TwitterFacebookPinterestGoogle+

Охота на птиц в Арктике

Если не задалась охота на крупную дичь, можно попробовать добыть зверька помельче. В Арктике обширно всераспространены песцы, зайцы, а на песочных склонах берегов озер и рек водятся суслики. Все эти животные полностью применимы в еду, и на их можно охотиться при помощи самодельных силков и ловушкой. Это более обычной и доступный метод охоты, в особенности при отсутствии огнестрельного орудия либо недочете боеприпасов.
Простой силок — это обычная затягивающаяся петля-удавка, изготовленная из капроновой нити либо проволоки. Ее закрепляют свободным концом за карликовое дерево, а потом расправляют на веточках поперек животной тропы так, чтоб нижний край не касался земли. Повдоль постоянных заячьих троп можно расставлять целую цепочку таких ловушек.
Заяц-беляк встречается в тундре в зарослях кустарников, по равнинам рек. Питается растениями, потому предпочитает такие места, где ветер сдувает снег с земли. Следовая дорожка: впереди — обширно расставленные отпечатки задних лап, сзади — один за одним отпечатки фронтальных. Следы задних лап длиннее и обширнее отпечатков фронтальных, какой-то из них обычно несколько впереди другого. Заяц часто перемешивает прямой ходе петлями (идет в оборотном направлении по собственному следу либо на неком расстоянии от него), делая временами большие прыжки в сторону.
Для добывания песцов употребляют каменную «пасть». Из 4 огромных каменных плиток укладывают подобие короба, открытого с одной стороны. Перед отверстием с помощью 4 колышков крепят в виде порога неширокую и длинноватую каменную плитку. Поверх нее пропускают слегу из длинноватой тяжеленной жерди. При настораживании она подымается при помощи поперечной палочки, которая,упираясь нижним концом в каменный порог, сразу лежит на конце длинноватой палки со вдетой наживой. Один конец слеги прижимают для большей тяжести камнем. Песец, пройдя под слегу, выдергивает палку с наживой и роняет на себя слегу.
Маленькую дичь время от времени ловят прямо в норе. На берегу Ледовитого океана слой непромерзшей земли так тонок, что нора обычно очень неглубока, и часто ее можно продавить ногой. Потому нередко песцы и лисицы устраивают свои норы в полых обрубках наносного дерева либо посреди камешков. Если охотник находит зверя в норе, он расширяет отверстие топором и достает его, захватывая за шерсть расщепленной палкой, либо просто берет руками, за ранее ослепив его табачным дымом. Охота при помощи силков, петель и ловушкой эффективна только при устройстве нескольких 10-ов ловушек. Рассчитывать на удачную охоту, соорудив одну-две ловушки, глупо.
Неплохим подспорьем в обеспечении питанием возможно окажется охота на птиц. Птицы полярных широт многочисленны и многообразны, в особенности летом. Они могут стать основным источником еды.
Естественно, не все птицы владеют завидными кулинарными плюсами. К примеру, кулики и бургомистры не очень смачны, а мясо чистиков остается жестким даже после долгой варки, не считая того, у их очень густое и плотное оперение, и потому их приходится очень длительно ощипывать. А вот мясо белоснежной совы ничем не уступает куриному.
Горы арктических островов — любимое место гнездовий лю-риков. Обычно эти птицы посиживают так плотно друг к другу, что одним выстрелом можно уничтожить от 15 до 30 штук. На вкус мясо люриков потрясающе, и, вследствие сильного развития грудных мускулов, его больше, чем можно было бы ждать при таком малом размере птицы.
Многие полярные птицы питаются рыбой, потому их мясо имеет противный привкус. Таких птиц перед изготовлением лучше не только лишь ощипать, да и снять с их кожу с жиром, потом вымочить вподсоленой воде, варить около часа и после чего воду слить. Приготовленное таким макаром мясо можно поджарить, тушить либо использовать для супа.
Морских птиц можно отыскать на горах и маленьких прибрежных островах. Их гнездовья просто найти, проследив за их полетом к местам кормления и назад. Но более смачное и питательное мясо имеют одичавшие гуси и утки. Любимое место гнездовий этих птиц — речные острова, в особенности поросшие травкой. Уже убитого гуся можно использовать как неплохую приманку для других птиц. Для этого его сажают на землю, а под голову ему подставляют палочку. Парящая свора гусей еще охотнее садится около собственного собрата.

Сначала лета гуси и утки во время линьки на две-три недели утрачивают способность летать и сотками собираются на берегах водоемов, густо поросших осокой. Это время в особенности удачной охоты на птиц. При маленьком количестве гусей их выгоняют на сберегал и затравливают собаками. Для этого вокруг озера, в каком находятся гуси,
ложатся несколько человек с собаками. Один либо два охотника, плавая по озеру на лодках, выгоняют гусей на сберегал. Время от времени изгнать их бывает нелегко. В таком случае оставшихся на воде гусей приходится добивать из ружья либо, при отсутствии орудия, ударами весла. Когда гуси выйдут на сберегал, охотники, лежащие в засаде, затравливают их собаками.
Человеку, не приготовленному к схожему промыслу, вероятнее всего, придется ловить линяющих птиц руками, пробовать подбить их камнем либо палкой, полагаясь на свою расторопность и меткость. Да и в данном случае можно рассчитывать на фортуну, хотя добыча будет еще скромней.
Встретив линялого лебедя на озере, обычно стараются заморить его долгим преследованием, заставляя нередко нырять. Лебедь плохо ныряет, не считая того, благодаря белоснежному оперению, его видно и под водой. В конце концов охотник хватает его за шейку, как он выныривает.
Морская птица добывается различного рода петлями (рис. 16). Петли обычно связывают и забрасывают на длинноватой бечеве как можно далее от берега. Охота эта делается в большей степени в непогожую погоду, когда морская птица держится поближе к берегу.
При помощи петель даже в разгар зимы можно охотиться на белоснежную куропатку. Летом птица имеет буро-коричневое оперение с вкраплениями белоснежного. На покрытых обледенением островах она держится поближе к ледникам снутри побережья, где нет ни песцов, ни людей.

8 последних числах сентября куропатки возникают на прибрежных низменностях, лежащих на уровне моря. Подобно зайцам, куропатка предпочитает находиться там, где ветер сметает снег. Собственный аппетит она полностью удовлетворяет остатками мха и высохшими растениями. Часто куропатки держатся около северных оленей, используя для добычи еды раскопки, производимые ими. Зимой лапы белоснежной куропатки густо оперены, когти очень отрастают, лапы становятся широкими и птица не проваливается на снегу. В зарослях ивняка и карликовой березы нередко можно повстречать огромное количество запутанных следов этих птиц. По свежайшему следу куропаток можно разыскать на кормежке, но не на ночевке: перед тем как зарыться на ночь в снег, стайки птиц всегда делают маленький перелет на новое
место. Зимой полярная куропатка становится белоснежной, сохраняя черную расцветку лишь на перьях хвоста. Ее нежное мясо — реальный деликатес. К белоснежным куропаткам просто приблизиться, они летают парами и не очень пугливы. Их можно уничтожить камнем, из рогатки либо даже дубинкой.
Не покидает тундру зимой и белоснежная сова, всераспространенная в северной части Евразии, Северной Америки и на островах Северного Ледовитого океана. Гнезда она устраивает на береговых склонах рек и на буграх. Питается мышами и птицами. Отпечатки ее лап свойственны тем, что 4-ый палец, либо фронтальный внешний и 2-ой, либо фронтальный внутренний, размещены практически под прямым углом к друг дружке, при этом к внутреннему приближен средний, а внешний — перпендикулярен оси следовой дорожки. Когти отпечатываются слабо.

Птиц можно ловить не только лишь силками, самодельной сетью либо руками, да и на крючок с леской и приманкой.
На арктических островах, там, где размещены «птичьи базары», самой доступной едой станут яичка. Они съедобны в хоть какой стадии развития зародыша, хотя самое подходящее время для использования яиц — начало лета, когда яичка отложены, но еще не насижены. Кайра-наседка через некое время покрывает свое яичко толстым слоем помета. Этим пользуются охотники, чтоб отличить свежайшие яичка от лежалых.
Большая часть антарктических птиц откладывает яичка в ноябре. Более комфортны для сбора яиц гнезда чаек, расположенные на горизонтальных площадках верхушек скал. До гнезд кайр, люриков и чистиков добраться очень тяжело — они устраиваются на мельчайших неровностях, уступах и в расщелинах вертикальных склонов. Яичка, лежащие на недоступных участках, можно доставать при помощи сачка, изготовленного из кусочка ткани и палки длиной 2-3 метра. Если собирать яичка приходится на карнизах вертикальных скал, то лучше это делать вдвоем, используя для безопасности собирателя страховочную веревку.
Это на 1-ый взор обычная работа просит от собирателя много сил, ловкости и смелости. Ах так обрисовывает сбор яиц на «птичьем базаре» В.К. Орлов, которому в бытность радистом на одной из полярных станций довелось участвовать в заготовке этого продукта. «Когда меня в первый раз спустили на горы и я оказался на карнизе, где чуть умещалась ступня ноги, и увидел в пятидесяти метрах под собой трещиноватый лед, то мертвой цепкой вцепился в веревку, опасаясь расстаться с нею хотя бы на миг. И не запросился сразу назад только поэтому, что не желал оконфузиться, показаться трусом.
Державшим меня товарищам пришлось-таки подбодрить меня, чтоб вынудить рискнуть сделать 1-ый шаг. Но по карнизам, где кайры откладывали свои чуть ли не всех цветов радуги большие яичка, таких шагов следовало сделать тыщу. Чтоб не допускать «запара», другими словами не собирать насиженных яиц, приходилось изучить все закоулки отведенного для сбора участка, опускать в ниши, забираться под выступы горы… По мере того как жбан наполнялся яичками, он становился все увесистее, лупил по ногам при переходе с карниза на карниз, раскачивался, мешал задерживать равновесие. Я страшился ослабить веревку хотя бы на полуметра, держа ее повсевременно натянутой, из-за чего на меня нередко сыпались камешки, а напарники, державшие меня наверху, выбивались из сил…
Птицы, когда я начинал спускаться по горе, с шумом срывались всей стаей вниз, улетали неподалеку, разворачивались и, не обращая на меня внимания, спешили занять свои места. Неуклюжие в полете, тормозя при посадке взмахами крыльев, выставив вперед темные перепончатые лапы, они чуть не усаживались мне на голову, обдавая часто струями помета. Чтоб взять яичка, иногда приходилось отодвигать птиц рукою. Кайры недовольно урчали, в многоголосье создавался таковой шум, что нереально было разобрать слов моих напарников. Здесь же с истошными завываниями фланировали моевки, скупо набрасываясь на разбитые в суматохе кайриные яичка… В один прекрасный момент, прельщенный обилием яиц, я забрался в маленькую нишу. Гора выступала над ней козырьком, и натянутая туго веревка, стоило дать сигнал потянуть ее ввысь, потащила бы меня от горы. Спускаясь, я как-то не сообразил поразмыслить об этом и, только собрав яичка, сообразил, что оказался в ловушке. Я не лицезрел за козырьком собственных товарищей и не мог перемолвиться с ними словом. В отчаянии я избрал побольше веревки. Ничего другого не оставалось, как подниматься сейчас без ее помощи. Цепляясь за скользкие камешки, сделал шаг, 2-ой, 3-ий… и, холодея от кошмара, сообразил, что срываюсь. Камешки выскользнули из-под ног, я заскользил по ним вниз. Я не успел даже вскрикнуть, дать сигнал. И опамятовался только тогда, когда, дернувшись, закачался на веревке, привязанной к поясу, как паук на сети. Яичка посыпались из жбана и, разбиваясь понизу о лед, образовали большущих размеров яичницу. «Удержали», — отрадно пронеслось в голове, ибо мгновением ранее я задумывался, что то же могло случиться и со мной».
Яичка употребляют в еду в любом виде, а чтоб они не испортились, их можно засолить, укладывая в емкости, заполненные солью; при всем этом их нужно ставить острым концом вниз — так они хранятся идеальнее всего.

Добавить комментарий