяют томные вещи на более легкие, но большие. Пусть со стороны их ранцы не смотрятся пустыми. Хорошо, если перераспределением груза будут окутаны не только лишь очевидные «слабаки», да и один-двое из ребят средней силы. Тогда легче представить дело так, как будто перераспределение груза вызвано какими-то другими соображениями. В последнем случае, такие деяния лучше мотивировать необходимостью загрузить наисильнейших, чтоб они не рвались вперед.

В неких случаях для уменьшения вялости бывает полезно дать человеку несколько кусков сахару. Сахар — быстроусвояемый углевод. Питательные вещества начинают поступать мускулам практически через пару минут. Бывалые путешественники перед сложным переходом очень нередко берут в кармашек по несколько кусков сахару. Этот обычай хорошо бы усвоить также и молодым туристам.

В походе совершенно не индифферентно, кто за кем идет. Чтоб вся группа во время перехода держала темп по более слабеньким товарищам, их обычно, ставят в голову колонны, сходу после направляющего. Идя сзади, сильные ребята не отстанут от группы, а направляющему удобнее поддерживать темп, если он имеет тех, за кем ему нужно смотреть, рядом с собой.

Разрыв группы во время перехода может получиться не только лишь из-за неравенства сил, но время от времени из-за ошибок, которые допускает направляющий. Вот одна из их, пожалуй, наиболее обычная. Группа подходит к какому-то препятствию. Это может быть завал, ручей с переброшенным бревном, упавшейке дерево, овраг. Не всегда это препятствие может быть, сложным либо небезопасным, но хоть какое такое препятствие замедлит движение. Пока направляющий перебирается через него, вся группа стоит сзади и волей-неволей ожидает. Если направляющий, после того как преодолеет препятствие, здесь же продолжает идти в прежнем собственном темпе, запамятывая, что остальным тоже требуется время на преодоление препятствия, то группа неизбежно разорвется. 1-ые несколько человек обычно успевают «поднажать» и догнать направляющего, а вот идущие сзади сразу оказываются далековато отставшими.

Вот еще одна обычная ошибка направляющих, правда, менее бросающаяся в глаза. Как уже говорилось, перед остановкой на маленький десятиминутный привал, нужно начать постепенно снижать темп. Это дает возможность более слабеньким участникам подтянуться, чтоб перед остановкой на привал весь отряд представлял собой одну малогабаритную группу. Неопытный направляющий поступает по другому. Зная, что подходит время привала, он намечает впереди комфортное место для отдыха и последние полкилометра идет со всей скоростью, на какую он только способен, имитируя финальный рывок спортсмена на беговой дорожке. Кроме того что такие рывки с последующей неожиданной остановкой никак не полезны для самого направляющего и тех молодых туристов, кто поддержит его рывок, происходит еще последующее. Ребята послабее немедля оказываются далековато сзади. Вид быстро уходящих вперед товарищей действует на их угнетающе. Вялость начинает казаться непреоборимой, и их темп движения еще больше замедляется. В итоге к месту привала они приходят на 3— 5 минут позднее других. Эти минутки они находятся в движении, в то время как их более сильные товарищи отдыхают. Меж тем ровно через 10 минут после финиша передовой группы раздается команда на выход. Выходит, что наиболее слабенькие участники похода, больше других нуждающиеся в отдыхе, систематически получают для отдыха на 30—50% меньше времени, чем другие ребята. Вялость наращивается быстро, отставание слабеньких от других товарищей увеличивается, в походной колонне возникает разрыв, который тяжело устранить. Потому направляющий должен не только лишь поддерживать ровненький темп, да и смотреть за группой, чаще оглядываться вспять, не допускать образования разрывов.

Поручить направляющему выбор пути можно только тогда, когда он умеет отлично ориентироваться и верно вести группу. Если же он неплохой ходок, но ориентируется на местности слабо, то в группе выделяется к тому же ведущий, который идет с компасом и с картой сходу за направляющим, указывая ему направление движения. Ослабевшие либо более вялые участники похода ставятся тогда после него.

Не считая, того, в колонне непременно назначается замыкающий. В большинстве случаев это 2-ой по силе и опытности турист в группе. У него в ранце обычно находятся аптечка и ремонтный набор, он всегда должен быть готовым оказать нужную помощь. А основная его задачка — держать в поле зрения всю группу и не допускать, чтоб кто-либо оставался сзади него. Конкретно он отвечает за то, чтоб никто не отстал и не потерялся.

Вот сейчас мы подошли еще к одному туристическому правилу. Группа должна двигаться в определенном порядке, а не в том, который получится случаем. Некорректно поступают те молодые туристы, которые решают: пусть все идут, кто как хочет. Успеху похода это не содействует. Необходимо заблаговременно поразмыслить, кто из ребят лучше управится с обязательствами направляющего и замыкающего, а до выхода на маршрут объявить это для всей группы. Во время перехода нужно создавать перестановки в группе, если кто-либо начинает тяжело идти.

В учебном походе перестановки в группе создают к тому же с учебными целями, чтоб потренировать ребят в роли направляющего, ведущего, замыкающего, чтоб дать им ощутить, как идется в голове походной колонны, посреди, в хвосте.

А что все-таки делает во время перехода управляющий группы?

Основная его задачка — обеспечить общий порядок в движущейся по маршруту группе. Потому он может взять на себя всякую полезную для группы обязанность. Обычно почему-либо считают, что управляющий должен во время перехода кооперировать роли направляющего и ведущего. Но это совершенно не обязательно. Часто бывает, к примеру, что в качестве управляющего похода идет школьный учитель, который ориентируется на местности и держит темп ужаснее, чем ребята, имеющие значки и разряды по туризму. Тогда он назначает из их числа и ведущего, и направляющего, часто замыкающего, а сам идет где-нибудь посреди колонны.

Вот еще несколько нужных советов. Во время перехода рекомендуется смотреть за временем по часам. Сначала, это необходимо для того, чтоб точно соблюдать периодичность десятиминутных привалов. Идеальнее всего это поручить направляющему либо ведущему. Но лучше, чтоб на первых порах контроль за временем производил не один, а два человека: молодые туристы, как уже говорилось выше, сначала денька нередко запамятывают о необходимости делать привалы. Кроме этого, контроль за временем позволяет по количеству изготовленных переходов судить о пройденном расстоянии. Привычка смотреть за временем и соотносить его с пройденным расстоянием равномерно приводит к выработке чувства, темпа движения, которое в свою очередь значительно помогает человеку в ориентировании на местности, о чем уже шла речь выше. И в конце концов, смотреть за временем нужно для того, чтоб максимально использовать для отдыха десятиминутные привалы, Дело в том, что полноценность этого отдыха зависит не только от своевременности привалов, да и почти во всем от правильности выбора места для их. Другой раз имеет смысл приостановиться на пару минут ранее, чем предполагалось, либо, наоборот, пройти мало подольше, чтоб отыскать не плохое место для отдыха. Глупо, к примеру, в горячий летний денек останавливать группу на привал в открытом месте под палящими лучами солнца. После такового «отдыха» участники группы только раскиснут, станут вялыми и идти станет сложнее. В прохладное время года основным требованием к месту привала является его защищенность от ветра. Летом в жару, напротив, ветерок желателен, но, главное, нужно, чтоб была тень. А вот наличие воды, вопреки воззрению многих начинающих путешественников, совершенно не непременно и, более того, обычно не нужно. Почему так, будет сказано ниже.

Все это означает, что во время перехода необходимо учесть время еще одного привала и заблаговременно прикидывать, где лучше приостановить группу на отдых.

Потому не случаем хронометраж движения по маршруту становится все более пользующимся популярностью не только лишь посреди детских, да и посреди взрослых групп, а в неких случаях его требуют прикладывать к отчету о походе. Имея таковой хронометраж, просто оценить тактическую грамотность группы.

При движении по лесу необходимо бояться ветвей деревьев и кустарника. В туристических справочниках и руководствах время от времени дается рекомендация отводить ветки в стороны, придерживать их руками, чтоб не стукнуть идущего сзади товарища. Рекомендация эта на практике неосуществима. Ведь, для того чтобы придержать ветку, нужно на какое-то мгновение задержаться. Несложно представить для себя, с какой скоростью будет двигаться группа, если все будут задерживаться около каждой ветки, чтоб придержать ее хотя бы на пару секунд. Потому в группе новичков не рекомендуется придерживать ветки, лучше, если идущий сзади возьмет неопасную дистанцию. По мере же скопления походного опыта нужно производить у себя привычку верно отводить ветки. Ветку, которая перегораживает тропу, необходимо пригнуть вниз к земле, оставив ее у себя под локтем. В данном случае ей придаются колебания в вертикальной плоскости, что для идущего сзади совсем неопасно.

В очень густом кустарнике либо подлеске бывает полезно, защищая глаза, выставить руку локтем вперед. При всем этом ладонь кладут на голову, вроде бы поправляя волосы, но локоть не оставляют с боковой стороны, а разворачивают вперед. Не следует пробовать прикрывать глаза ладонью — этим можно лишить себя обзора, тогда как выставленный вперед локоть не мешает видеть.

Не нужно прыгать, если можно перескочить. В походе туристу достаточно нередко бывает необходимо перейти через лежащее дерево, завал из нескольких валежин и т. п. Молодые туристы в данном случае обычно стараются их перепрыгнуть либо, в последнем случае, наступить, а позже и спрыгнуть. Опытнейший турист стремится по способности избежать прыжков. Ведь древесный ствол либо валежина возможно окажутся подгнившими, при прыжке можно случаем зацепиться за какой-либо сучок либо поскользнуться.

Все это может привести к падению, а падение с ранцем, в особенности томным,— вещь малоприятная.

Руки рекомендуется оставлять свободными. Об этом уже говорилось в разделе, где шла речь об укладке ранца. Турист, у которого свободны руки, при потере равновесия и падении вперед падает на руки, а тот, у кого руки заняты, падает на землю лицом.

Не следует без последней необходимости прибегать к устройству переправ через водные преграды. К огорчению, в справочниках и руководствах, адресованных молодым туристам, нередко содержатся описания разных переправ, которые используются опытнейшеми туристами в далеких и сложных походах, — таджикским методом, с шестом, при помощи веревок, различные методы устройства кладей и даже переправы на маленьких плотах. Но применение таких методов дает неплохой эффект тогда, когда происходит под управлением человека, уверенно владеющего ими. Новенькие, в первый раз знакомящиеся с переправами, обычно, совершают разные ошибки. Короткие описания, приводимые в справочниках и руководствах, не содержат и не могут содержать разбора таких ошибок. У начинающего туриста появляется мировоззрение, что переправа — дело максимально обычное. Возникает желание пользоваться обозначенным в книжке советом, заместо того чтоб издержать минут 20—30 на поиски моста, лавы либо клади, применяемой местным популяцией.

Молодым туристам изредка приходится путешествовать по глухим местам, где устройство переправы своими средствами является единственным методом преодоления аква преграды. Потому, выйдя к сколько-либо значимой реке, лучше, сначала, пошевелить мозгами, где в этом районе могут быть переправы через речку, наведенные местными жителями. Если недалеко показываются крыши деревни либо отдельные домики, необходимо направляться туда, там практически наверняка имеется переправа. Если повдоль реки либо на неком расстоянии от нее проходит несколько троп можно некое время пройти повдоль реки, пока не попадется тропа, убегающая вниз, к воде: почти всегда она приводит к переправе. Если речка не в особенности велика, можно пользоваться бродом. 1-ый признак брода — тропинки либо колея дороги, спускающиеся к воде и имеющие продолжение на обратном берегу. Можно попробовать отыскать брод и самостоятельно. Находить его следует на широких участках реки, где разлившаяся, вода обычно не бывает глубочайшей. Необходимо помнить, что направление брода изредка бывает прямым — по кратчайшему расстоянию от берега к берегу. Еще почаще приходится пересекать реку наискось. При всем этом находить продолжение пути нужно не на ощупь, а следя за водой. Там, где вода светлее, там находятся маленькие места. Рябь на поверхности воды — тоже признак маленького места. Нрав берегов тоже может дать подсказку направление брода: у крутого берега река глубже, у пологого — мельче.

Если речка глубочайшая, но узенькая, то для переправы, можно использовать лежащие поперек нее деревья, те, которые находятся невысоко над водой. Переправляясь по такому дереву, комфортно использовать для опоры шест. Деревья, которые зависли высоко над водой, лучше не использовать. И еще принципиально задержать в голове: пока один человек передвигается по бревну, другой не должен вступать на него.

Для переправ через довольно огромные водные пространства время от времени приходится прибегать к лодкам, применяемым местным популяцией. Категорически воспрещается воспользоваться старенькыми полузатопленными лодками, которые другой раз стоят у берега. При виде таковой лодки у молодых туристов достаточно нередко возникает идея — откачать из нее воду, заткнуть либо забить дырки и переправиться. Последствия таковой переправы могут быть самыми печальными.

Точно так же не стоит рассчитывать на переправу через речку вплавь. Даже при самом подходящем финале таковой переправы навряд ли получится доставить на другой сберегал ранцы. Все произнесенное относилось к переправам через равнинные речки средней полосы страны. Ну, а если молодым туристам предстоит отправиться в путешествие, где может показаться необходимость в переправе через массивные и резвые реки (на Кавказе, на Алтае и т. д.), где необходимо быть готовыми использовать переправы, используемые взрослыми туристами в сложных условиях? Тогда необходимо отыскать опытнейшего туриста либо альпиниста и под его управлением кропотливо отрабатывать компанию таких переправ: здесь нужен конкретно опытнейший человек, а не юноша, побывавший один раз в горах и имеющий значок «Альпинист СССР», считающий, что он знает переправы поэтому, что слышал о их на теоретических упражнениях и лицезрел, как их наводят старшие товарищи.

Что еще можно порекомендовать туристу, отправляющемуся в один из собственных первых походов? Во время движения либо на десятиминутном привале нельзя пить воду. Чем больше воды будет выпито, тем тяжелее станет идти позже, а жажда при всем этом не уменьшится. Чувство жажды появляется у туриста не из-за потери воды, выходящей с позже из организма, а из-за обильного выделения солей. Вспомните, каким соленым кажется пот, если он попадает на губки, как он разъедает глаза. Все это из-за высокой концентрации в нем солей. В обыкновенной воде солей содержится существенно меньше, потому для восстановления нарушенного солевого равновесия ее пришлось бы испить очень много. Вот почему в походе сколько ни пей — жажда не проходит: ведь с водой в организм поступает существенно меньше солей, чем ушло с позже. А идти при всем этом оказывается тяжело: человек обливается позже, сбивается дыхание, растет нагрузка на сердечко.

Потому рекомендуется сделать последующее. Съесть утром чего-нибудть соленое: сухую воблу, селедку, кусочек хлеба, посыпанный солью, — либо даже просто проглотить щепоточку соли. Позже необходимо напиться жаркого чая до утоления жажды и больше позже не пить. В последнем случае, если во рту очень сухо, можно прополоскать его водой.

При возникновении жажды самое тяжелое — удержаться от питья в 1-ое время. Далее будет легче. И напротив, если не удержаться сходу, далее будет очень тяжело. Бывает, что, сделав несколько глотков из фляжки, турист позже не может тормознуть и пьет без конца: в деревне, у колодца — прямо из ведра, в лесу, у ручья — лежа, припав к воде и не способен оторваться от нее. Можно ручаться, что к концу денька он будет совсем измученным. Следует держать в голове: напившись с утра, не нужно пить до обеденного привала деньком, а если его не будет, то лучше потерпеть и вторую половину денька — до вечера. Меж иным, вот поэтому не стоит устраивать десятиминутные привалы поблизости воды. Очень уж велик в данном случае соблазн напиться. Там, где опытнейший турист ограничится тем, что промоет лицо и руки, прополощет рот, кто-либо из молодых туристов наверняка будет пить воду, делая вид, что он только полощет рот.

На обеденном привале тоже не нужно сходу набрасываться на воду. Идеальнее всего подождать, пока будет готов чай, компот либо чего-нибудть в этом роде. Если ожидать очень длительно, то, во всяком случае, не следует пить тотчас, как группа стала на бивак. Турист еще разгорячен ходьбой и выпьет еще больше воды, чем ему по сути необходимо. И еще: никогда не нужно пить залпом, без отрыва. Лучше пить малеханькими глотками, как будто пробуя вкус напитка. До того как проглотить воду, необходимо прополоскать ею рот. Меж глотками необходимо делать маленькие паузы. Если пить не торопясь, то можно утолить жажду совершенно маленьким количеством воды.

Следует избегать переходов по жаре: не говоря уже о способности термических ударов, такие переходы очень изнуряют хоть какого человека. Очень нередко молодые туристы с утра длительно дремлют, позже медлительно собираются и в итоге только часов в десять выходят в путь. В конечном итоге переход приходится на самые горячие часы. Еще лучше вставать пораньше, часов в 5—6 утра, стремительно собраться и сделать переход по утреннему холодку. А деньком, когда выпекает солнце, устроить трех-четырехчасовой привал, где-нибудь у воды, искупаться, не спеша сварить обед, если нужно — отоспаться в тени. Поближе к вечеру, когда спадет зной, можно опять тронуться в путь и стать на бивак часов в 8 вечера. Таковой распорядок денька позволяет сохранить силы и в то же время пройти необходимое количество км в самые жаркие деньки.

Не нужно забывать, что в походе (во всяком случае, 1-ое время) ребятам необходимо будет приблизительно на час больше сна, чем дома. По другому, даже если в 1-ые деньки это неприметно, равномерно начнет скапливаться вялость, турист ворачивается из похода не отдохнувшим, а измотанным. Такие походы никому не необходимы. Необходимо держать в голове и другое: нельзя позволять для себя ради быстроты устанавливать бивак кое-как. Только неплохой, глубокий сон обеспечивает полное восстановление сил, а означает, нужно все сделать, чтоб спалось комфортно. По этой же причине следует сразу условиться: со словом «отбой» в палатке наступает тишь. А то другой раз в первый раз попавшие в поход ребята под воздействием ярчайших и необыкновенных воспоминаний чуть ли не до полуночи ведут дискуссии, мешая заснуть тем, кто утомился больше их. Где уж здесь гласить о настоящем отдыхе!

Лучше добиваться от молодых туристов осмысленности собственных действий в походе. Всем понятно известное суворовское выражение, что каждый вояка. должен осознавать собственный маневр. Полностью это относится и к туристическим походам. Потому очень полезно бывает до выхода издержать 10 минут на то, чтоб объяснить участникам похода, что подразумевается сделать за нынешний денек, показать маршрут по карте, объявить, кто будет направляющим, замыкающим, ведущим, в каком порядке будут следовать другие и т. д.

Настолько же полезно провести у вечернего костра получасовой разбор прошедшего денька. В однодневном походе разбор можно провести на станции в ожидании поезда либо даже в вагоне по пути домой. Начинать разбор идеальнее всего руководителю либо тому из участников, кто был ведущим. Он сначала напоминает о том, что предполагалось сделать за нынешний денек и оценивает, в какой мере удалось намеченное воплотить, что содействовало, что мешало достижению цели, что отлично, а что плохо делали участники похода. Позже по очереди высказываются все туристы. Их внимание должно быть заострено преимущественно на увиденных недочетах.

Негативные черты похода на первых порах замечаются ребятами легче, чем положительные. Правильные решения в походе тотчас кажутся так естественными и само собой Разумеющимися, что необходимо владеть известным опытом, чтоб оценить лежащий за ними расчет, узкую оценку обстановки либо высшую туристическую грамотность. Напротив, неверные решения оказываются довольно явными. Потому когда сначала ребята затрудняются вести разбор, не зная, о чем гласить, следует наталкивать их идея конкретно на имевшиеся недочеты. Принципиально начать мыслить над происходящим и высказывать вслух свои суждения. Пусть пока они будут односторонними. Со временем все встанет на свои места. Заканчивает разбор снова же управляющий либо ведущий, разъясняя поднятые на разборе вопросы.

Такие разборы — очень полезное дело, в особенности в учебных походах. Зная, что вечерком придется высказываться, ребята начинают мыслить над происходящим в течение денька, рассматривать обстановку и принятые в этой обстановке решения, оценивать собственные деяния и деяния собственных товарищей. Значение этого тяжело переоценить.

В конце концов, никакими книжками либо инструкциями невозможно предугадать все определенные ситуации, складывающиеся в походе. В конечном счете, туристу приходится принимать решения самому, а для этого необходимо научиться мыслить в походе. Каждодневные разборы тут являются одним из самых действенных средств.

Огромное значение имеют разборы и в деле установления неплохой, благожелательной атмосферы в группе. Много горячих споров, перепалок, обоюдных обвинений и обид руководитель может предупредить, если с самого начала установит точный порядок — все претензии друг к другу высказываются вечерком, на разборе. А до вечера есть время «отступить» от нахлынувшего аффекта, критически отнестись к собственной позиции, в некоторых случаях узреть рациональное начало в позиции собственного оппонента либо осознать, что принуждает его стоять на занятой позиции, в конце концов, просто поразмыслить, стоит предмет спора, обсуждения.

Естественно, ведя разбор, управляющий должен сохранять управление им в собственных руках. По другому этот разбор просто может перейти в пустую перебранку либо в вечер обмена впечатлениями. Пусть молодые туристы высказываются на разборе коротко. Лучше не допускать выступлений, повторяющих уже произнесенное, но в то же время нужно, чтоб по спорным вопросам каждый высказал свое мировоззрение. Не надо позволять, чтоб выступающего перебивали репликами, возражениями, вопросами. Пусть каждый высказывается тогда, когда до Него дойдет очередь. Если желающий сделать возражение уже высказывался ранее, можно, прервав его, пообещать обещать, когда все выскажутся по одному разу, и обсуждение будет продолжено, а тем временем поразмыслить, стоит концентрировать всеобщее внимание на поднятом вопросе. Если нет, разъяснить в 2-ух словах, почему нецелесообразно продолжать далее обсуждение этого вопроса, и обязательно дать в заключительном слове свое аргументированное решение по возникшему спору.

Очевидно, не в каждом походе следует устраивать разбор. В бессчетной группе разбор, обычно, неэффективен. Он просит очень много времени. Нередко заместо откровенного разговора он преобразуется в некоторое формальное мероприятие. Нет смысла проводить разбор в конце похода, который является единичным явлением в жизни школы. Но если приходится работать с определенной группой ребят повсевременно, то разборы дают сильно много.

И еще несколько замечаний. Не принято во время перехода обгонять товарища, в особенности если группа идет ровно. Обычно в походе туристы движутся цепочкой, в колонне по одному. Если кому-то нужно пройти в голову колонны, делается маленькая остановка, и участники похода, оказавшиеся впереди, делают шаг в сторону с тропы, освобождая дорогу тому, кто должен пройти вперед. Не принято также выходить из колонны и пристраиваться к кому-либо из участников с боковой стороны и чуток сзади, как это почему-либо обожают делать молодые туристы. Идущему в колонне товарищу начинает казаться, что его желают опередить, и это вынуждает его к спешке при обходе луж, упавших деревьев и т. д. — одним словом, к серии маленьких, практически неприметных для глаза рывков, и притом в тех местах, где нужна чуток большая, чем обычно, бдительность и осторожность. Если почему-то требуется обойти идущего впереди, нужно просто попросить, чтобы он пропустил вперед, а не пробовать обгонять на ходу.

Не надо двигаться по лесу с кликом, смехом, свистом, включенными транзисторными приемниками. Тишь способствует настоящему отдыху. Не нужно тащить с собой в лес городские шумы, не нужно воспроизводить их там. Следует учитывать и то, что посреди общего гвалта тяжело управлять группой. Ведущий может не услышать замыкающего, если тот просит задержать группу. Часть группы может не услышать распоряжения управляющего группы либо ведущего, которым приходится довольно тяжело, если каждый раз нужно стараться перекричать общий шум. В конце концов, гулкая группа лишает себя многих интересных встреч — с лосями, зайцами, белками и другими обитателями леса. По той же причине у туристов принято, укладывая ранец, добиваться, чтоб на ходу ничто снутри его не гремело, не бряцало.

Нехорошо оставлять после себя надписи на горах, на стенах старенькых монастырей, вырезать свои фамилии на деревьях и т. п. Многие начинающие туристы, к огорчению, так делают. Обидно и больно бывает глядеть на обезображенный аршинными знаками монумент старины либо утес, видимый издалека.

Меж тем у туристов существует неплохой обычай, заимствованный из практики альпинизма. Альпинисты, поднявшись на верхушку либо перевал, оставляют записку в туре — небольшой пирамиде, которую они складывают из лежащих поблизости камешков. За ранее записку закладывают в пустую консервную банку, время от времени еще заворачивают в целлофан либо полиэтилен, чтоб предохранить от деяния воды. Туристы, путешествующие в горах, поступают таким же образом. Туристы-таежники в большинстве случаев оставляют банку с запиской на месте бивака, уплотняя ее в развилке костровой рогулины. Время от времени делают на рогулине либо поперечной перекладине кострища длиннющий затес и пишут на нем, что нужно (заместо записки). Время от времени совместно с запиской оставляют небольшой подарок — несколько конфет, плитку шоколада либо еще чего-нибудть. В записке обычно указывается, что за группа была в этом месте и когда, по какому маршруту следует, что подразумевает делать далее. А ниже приводится полный состав группы, и следуют подписи всех участников либо только управляющего.

Покидая привал, необходимо непременно оглядеть место — не осталось ли позабытых вещей. Молодые туристы отличаются поразительной способностью разбрасывать свои вещи, терять их. Особенно нередко запамятывают почему-либо топоры. Идеальнее всего место привала оглядеть замыкающему руководителю либо обоим вместе, но, во всяком случае, должно быть определено, кто конкретно должен это сделать. По другому возможно окажется, что они, понадеявшись друг на друга, оставят место привала без осмотра.

И последнее. Что у туристов не принято хныкать и раскисать при встреченных трудностях — знают все. А вот если у тебя чего-нибудть случилось, и об этом должен знать управляющий похода, молодые туристы тотчас и не подозревают. Порезав руку, они стараются рубить дрова одной рукою, заместо того, чтоб обменяться работой с кем-то из товарищей. Растянув связки голеностопа, они молчат об этом, и на последующий денек нога распухает так, что идти становится нереально. Может, в чьих-то очах таковой человек и смотрится героем, но общее дело от этого только мучается. А его-то реальный турист всегда ставит на 1-ое место.

Добавить комментарий