TwitterFacebookPinterestGoogle+

Серьёзная инструкция по медведям (часть 2)

Неважно какая охота всегда небезопасна. Даже если вы стреляете зайцев из под гончей собаки, вы не застрахованы от существования кретина, который пустит вам в спину дробовой заряд, приняв вас спьяну за сохатого.
Что все-таки тогда гласить об охоте на медведя? Охоте, опаснее которой может быть только охота на другое животное, так схожее на нашего героя повадками, манерой и даже питанием. Я, естественно, имею в виду охоту на человека.
Бурый медведь — наилучший боец посреди животных.
Большее количество несчастий и увечий, причиняемых медведями людям происходит конкретно на охоте. Правда, если поглядеть на все очами медведя, то их количество будет еще более — но схожий взор не принят посреди людей, тем паче, посреди охотников. От всех других конфликтных ситуаций, эта отличается тем, что на конфронтацию с таким, непременно небезопасным зверьком, человек идет сам, добровольно, создавая конфликтную ситуацию собствеными руками. Все другие конфликты появляются вследствие случайного стечения событий, идиотических человечьих действий либо из-за брутального нрава самого зверька. Человек же, идущий убивать медведя, должен держать в голове, что и сам может быть убитым.
Считаться с этим нужно не только лишь поэтому, что чувство самозащиты, развитое у хоть какого живого существа — от мыши до кита, имеется и у бурого медведя. И не только лишь поэтому, что медведь, как хоть какой хищник — будь то ласка либо леопард, обладает брутальным нравом. Да и поэтому, что у медведя ВСЕГДА, в какой-бы безнадежной ситуации он не находился, остается ШАНС НА ВЫИГРЫШ В ПОЕДИНКЕ С ЧЕЛОВЕКОМ.
Эти «характеристики неприятеля» выработаны у медведя всей его жизнью. Ей мы уже уделили довольно места в прошлых главах.
Держать в голове это надлежит каждому охотнику.
Держать в голове и знать, что ни сверхсовременное снаряжение, ни мощнейшее орудие, ни разрывные, владеющие дьявольской энергией, пули не дают преимуществ перед заложенной с рождения и натренированной в ежесекундной актуальной борьбе ловкостью, реакцией, чутьем, умением примениться к обстановке, словом тем всеобъятным комплексом актуальных реакций, что выработан в «черном зверьке» самой природой.
Бурый медведь обладает неописуемой живучестью, это самый «крепкий на рану», выражаясь охотничьим языком, зверек посреди нашей фауны. Ни олень, ни лось, ни горный баран, ни большие кошки — а именно, тигр, не могут сравниться с ним в этом качестве. Известны случаи совсем неописуемых ранений этого зверька, после которых медведь пробегал сотки метров, ломая все попорядку, убивал людей и только после чего сам падал мертвым.
Естественно, большая часть охот на бурого медведя завершаются полностью, можно сказать, даже, по-бытовому, неиндивидуально. А конкретно — охотники с медведем даже не встречаются. Не только лишь злосчастных случаев, даже острых моментов в их не настолько не мало.
Но даже когда дело доходит до выстрелов, это не означает, что охота в один миг стала небезопасной. Это естественно — уровень безопасности цивилизованных охот увеличивается год от года. Не считая того, маленькие медведи — а они и составляют огромную часть добычи охотников, «идут на Вы» в исключительных случаях. Ну и вообщем, свойства зверька появляются обычно исключительно в раненном виде. Как гласит пословица — «Не зацепишь — не узнаешь». А медведь, убитый наповал первым выстрелом, как понятно, не штурмует…
Но если 1-ый выстрел не отдал ожидаемого результата… «15 августа 1975 года геологосъемочный отряд под управлением А.А.Терещенко повстречал в маршруте бурого медведя. Зверек двигался параллельно отряду по обратной стороне ручья на расстоянии около 150 м.
А.А.Терещенко 3-мя выстрелами из карабина ранил медведя и он скрылся в зарослях. Так как 30 патронов, положенные геологу на сезон были уже израсходованы, то А.А.Терещенко взял двуствольное ружье 16 калибра и пошел к месту, где скрылся медведь.
Разгневанный зверек выскочил из зарослей и ринулся на охотника.
А.А.Терещенко успел выстрелить из обоих стволов, но уничтожить зверька ему не удалось. Зверек стукнул геолога фронтальными лапами, подмял под себя и нанес ему бессчетные раны, приведшие к погибели. Все следующие пробы отыскать медведя положительных результатов не дали».
Охотник Н. в итоге патологического невыполнения плана в том совхозе, где ему довелось работать, был откомандирован на ловлю рыбы.
Рыбалка, на которой ему довелось работать, была местом обычного паломничества бурых медведей со всей окрестности.
Охотник Н. гордо заявил, что он охотник, а не рыбак и перед всей бригадой взял на себя обязательство извести медвежью поруха.
Короткая ревизия арсенала бригады навела его, но, на печальные размышления. Этот арсенал состоял из 2-ух однозарядных мелкокалиберных винтовок, заржавелой двустволки 16 калибра и устаревшего охотничьего карабина 8,2. Последний можно было бы считать полностью действенным орудием борьбы, если б не одно событие — патронов к нему не было и в бригаде его по традиции заряжали обоймой от трехлинейного кавалерийского карабина. Естественно, что стрелять из него никто уже не рисковал.
Но рвение высвободить бригаду от медвежьего гнета было, все же, очень велико и охотник Н., выпив водки, решил пользоваться конкретно этим карабином.
Ввечеру он занял позицию в коптильне, около которой, по рыбацкому обычаю, были свалены рыбьи потроха, и принялся ожидать медведей. Медведи в особенности ожидать себя не принудили — чуть смерклось, большой зверек подошел к коптильне с той стороны, где отсутствовали окна и откуда Н. не мог следить происходящего.
Но Н. услышал сопенье и чавканье зверька, помыслил, что может на слух довольно отлично найти его место в пространстве и выстрелил дважды через узкую стенку строения.
Медведь с ревом кинулся на слабое сооружение, в каком посиживал охотник Н. и оно повалилось. Потом рассвирепевший хищник вскочил на груду обломков и пару раз протанцевал на ней и засыпанном ей охотнику Н. медвежью джигу. Потом зверек, видимо, решил что акт мести свершен до конца и удалился в кустики. Крови на его следах не было.
«И отлично что я в него не попал — говаривал впоследствие в сердцах охотник Н., — а то что бы он со мной тогда сделал?»
ЗАПОМНИТЕ! Раненный медведь — один из немногих животных, которые, будучи подстреленными, могут перейти к «партизанским» действиям.
Потому, все без исключения медведи — подранки должны отсреливаться самими охотниками либо органами муниципального охотнадзора и поиски их должны вестись до момента их обнаружения, либо до того времени, пока охотинспекция не получит каких-то других подтверждений их безопасности. Охотник, оставляющий подраненного медведя и не оповещающий об этом местное население и госохотинспекцию, совершает грех.
Еще есть одна опасность на медвежьей охоте: ее, обычно, недооценивают новенькие, но уверяю, она нисколечко не меньше той, которая исходит от раненого медведя. Помните, что за вашей спиной находится вооруженный человек!

На картинах из старенькых охотничьих книжек, гравюрах, посвященных медвежьей охоте, в иллюстрациях фаворитных журналов очень нередко можно повстречать последующую незатейливую композицию: поднявшийся на дыбы медведь надвигается на решительного, в большинстве случаев бородатого, человека. А тот, зависимо от описываемого сюжета, стреляет в упор из ружья, ширяет рогатиной, колет ножиком…
Не дай боже когда-нибудь человеку, знакомому с схожими описаниями и рисунками самому подвергнуться нападению бурого медведя.
Правда, пытаясь отпугнуть и направить в бегство собственного противника медведь часто подымается на задние лапы. У ученых такая стратегия силового шантажа именуется демонстративной. Зверек выработал несколько разных вариантов этих нападений, которые, на самом деле, являются «психологическими атаками». Это могут быть хаотичные недлинные выпады и прыжки на одном месте, сопровождаемые «звуковым оформлением» — сухим, кашляющим рыком либо рявканьем. Еще медведь делает так именуемые неверные выпады — вроде тех, что мы смотрим у больших ленивых псов, отгоняющих от миски собственных малеханьких братьев. Медведь резко берет с места, позже замирает, а фронтальные лапы звучно и нередко барабанят по земле. Таким макаром зверек делает иллюзию начала быстрого броска. Видимо, подразумевая, что продолжения этого представления объект нападения глядеть уже не будет…
Бывает, кое-чем обеспокоенный зверек начинает хаотично прыгать на одном месте, время от времени становится на задние лапы, при всем этом звучно ревет — приблизительно так, как работает на холостом ходу пущенный на полную мощность бензиновый двигатель. Замечу также, что громкость этого рокочущего громкого рева не находится в зависимости от размеров испускающего его зверька. Даже маленький медведь может закатить так сильную руладу, что если вам не посчастливилось увидать самого зверька (было мрачно) то вы сможете до конца жизни остаться при убеждении, что судьба свела вас с «самым классным» медведем из всех существовавших.
С таким же устрашающим ревом подымаются раздраженные большие животные. Тогда они и занимают ставшую хрестоматийной позицию «разгневанного медведя» — на задних лапах во весь рост, рожа злостно оскалена, лапы приподняты, когти растопырены… Но, в большинстве случаев, приняв такое положение, медведь вдруг «перебрасывается» через плечо, и с треском исчезает в кустиках, которые только-только находились у него за спиной…
Правда, такая встреча может окончиться и реальным нападением.
Очередной тип психологических атак смотрится, на 1-ый взор, как нападение реальное. Досмотреть его до конца могут только люди с очень крепкими нервишками. И добавим к тому же — невооруженные.
«Иду я с охоты, как вдруг из-за ближайших кустов стланика — бурый медведь. И кидается ко мне. Не сказать, чтоб большой, да и не небольшой. Так — средний. Ринулся быстро, с рыком, уши прижаты, харя растопырена — все по-настоящему. Сорвал карабин, дернул затвор — патрон и перекосило. Жутко, так как. Так и стою — как солдатик, карабин у плеча, затвор вперед жму, медведь на меня летит. Секунда либо две прошло. И здесь, впритирку от меня, он, как вездеход, одной стороной собственной затормозил. Да так, что корму внесло, юзом пошел, как машина. Чуть меня не коснулся. Повернул под прямым углом и пропал в кустиках. На том месте, где он затормозил, борозды остались — как тормозной след. Измерил расстояние от него до того места, где сам стоял. Полтора карабина уложилось. Всего.»
Добавим: рука бы не дрогнула, лег бы патрон в патронник — уложил бы мой компаньон медведя наповал и добавился бы в картотеке случай «неспровоцированного нападения». Уложил бы наверное. И был бы прав. Со всех точек зрения: закона и людской. Разве какой-либо толстовец бы не одобрил. Под черепную коробку зверьку не заглянешь — как знать, может, идея отвернуть его посетила в самую последнюю минутку? И расстояние в «полтора карабина» — естественно, не такое, на которое можно подпускать к для себя плотоядного, и непременно, небезопасного зверька, тем паче, при атаке.
Потеряй он на секунду самообладание и побеги, предсказать конец этой истории было бы очень не тяжело. Тем, что не тронулся с места, охотник, вероятнее всего выручил для себя жизнь.
Реальное нападение медведя не имеет ничего общего с его изображающими аляповатыми, лубочными картинами. На самом деле оно не так красиво, и…во много раз более жутко. Человек, вынесший пресс медвежьей атаки, не забудет ее до конца жизни.
Медведь в нападение ни при каких обстоятельствах не идет на задних лапах. Он может подняться на 2-ух ногах в момент перед видном — для того, чтоб лучше сориентироваться в обстановке, оглядеться. Зрение-то у него нехорошее. Но в момент броска он опять опускается на четыре точки, собирается в комок и большущими прыжками, чуть ли не в три метра, устремляется вперед.
Шерсть на клыкастой башке стоит стоймя, отчего рожа кажется растопыренной, обширнее вдвое, уши плотно прижаты к черепу, зубы оскалены. Сам зверек припоминает темный огромный шар, несущийся вперед большими упругими скачками.
На каждом прыжке медведь издает звучный рыкающий звук — что-то вроде кашля либо выдоха. Кажется, что это механически выходит воздух при складывании большого тела в прыжке.
При виде нападающего медведя, по очень меткому выражению, «ноги сами бежать желают». На воплощение всех желаний, в том числе, желания бежать, остается сильно мало времени. Медведь обычно кидается с недлинного расстояния, и тех секунд, которые он отпускает человеку, чуть остается, чтоб сделать один прицельный выстрел. При условии, что он, даже вооруженный, не побежит. Побежавший человек практически наверняка обречен.
Потому: 1. При нападении медведя ни в коем случае нельзя проявлять наружных признаков ужаса. Если вблизи нет надежных укрытий либо убежищ, нужно повстречать опасность стоя, лицом к лицу.
ПОМНИТЕ! До самого последнего момента остается надежда, что медведь повернет в сторону!
Как это было описано в прошлом случае. Надежда довольно крепкая. По последней мере, людей, которые пережили таким макаром нападение медведя живыми и невредимыми все-же больше, ежели тех, кто спасался от медведя бегством и остался цел.
Зверьку еще легче совладать с напуганной добычей, добычей убегающей, чем с противником, готовым к обороне. А противник, не желающий удирать к ней готов! Вот что всосано каждым медведем с молоком мамы! С самых первых охот каменного века медведи помнят: если человек бездвижно выжидает момент, означает, тут что-то не то. И зверек поворачивает.
К АТАКУЮЩЕМУ Зверьку НЕЛЬЗЯ ПОВОРАЧИВАТЬСЯ СПИНОЙ! ВЫДЕРЖКА И ХЛАДНОКРОВИЕ Выручат ВАШУ ЖИЗНЬ!
Кстати, существует возможность, что несчастных секунд, отпущенных медведем хватит на то, чтоб взобраться на дерево. Это, непременно, выход. Нужно увидеть, что огромные медведи по деревьям не лазают. Но это не устраняет от другой угрозы: по-настоящему большой медведь может сокрушить недостаточно толстое либо крепкое дерево. Потому, если рядом с вами есть несколько деревьев, выбирайте самое толстое из их. Тонкое медведь либо сломает либо раскачает до таковой степени, что человек сам свалится оттуда. А такие случаи время от времени происходят.
А именно, работник геологоразведки Г. работал на обнажении в удалении от полевого стана. Когда он решил уйти на обед, то оставил в кустиках ранец, а в нем — кобуру с пистолетом. Когда он шел по тропе посреди кедрового стланика, на него ринулся медведь. Г. побежал, а потом забрался на слабое дерево. Медведь пригнул дерево к земле, умертвил сопротивлявшегося человека и съел его.
Для того, кто скептически усмехнулся, прочитав прошлые строчки: медведь на рывке развивает скорость до 70 км/ч. УБЕЖАТЬ ОТ ДОГОНЯЮЩЕГО МЕДВЕДЯ Нереально!
Может быть, при реальном нападении медведя, зверька может смутить звучный вопль человека. Стоящего бездвижно человека! Известны случаи, когда медведи прекращали атаку, если человек (снова же, тихо стоящий человек) стрелял в их из мелкокалиберной винтовки либо ракетницы, жег фальшфейер. Но понятно и довольно много случаев, когда схожая самодеятельность не помогала, быстрее напротив… Еще больше шансов, если при наличии ненадежного орудия никаких действий по отношению к зверьку не решать. Это точнее. Зверек может ужаснуться, а может разъяриться еще более.
Говорю специально для не переведшихся любителей мелкокалиберных винтовок: стрелять в медведя можно только из того орудия, которое обладает способностью Приостановить Зверька НА МЕСТЕ. И еще добавлю: ни для 1-го человека, взявшегося за систему охотиться на медведя с мелкокалиберной винтовкой, это занятие неплохим не кончалось. Если кто-нибудь утверждает оборотное — он либо околпачат, либо лгун. Байки на данную тему — самая страшная разновидность охотничьего фольклора — они вводят в заблуждение неискушенных людей. Понятно много случаев, когда медведей убивали из винтовок калибра 5,6 с патроном кольцевого воспламенения — но, это конкретно те исключения, которые подтверждают правило.
Если медведь желает напугать вас, то его самого по большей части, можно отпугнуть любым обычным методом: кликом, голосом, «словом», либо, выстрелом.
Не запамятовывайте: первым движением после выстрела нужно перезарядить орудие и быть готовому, что медведь нападет на вас опять!
Наверняка, он все-же не нападет. Скорее всего, он после выстрела растворится в лесном воздухе, как это могут одни только медведи. Но в любом случае после предупредительного выстрела очень лучше иметь очередной (само мало) выстрел в припасе. Бывало, когда подобные мероприятия по отпугиванию зверька не давали действенного результата, а время от времени и просто вызывали (либо провоцировали) нападение.
В конечном счете, каждое столкновение с одичавшим зверьком индивидуален и нереально дать некоторый абсолютный рецепт защиты людей от медведей. Решение приходится принимать обычно по принципу: «Каждый за себя, Бог за всех». Экологическая грамотность находящихся в схожей ситуации людей служит сама по для себя определенной защитой от брутальных проявлений со стороны животных. И то, что я тут пробую поведать о медведях, надеюсь, поможет вам избежать встречи с ним и не задевать «владельца тайги».
Естественно, я не стану утверждать, что сами по для себя познания биологии животных каким-то чудодейственным образом уберегут вас от нападений одичавших животных, как «Отче наш» выручает от черта.
Но всем содержанием этой маленький книги мне охото дать осознать людям, что нельзя решать никаких поступков, в особенности тех, что могут принести вред другим живым созданиям, под воздействием мгновенного гнева, ужаса либо другого сильного чувства. Я, безусловно, не имею в виду отдельные случаи из нашей жизни, когда все точки над «и» расставлены и людская жизнь находится в зависимости от верного мгновенного прицела и жесткой руки.
В большей части узнаваемых примеров встреч и столкновений меж людьми и медведями на таежных тропах, животные и люди имеют возможность благополучно разойтись в различные стороны. Стоит только «нашей», людской стороне не поддаться моментальному чувству ужаса, гнева либо некий непонятной обиды. И только, если столкновение безизбежно, и жизни людской грозит бесспорная опасность, вправе заговорить орудие.
Самые нередкие повреждения, которые медведь имеет привычку наносить попавшему в его лапы человеку — это скальпирование, перелом шейных позвонков, укусы конечностей и повреждения мягеньких тканей животика. В большинстве случаев медведь сбивает стоящую либо убегающую жертву ударом по голове либо шейке: обычно, при всем этом снимается скальп либо ломается хребет. О неописуемой силе медвежьих лап я уже гласил.
Попавший в объятья медведя человек не должен давать способности зверьку зацепиться за тело и конечности. Сначала следует сберегать голову. Звучно орите! Будьте размеренны, медведю это в любом случае неприятно! Клики могут напугать зверька и привлечь внимание людей. А вдруг у кого нибудь из их будет ружье!
Ружье может быть и у вашего напарника.Тогда вам стоит держать в голове, что попасть он может не только лишь в медведя, да и в вас. Это тяжело, но пытайтесь, чтоб он получил возможность выстрелить в медведя так, чтоб не зацепить вас пулей.
Прекращать всякие пробы сопротивления в надежде на то, что медведь растеряет энтузиазм к собственной жертве и бросит ее, можно только после того, как вы использовали все средства самозащиты. Случаи такового рода обширно известны, но рассчитывать на это, очутившись в лапах медведя нельзя — шансы очень малы.
Если вдруг на медведя что-то отыскало, он бросил переставшую сопротивляться жертву, и на 1-ый взор, закончил обращать на нее внимание, ни при каких обстоятельствах не начинайте сходу шевелиться. По способности, подождите, пока ваш истязатель уберется подальше и только тогда торопитесь к наиблежайшим людям.
Не ужас, а аккуратность, почтение к чужой для нас, хотя, может и непонятной жизни, и не в последнюю очередь — познание биологии и повадок зверька сумеет уберечь человека от нападения бурого медведя.
Находясь в лесу, нужно почаще вспоминать, кто тут владелец. Народная мудрость утверждает, что медведь. А владельца нужно не страшиться, а уважать.

В самом начале предлагаемой вашему вниманию книжки уже говорилось о том, что отношения человека с живой природой вообщем и с одичавшими животными а именно, нельзя строить по другому, как исходя из простых экологических познаний. И неважно какая аннотация, любые правила должны в базе собственной иметь тот определенный набор сведений, без которого нереально верно строить свое поведение в рассматриваемой ситуации — проявление злости зверька по отношению к человеку.
Но как нереально предугадать каждый определенный случай, складывающийся , обычно, из сложного течения независящих событий, так нельзя дать единый рецепт либо сводку рецептов по данному вопросу. Советы, вынесенные ниже, повторюсь, нельзя рассматривать как некоторую панацею, абсолютную гарантию от злосчастного варианта при нападении зверька, но свести возможность конфликтной ситуации до какого-то минимума, они, непременно, посодействуют.
1. Нельзя создавать вокруг населенных пт, баз и лагерей, полевых партий, отрядов, туристических групп, на привалах и маршрутах помоек, свалок, складов пищевых отбросов, содействующих концентрации животных рядом с человеком. Делему эту не может решить даже захоронение органических остатков на значимой глубине, потому что медведи, владея отлично развитым чутьем, просто их обнаруживают и раскапывают. Пищевые отходы рекомендуется вывозить (в случае невозможности их утилизации) на существенное расстояние от жилища, место свалки должно быть верно обозначено знаками, и о нем должны быть предупреждены местные обитатели. В случае невозможности организовать вывозку своими силами либо силами близкорасположенных поселков и организаций, пищевые отбросы должны уничтожаться: сжигаться либо топиться.
2. Нельзя хранить продовольствие и съестные запасы в местах, просто доступных для разграбления, как то: в неохраняемых полотняных палатках, мешках и ящиках под открытым небом. Упаковка должна исключать легкий доступ к содержимому: в лучшей степени для нее подходят стальные бочки из-под горючего с вырубленными днищами, которые потом прикручиваются проволокой и ящики из крепких досок, окантованные стальной лентой.
Хранить продовольствие идеальнее всего в специально оборудованных складах либо на лабазах, места хранения идеальнее всего обносить оградой из колющейся проволоки, проводимой на расстоянии 10, 70 и 150см над землей, меж первым и вторым рядом рекомендуется пустить свободную спираль, касающуюся земли. Такое огораживание очень накрепко гарантирует от проникания бурого медведя за его пределы.
Ни в коем случае НЕЛЬЗЯ ОСТАВЛЯТЬ В Округах Человечьих ЖИЛИЩ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ В ДОСТУПНОМ ДЛЯ Одичавших Животных ВИДЕ! ЭТО СМЕРТЕЛЬНО Небезопасно! ЧИСТОТА И ОТСУТСТВИЕ ПОМОЕК УБЕРЕЖЕТ ВАШ ЛАГЕРЬ ОТ ВИЗИТА БУРОГО МЕДВЕДЯ!
3. Присутствие в лагере собак, не боящихся присутствия зверька, владеющих злостной реакцией в значимой степени поможет обезопасить его от возникновения бурого медведя в его конкретных округах. Ни при каких обстоятельствах нельзя использовать для охраны баз, лагерей и биваков комнатных и декоративных собак. Идеальнее всего использовать для целей охраны от бурых медведей лаек и германских овчарок.
4. Во время маршрутов рекомендуется держаться в большей степени открытых мест и редколесий, где приближение зверька можно увидеть заранее и принять нужные меры для отпугивания либо обезопасить себя другим методом от вероятного нападения. Следует избегать долгого продвижения через густые заросли кедрового стланика, ольховника и ивняка в местах вероятной концентрации медведей.
5. Ни в коем случае НЕЛЬЗЯ ПРИБЛИЖАТЬСЯ К ОСТАНКАМ ПАВШИХ ЖИВОТНЫХ, МАССАМ СНУЛОЙ РЫБЫ И ДРУГИМ ЕСТЕСТВЕННЫМ ПРИВАДАМ, ЯВЛЯЮЩИМСЯ Значимым ИСТОЧНИКОМ ЖИВОТНОЙ Еды ДЛЯ Зверька. Сначала ЭТО КАСАЕТСЯ ДОБЫЧИ САМОГО БУРОГО МЕДВЕДЯ!
ПОМНИТЕ! ПОТРЕВОЖЕННЫЙ НА ДОБЫЧЕ МЕДВЕДЬ Почти всегда Перебегает В НАПАДЕНИЕ!
6. При встречах с бурым медведем сначала, не проявляя паники (полевой работник и турист на местности Магаданской области должен держать в голове, что такая встреча может произойти в хоть какое время и в любом месте и морально быть готовым к этому) попытаться удалиться незамеченным для зверька (не обращаясь в бегство). При всем этом нужно держать в голове о том, что бурый медведь обладает необыкновенно узким чутьем, потому собственный отход нужно учесть направление ветра. Если бурый медведь увидел человека и не обратился в бегство, а напротив, проявляет любопытство, следует попробовать отогнать зверька кликом, голосом, ракетой, выстрелом в воздух.
ВНИМАНИЕ! ЕСЛИ БУРЫЙ МЕДВЕДЬ ЗАИНТЕРЕСОВАЛСЯ ВАМИ, Необходимо БЫТЬ ГОТОВЫМ ОТРАЗИТЬ ЕГО Вероятное НАПАДЕНИЕ.
7. Во избежание встреч с бурым медведем лучше во время передвижения по тайге и тундре не воспользоваться медвежьими тропами. Тропы, пробитые медведем, отличаются от всех других троп тем, что они представляют собой две параллельные цепочки ямок на расстоянии 20см друг от друга. Также следует избегать движения по берегам лососевых рек и повдоль нерестилищ в сумерки и на рассвете, также ночкой. ПОМНИТЕ! НОЧЬ — ВРЕМЯ БУРОГО МЕДВЕДЯ!
8. Если во время вешних маршрутов по снегу вы натолкнетесь на след бурого медведя, поверните назад либо постарайтесь обойти место предполагаемого нахождения зверька по открытым местам. Бурый медведь не совершает долгих переходов по глубочайшему снегу, потому встреченный след, даже довольно старенькый является неплохим индикатором его присутствия в ближайших округах.
9. Следует очень кропотливо смотреть за сроками залегания бурого медведя в берлоги. Если какое-то количество особей не легло в спячку после 15 ноября — это тревожный признак! Следует уменьшить количество выходов из лагеря, в маршрутах соблюдать наивысшую осторожность. В случае, если эти отдельные медведи не залягут до 1 декабря, следует поставить в известность органы охотнадзора.
10. При передвижении по местности, в какой обитают бурые медведи, не рекомендуется воспользоваться лошадьми, как средством передвижения. Известен ряд случаев, когда присутствие лошадок в партии завлекало к ним бурых медведей, и даже провоцировало нападения. В случае, если без внедрения лошадок нереально обойтись, следует решать наибольшие меры предосторожности, как то: применение собак для охраны лагеря, ограждение мест длительного выпаса лошадок колющейся проволокой, как это обозначено в пт первом. Неприемлимо оставлять лошадок на свободном выпасе без людского присмотра.
11. Для уменьшения вероятности нападения бурого медведя на людей во время маршрутов рекомендуется не выходить в угодья одному. Возможность брутального контакта бурого медведя с группой людей еще ниже.
12. Полевые группы нужно комплектовать карабинами под мощнейший патрон калибра более 7мм — 7,62х39; 7,62х51; 7,62х53; 8,2х64; 9х53; также охотничьими двуствольными либо самозарядными ружьями 12 калибра. Во всех случаях лучше самозарядное орудие, потому что оно позволяет сделать попорядку несколько выстрелов.
13. Нужно научить всех членов полевых отрядов и партий владению данными видами орудия, преподать правила стрельбы «на скорость» и «навскидку».
14. Помните! Выстрел — самая последняя мера во время встречи с бурым медведем. В нападающего медведя лучше всего стрелять на самом маленьком расстоянии — менее 5 метров, когда шансы промахнуться в него сводятся к минимуму. Никогда не стреляйте в голову атакующего зверька. Пытайтесь сохранять хладнокровие. Оно выручит вашу жизнь!
Добавит что-либо к уже произнесенному мною в этой книжке я могу только очень малое. Естественно, я считаю, что тупо ложить всю ответственность за злосчастные случаи, происходящие в природе на какую-то одну из сторон — на медведя либо человека. Но нужно держать в голове, что тут, на неосвоенных территориях Сибири и Дальнег Востока люди все еще находятся на фронтальном крае — фронтире людской цивилизации. И как всякий фронтальный край, этот просит от нас фактически военной выдержки, сноровки и осторожности. Борьба за существование — в нашихместах эти слова не являются пустым звуком. В книжке приведено много примеров, когда за казалось бы пустяковые оплошки люди платили жизнью.
С другой стороны человек должен держать в голове, что вторгаясь на «одичавшие земли» он автоматом воспринимает на себя ответственность за сохранение пусть не целого, но главных фрагментов природных одичавших экосистем. И большие хищники — сначала бурый медведь — являются одной из главных их частей. Глупый повсеместный полный отстрел этого зверька нельзя оправдать ничем. Любая конфликтная ситуация — единственна в собственном роде и должна рассматриваться персонально людьми на месте. Ликвидирование медведей — не средство для пресечения на корню всех и всяческих конфронтаций. По большей части их решение зависит только от нашей людской мудрости. И конечно, тот, кто пустил в ход орудие, должен быть до конца уверен в единственности такового решения.

Добавить комментарий