TwitterFacebookPinterestGoogle+

Водно-солевой обмен в Арктике

На 1-ый взор обезвоживание — это процесс, возникающий только при больших температурах, когда организм, борясь с перегревом, обязан расходовать много воды на образование пота. Казалось бы, в Арктике человек вполне застрахован от дегидратации. И совместно с тем при отрицательных температурах водопотеря бывает настолько значимой, что делает суровую опасность организму.

Не случаем многие полярные исследователи сетовали на неизменное чувство жажды. Предпосылки ее кроме недочета в питьевой воде могут быть разными: усиленное потоотделение, вызванное тяжеленной физической работой в теплой, стесняющей движения одежке, низкая температура и сухость воздуха, поступающего в легкие, который там, нагреваясь, поглощает существенное количество воды, и, в конце концов, холодовый диурез (усиление мочеотделения при низких температурах воздуха). Некие создатели усматривают причину полиурии в понижении потоотделения при низких температурах воздуха.

На резкое усиление секреции мочи у людей и животных после перехода из среды с умеренной температурой в более низкую указывали ряд исследователей. Учащение диуреза время от времени до 7-15 раз в день, связанное с усилением секреции мочи, мы не один раз следили у участников высокоширотных воздушных экспедиций и зимовщиков дрейфующей станции в 1-ые месяцы пребывания в Центральной Арктике. Подобные данные приводят в собственных работах докторы дрейфующих станций СП-4, СП-5 и др. Считают, что в базе этого процесса лежит, с одной стороны, существенное перераспределение объема крови и увеличение ее оттока к внутренним органам, а с другой — уменьшение реабсорбции воды в почечных канальцах из-за понижения многофункциональной деятельности задней толики гипофиза, вырабатывающей антидиуретический гормон. Но в критериях остывания организма при ограничении водопотребления мочеотделение может существенно снизиться. Так, в наших опытах с пребыванием испытуемых в снежных убежищах наблюдалось уменьшение диуреза с 1300-1700 мл до 400-45 0 мл в день.

Нарастание мочеотделения, сопровождаясь повышением утрат хлористого натрия, может вызвать нарушение водно-солевого баланса. Видимо, конкретно этим и объясняются явления обезвоживания, которые наблюдались во время тестов в Арктике у испытуемых, питавшихся субкалорийными аварийными рационами, невзирая на не плохое обеспечение водой.

В следующих исследовательских работах удалось установить, что этот процесс можно купировать приемом двууглекислого натрия (соды). Так, к примеру, испытуемые, принимавшие раз в день 250 мэкв (1,2 г) соды, теряли воды на 0,93 + 0,2 л меньше, чем те, кто не получал ее, хотя порция воды у их была на 1 л больше.

Лучшая доза, обеспечивающая положительный баланс натрия и устраняющая ацидоз и кетонурию, была определена в 100 мэкв (0,5 г) двууглекислого натрия. Что все-таки касается дневной нормы воды, то, по воззрению профессионалов, она должна быть более 2— 3 л, хотя, по неким данным, можно ограничиться 1,2 л/день.

В летний период в высокоширотных арктических районах любые потребности в пресной воде можно обеспечить за счет так именуемых снежниц-водоемов, образующихся , на поверхности ледяного поля в итоге таяния снежного покрова. Иногда они не больше лужицы, но время от времени представляют собой истинные озера пресной воды размером в сотки квадратных метров. Таяние снегов бывает настолько насыщенным, что, к примеру, зимовщикам дрейфующей станции в течение всего лета приходилось биться с талыми водами. Глубина снежниц обычно добивается 0,3 — 1,5 м. Вода в их незапятнанная, прозрачная, с малозначительным от 0 до 3 мг% содержанием солей. Ее без опаски можно пить, не подвергая ни кипячению, ни хим обработке. Любопытно, что в недалеком прошедшем полярные исследователи боялись использовать для питья воду, образовавшуюся при таянии льда и снега. Посреди их властвовало предубеждение, что талая вода вредоносна для организма. В ней усматривали одну из основных обстоятельств появления цинги. Вот поэтому Джордж Де-Лонг — начальник американской экспедиции к Северному полюсу на судне (1879 — 1881 гг.) — категорически воспретил воспользоваться для питья талой водой из снежниц и добивался перегонять ее в особом кубе, невзирая на необходимость сберегать горючее. <Если нам посчастливится возвратиться домой, избежав случаев цинги, — писал он в дневнике, — я припишу это только незапятанной воде, которую мы пьем».

Летняя тундра изобилует водоисточниками-болотцами, ручьями, озерками. Но воду из их перед употреблением нужно кипятить либо обрабатывать антибактериальными пилюлями.

В прохладный период года источником воды в высокоширотном арктическом районе служит «старенькый лед». В юном льде промежутки меж ледяными кристаллами более либо наименее умеренно заполнены солевыми ячейками с рассолом, который выделился в процессе льдообразования. Соленость юного льда от 5 до 25%о, что делает его совсем неприменимым для получения пресной воды. При повышении температуры льда возрастает объем включенного в него рассола, и ячейки равномерно удлиняются, превращаясь в сквозные каналы, по которым рассол просачивается меж ледяными кристаллами, опускаясь все ниже и ниже. Этот процесс, в особенности насыщенный в летние месяцы, ведет к непрерывному опреснению верхних слоев льда, которое равномерно распространяется на всю его глубину. Чем старее лед, тем меньше в нем содержится солей. Потому высшая часть долголетних паковых льдов, поднимающихся над уровнем ледяного поля, часто практически совсем пресная. Опреснение пакового льда идет и в зимнее время вследствие разности температур верхней и нижней поверхности льда. Старенькый, опресненный лед выяснят по его специфичной голубой расцветке, сглаженным очертаниям и блеску. Юный, свежевзломанный лед имеет зеленый цвет и похож, по образному выражению В. Сте-фанссона, «на каменные глыбы в гранитной каменоломне либо, если он тонок, на битое стекло». Время от времени он припоминает аквамарин с цветом прозрачной зелени. Источником воды может служить также плотный, слежавшийся снег, но выход воды из него составляет менее 7 — 15%, т. е. для получения 1 л воды нужно растопить 10 — 15 тыс. куб. см снега, а это связано с огромным расходом горючего, каждый гр которого в критериях автономного существования на вес золота. Так, по подсчетам Хокинса, на получение одной пинты воды (0,6 л) при температуре воздуха минус 45° требуется 100 ккал тепла, другими словами нужно спалить 10 — 12 г керосина. На льду в высокоширотном арктическом районе для получения воды употребляется только верхний слой (10 — 15 см) снежного покрова, содержание солей в каком некординально, всего 7 — 10 мг%. Слой снега, прилежащий ко льду, более насыщен солями, что усугубляет вкусовые свойства питьевой воды. В критериях автономного существования по мере надобности сберегать горючее полезно пользоваться опытом северных народов. Эскимосы, к примеру, набивают снегом мешочки, сшитые из кишок моржа, и помещают их под меховую парку. Остаточного тепла тела полностью хватает на получение за 5 часов 1,13 л воды. Пользуясь полулитровой флягой из мягенького целофана, помещенной под меховую куртку, нам удавалось получить за 10 часов 0,5 л воды.

Добавить комментарий