TwitterFacebookPinterestGoogle+

Водообеспечение в море

Человеку, оказавшемуся на борту спасательной шлюпки в тропиках, некуда укрыться от тепла, поступающего со всех боков: с прямой солнечной радиацией, с лучами, отраженными от зеркальной глади океана, от нагретой солнцем оболочки лодки.

В борьбе с перегревом организм употребляет все защитные механизмы, и сначала потовыделительную систему, которая работает с наибольшим напряжением. Водопотери на солнце в тропической зоне океана время от времени добиваются 740-810 г/час. Но с каждой каплей теряемого пота увеличивается угроза обезвоживания. Появляется феноминальная ситуация. С одной стороны, организму нужно обеспечить остывание при помощи пота, а с другой — потоотделение наращивает обезвоживание, ибо утраты воды нечем восполнить. Совместно с тем существует обычный способ, при помощи которого можно понизить потоотделение и в то же время обеспечить остывание организма: довольно смочить одежку забортной водой, и она, испаряясь, возьмет на себя охлаждающую функцию пота.Чтоб проверить эффективность этого способа, мы провели экспериментальные исследования во время экспедиций на научно-исследовательских судах и в 1964-1975 гг. В каждой серии тестов 5 испытуемых находились в течение 3-х часов на открытой палубе. Раз в час проводилось взвешивание на мед весах. Величина водопотерь определялась по изменению массы тела. Радиационные температуры регились по зачерченному шаровому указателю температуры. Исследования проявили, что оголенный человек на солнцепеке при температуре 45 — 50° (по шаровому указателю температуры) теряет 420 +15 мл воды за один час (1,2 — 1,4 л за три часа).

Во 2-ой серии тестов испытуемые располагались под тентом из белоснежного капрона. Эта маленькая теневая защита несколько понизила водопотери, составившие 230 + 15 мл/час.

В третьей серии испытуемые, находившиеся на солнцепеке, были одеты в белоснежные трикотажные рубахи с длинноватыми рукавами, смоченные водой. По мере высыхания одежка временами увлажнялась. При взвешивании выяснилось, что водопотери потоотделением уменьшались до 170 + 13 мл/час. При всем этом самочувствие испытуемых и их теплоощущения существенно стали лучше. Но при продолжительном воздействии больших температур все используемые меры понижения водопотерь хотя и замедляют процесс дегидратации, но не могут его приостановить. Так, во время многосуточных тестов, проводившихся на спасательных лодках и на палубе корабля при радиационной температуре 40-52° , относительной влажности воздуха 80 — 96%, уже за 1-ые день испытуемые теряли в среднем 2787 + 453 мл воды.

Так как дневная норма воды была ограничена до 0,8 л и не компенсировала водйпотерь потоотделением, суммарные утраты воды после 5 суток опыта составили в среднем 5674 + 560 мл. В итоге у испытуемых развилось обезвоживание организма, составившее 8,0-8,5% от начальной массы тела. Этот процесс сопровождался термический олигурией. Суточное мочеотделение снизилось с 1108 + 101 мл до 670-370 мл.

Вместе с этим мы следили понижение содержания в моче электролитов. Так, к примеру, на пятые день опыта суточное выведение натрия снизилось по сопоставлению с фоном со 121,32 + 15,73 до 15,3 + 3,4 ммоль, а содержание хлора уменьшилось практически в 12 раз (со 162,8 + 17,5 до 8,1 + 2,1 ммоль).

И совместно с тем организм не испытывал натриевого голодания. Об этом свидетельствовала стабильность содержания натрия в крови в течение всего опыта (320-350 ммоль/л).

Хотя конфигурации калиуреза были наименее значительными (количество калия в дневной моче уменьшилось с 32,17 + 3,9 до 21,8 + 2,0 ммоль), его содержание в плазме крови непреклонно понижалось и составляло на пятые день опыта 13,0 + 1,0 ммоль (фон — 20,0 + 1,0 ммоль). Причина этого явления заключается, по-видимому, в отсутствии физиологических компенсаторных устройств, стремительно устраняющих нарушения обмена калия в организме. Даже на 2-ые день после окончания опыта содержание калия в плазме оставалось на низких цифрах.

При самом серьезном режиме экономии воды в какой-то момент наступает минутка, когда припасы ее приходят к концу.

Тяжелы мучения от жажды путешественника, заблудившегося в пустыне, но тысячекратнее муки его в океане. Человек лицезреет сверкающую водную гладь, слышит шепот волн, чувствует освежающее прикосновение брызг — и не может утолить жажду.

Правда, хроника морских катастроф знает случаи, когда жертвы кораблекрушений использовали морскую воду для сохранения жизни. Практически 70 суток снимал жажду океанской водой Пун Лим, мореплаватель южноамериканского транспортного судна, торпедированного японцами во время 2-ой мировой войны. Морская вода посодействовала выжить юному флотскому доктору П. Ересько, 37 дней находившемуся в шлюпке в Черном море без пресной воды.

Казалось бы, что резоны Бомбара, Уиллиса и случаи, когда морская вода использовалась людьми, бедствовавшими в океане, довольно убедительны. Но Ханнес Линдеманн после опубликования советов Бомбара в печати выступил с резким возражением: .

Опыты, которые провели в лаборатории французские военно-морские докторы Ж. Кричи в 1954 г. и С. Лонже в 1957 г., не занесли ясности в эту делему. С одной стороны, конфигурации, обнаруженные у испытуемых-добровольцев, пивших морскую воду маленькими порциями в течение 3 — 5 дней, оказались малозначительными: несколько росло содержание в крови натрия, хлора, мочевины, чуток снизился щелочной резерв крови, а с другой — объем выделенной мочи существенно превосходил количество выпитой воды.

Добавить комментарий