TwitterFacebookPinterestGoogle+

Ядовитые животные

Посреди океанских просторов, в прибрежной зоне, посреди скал, в тихих лагунах коралловых атоллов и болотистых зарослях мангров встречается много ядовитых рыб, рептилий, медуз, моллюсков, представляющих в той либо другой степени опасность для человека. Встреча с ними нередко бывает внезапной, а последствия очень суровыми.

Ядовитые медузы.

Это вышло на 5-ый денек опыта в океане. К 12 часам денька жизнь в шлюпке становилась невыносимой. Единственным спасением от жгучих лучей солнца была вода. Правда, о купании нечего было и помышлять, потому что рядом со шлюпкой кружили акулы, но, зачерпывая пригоршни воды, мы то и дело устраивали для себя небольшой освежающий душ. Герман Лебедев, перегнувшись через борт, набрал в ладошки воду, но вдруг отдернул руку и откинулся на банку. На его предплечье расплылось багряное пятно, в центре которого вываливали маленькие пузырьки, как будто от ожога крапивой.

— Ой, — пробормотал он, испуганно потирая руку.

Мы кинулись к борту. На сине-голубой поверхности воды тихо покачивались фиолетово-розовые шары, похожие на мыльные пузыри. Это были физалии — медузы сифо-нофоры (Сифонофоры — особенная группа кишечнополостных животных, ведущая плавающий стиль жизни и состоящая из сросшихся в одну колонию полипов).

Меж тем Герману становилось все ужаснее. Краснота и опухоль поползли наверх, перебежали на плечо. Боль окутала грудные мускулы. Стало тяжело дышать. Пульс участился, стал прерывающимся. Он стонал, охал, конвульсивно глотая воздух. Здесь уж мы забеспокоились не на шуточку. В ход был пущен весь арсенал средств антигистаминных, болеутоляющих, сердечных. Руку обильно помыли, не жалея пресной воды, обработали спиртом. Боль начала затихать, а через полтора часа совершенно пропала. И только колоритная краснота еще напоминала о пережитом приключении.

Физалия (Physalia aretusa), доставившая нам столько волнений, — необычное создание, получившее заглавие свое по имени доктора Мари Физаликс, которая открыла ее и обрисовала. Это целая колония полипов, выполняющих разные . На плаву ее поддерживает округлый плавательный пузырь — пневматофор до 20 — 30 см длиной и 8-10 см шириной, заполненный газовой консистенцией, состоящей из 12 — 15% кислорода, 1,18% аргона и азота.

Пузырь — непростой гидростатический аппарат, изменяющий зависимо от критерий собственный удельный вес. Стоит усилиться волнению, как стенки-гребни немедля сокращаются, избыток газа выдавливается, и физалия, как будто подводная лодка, идет на погружение. Как наступает затишье, особенные железистые клеточки заполняют опустевшие емкости газом, и сифонофора вновь всплывает, сверкая на солнце голубыми, фиолетовыми и пурпуровыми красками. Эта колоритная раскраска и послужила предпосылкой, по которой физалию окрестили (португальские мореплаватели, обычно, ярко раскрашивали свои каравеллы)…

Любопытно, что форма пузыря у физалий, живущих в северном и южном полушариях, различна, и они никогда не встречаются на . Эта особенность помогает сифонофоре противостоять силе вращения Земли, силе Кориолиса, и обеспечивает сифонофорам движение на лево, а — на право, являя очередной броский пример естественного отбора.

Трубчатый нежно-голубой полип отвечает за пищеварение физалии, другой полип ведает размножением, а длинноватые, достигающие 30 м щупальца-арканчики, унизанные пузырьками стрекательных клеток-нематоцист, обеспечивают колонию питанием и защищают от неприятеля. Каждый пузырек заполнен жидкостью, содержащей яды. Снутри нематоциста свернута спиралью зазубренная стрекательная нить, и стоит прикоснуться к щупальцам, как нить, распрямившись, вонзается в тело жертвы отравленной стрелой.

Яд физалий припоминает по собственному нервно-паралитическому действию яд кобры. Введение даже маленький дозы яда под кожу лабораторным животным — морским свинкам, собакам, голубям — оказывалось для их смертельным. Он необыкновенно стоек к высушиванию и замораживанию, и щупальца сифонофоры, пролежавшие в течение 6 лет в холодильнике, отлично сохранили свои токсические характеристики. Вобщем, далековато не все морские животные настолько чувствительны к яду физалии. Так, рыбка номеус (Nomeus gronovi), без ужаса шныряющая меж суровыми щупальцами, переносит без последствий инъекцию порции яда, одной десятой которой хватило бы, чтоб умертвить крупную рыбу. А плотоядный моллюск гляукус (Glaucus), схожий на голубую ветку необычного растения, поедает физалию, не страшась ее яда.

Но для человека яд сифонофоры очень небезопасен. Описаны случаи смерти людей после широких ожогов, нанесенных ее стрекательным аппаратом.

, это был ужасный сокрушительный залп стрекательных батарей физалии. Через пару минут кисти рук оказались парализованными. Щемящая боль распространилась на лимфатические узлы под мышками. Кожа на кистях посинела, вздулась и заблестела. Сразу начали ощущаться сильные рези в желудке, приступы удушья, судороги. В течение часа они повторились два раза. Боль стала стихать через два часа, а потом все явления пропали>.

В прибрежных водах Филиппин и Английской Колумбии, у берегов Стране восходящего солнца и Сахалина встречается другая ядовитая гидроидная медуза — гонионема (Gonionemus vertens Agassiz). Через прозрачную ткань ее малеханького, всего 17 — 40 мм в поперечнике, колокола, по бокам которого свешивается 60 — 80 щупалец, видны четыре коричнево-красных круговых канала, образующих крест. За этот типичный набросок обитатели Приморья и Сахалина и именуют ее .

Гонионема избегает открытого моря, предпочитая густые заросли морской травки зостеры.

В первый раз картина отравления была тщательно описана в 20-х годах медиком А.Э.Бари. Обычно прикосновение щупалец медузы вызывает резкую боль, напоминающую боль от ожога. Кожа багровеет и покрывается маленькими белоснежными пузырьками.

Явления общей интоксикации появляются сразу после стрекания либо через 15 — 20 минут. Возникает чувство удушья (в особенности затруднен выдох), боли в пояснице, в суставах конечностей. Немеют пальцы. Пострадавшие сетуют на одышку, стеснение в груди. Острый период продолжается 4 — 5 суток, а потом явления идут на убыль и исчезают без каких-то последствий.

Но в особенности небезопасна для человека совсем прозрачная, а поэтому неприметная в воде маленькая медуза (поперечник ее колокола менее 45 мм) — морская оса (Hiro-nex Fleckeri). Яд ее так токсичен, что, ослабленный в 10 000 раз, убивает морскую свинку через 10 секунд после инъекции (Внимание! Морская оса, 1968). Человек, ужаленный морской осой, часто гибнет через пару минут от паралича дыхания.

В конце 60-х годов австралийский ученый Р.Джордж, изучавший небезопасных морских животных тропических морей, опубликовал любознательные данные о причинах смерти людей в австралийских водах. Оказалось, что морская оса имеет на собственном счету еще больше жертв, чем самая плотоядная из акул. Исключительно в 1944 г. у берегов Австралии было записанно 100 смертных случаев, виновником которых была морская оса. Более токсичен яд кубомедузы — хиропсалмус (Chiropsalmus quadrigatus Haeckel), встречающейся в водах Южных морей.

Яд медуз очень сложен по собственной природе и разнонаправлен по действию. В его состав входят: тетрамин, вызывающий паралич нервных окончаний; талассин, поражающий систему кровоснабжения; конгестин, владеющий анафилактическим действием, повышающий чувствительность организма к остальным компонентам яда и влияющий на дыхательный центр, и, в конце концов, гипнотоксин, воздействующий на центральную нервную систему, вызывающий оцепенение и сонливость.

Наименее небезопасными, хотя довольно болезненными, оказываются ожоги, вызванные актиниями и кораллами, яд которых содержит тетрамин. — так обрисовывает ожог кораллом Чарлз Дарвин.

В особенности болезненны ожоги, вызванные жгучим кораллом (Millepora alcicornis Linneus) — неверным кораллом, встречающимся посреди коралловых зарослей Красноватого и Карибского морей, в Тихом и Индийском океанах. Часто после на коже образуются длительно не заживающие язвы.

Добавить комментарий