TwitterFacebookPinterestGoogle+

История возникновения картографии

Карты имеют давнишнюю историю. Может быть, что еще задлительно до возникновения письменности люди уже умели составлять картинки, изображающие местность, где были реки, жилья, горы. Самые ранешние дошедшие до нас изображения местности относятся ко времени приблизительно 4000 лет до н. э. Это золотая пластинка с планом городка и крепости Азола в Ираке и вазы с изображением 9 провинций Китая.

В нашей стране при раскопках 1-го из курганов в районе Майкопа на Северном Кавказе была найдена серебряная ваза, с выгравированным на ней картографическим рисунком, которую ученые относят ко времени 3000 лет до н. э.

История развития картографии неразрывно связана с историей экономического, политического и культурного развития народов и государств. Уровень развития картографии находится в зависимости от уровня развития производительных сил и техники. На различных ступенях развития экономики и культуры картография решала задачки, выдвигаемые жизнью при исследовании и освоении местности страны. Так, практически прямо до XVIII века развитие картографии в нашей стране, как и в других странах, было связано с мореплаванием и торговлей.

1-ая карта, составленная в Рф в XVI веке для детализированного исследования собственной местности, для ее освоения и обороны от иноземных захватчиков, была так называемая «Большой чертеж» Столичного страны. Позже было сделано огромное количество картографических изображений: «Чертежная книжка Сибири» Семечки Ремезо-ва в 1701 году, «Атлас Всероссийской империи» Ивана Кириллова в 1738 году, «Атлас Русской Академии» в 1745 году и др. Они вошли в историю мировой картографии, о чем свидетельствуют бессчетные ссылки иностранноватых создателей, которые воспользовались этими материалами при составлении собственных карт.

С развитием военного дела больше появлялась потребность в картах местности. Любая следующая война предъявляла все более высочайшие требования к содержанию и наружному оформлению топографических карт. В эру внедрения прохладного орудия поле боя фактически обозревалось с 2-3 наблюдательных пт, на которых размещались полководцы. Тогда не было надобности в подробной карте широких территорий, потому что распоряжения отдавались конкретно подчиненным по видимым ориентирам на местности. Потому карты той эры носили нрав схем, нужных для вождения войск в огромных походах. Сюда можно отнести маршрутные карты римлян, составленные по указу Юлия Цезаря (IV—III века до н. э.). Сразу с маршрутными картами получили распространение и планы крепостей, городов, замков, монастырей, военных лагерей и поселений. От карт того периода еще не требовалась большая точность и подробность, нужна была только наглядность и общее представление о местности.

Но по мере роста армии, с возникновением огнестрельного орудия, с повышением его дальнобойности коренным образом поменялись боевые деяния. Стрелять стали дальше, чем может созидать человечий глаз; поле боя расширилось по своим размерам, и конкретное наблюдение за ним, а в особенности управление войсками с 1-го наблюдательного пт стало просто неосуществимым. Поэтому карты стали нужны не только лишь для совершения марша и сосредоточения войск, да и для более подробпого исследования местности с целью выбора позиции, принятия решений и управления войсками в бою. Кроме наглядности к картам стали предъявлять завышенные требования к точности и подробности изображения местности. Появилась потребность в особых съемках, в подразделениях по изготовлению топографических карт.

Переход к постоянной армии, бессчетные и большие по масштабам военные походы востребовали значительного количества топографических карт для снабжения армии. Опыт войны 1756—1763 годов показал, что для производства топографических карт требуется организация особых учреждений и необходимы приготовленные кадры.

Топографические карты XVIII века составлялись без сетки меридианов и параллелей и напоминали собой раскрашенный план, на котором отмечались важные дороги и огромные участки лесов, пашен и болот, а рельеф изображался с помощью оттенения карим цветом высот местности либо крутизны ската.

Опыт войн начала XIX века, в особенности Российскей войны 1812 года, показал, что от топографических карт требуется не только лишь общее изображение местности, да и отражение более подробных сведений — о дорогах, рельефе, ориентирах и т. п. Появилась необходимость иметь карты в большом масштабе и на необъятные местности.

Российские военные геодезисты, топографы и картографы занесли большой вклад в создание топографических карт, они были пионерами наилучших способов в изображении земной поверхности на картах. Еще во время русско-японской войны, по инициативе наших артиллеристов, в первый раз была использована квадратная сетка для целеуказания и подготовки данных по карте для стрельбы артиллерии. Это замечательное начинание российских артиллеристов в далекойшем получило всеобщее признание, и в текущее время квадратная сетка в виде километровой прямоугольной сетки координат стала одним из неотклонимых частей дизайна топографических карт во всех странах.

За период собственной деятельности, обхватывающий более 100 лет, российская военно-топографическая служба сделала топографические карты различных масштабов на гигантскую местность площадью около 10 млн. квадратных километров. В Рф ранее, чем за рубежом, перебежали от изображения рельефа штрихами (очень неловкого и сложного метода изображения высот) к изображению горизонталями и усовершенствовали его.

На состоявшейся в 1873 году Глобальной выставке в Вене «приговором интернационального суда профессионалов Военно-топографическому отделу Генштаба за его необъятные съемки и достоинство картографических работ был присужден знатный диплом, составляющий высшую заслугу Венской глобальной выставки». На интернациональной выставке в Париже в 1875 году Наша родина заняла 2-ое место после Франции по числу приобретенных наград за картографические произведения. До конца XIX века российская картография около 10 раз была представлена на международных выставках и всегда занимала на их знатные места.

После Величавой Октябрьской социалистической революции картографирование нашей страны развернулось в неслыханных ранее размерах. В марте 1919 года декретом Совета Народных Комиссаров, подписанным В. И. Лениным, было скооперировано Высшее геодезическое управление (сейчас Главное управление геодезии и картографии при Совете Министров СССР), на которое была возложена задачка картографирования страны в интересах развития народного хозяйства.

Современные топографические карты Русского Союза благодаря богатству содержания, огромного количества масштабов, точности, продуманности дизайна и хорошему качеству издания обеспечивают решение различного рода задач, связанных с исследованием и внедрением местности. Ни в каком капиталистическом государстве выбор и разбивка масштабов топографических карт до сего времени не получили такового научного обоснования, как у нас в Русском Союзе. Больше того, в Великобритании и США до настоящего времени топографические карты составляются как в метрических, так и в старенькых неметрических мерах (дюймах, футах, ярдах, милях) что приводит к сложным соотношениям масштабов при переходе от одних карт к другим.

Преимущество наших топографических карт перед картами капиталистических стран определяется не только лишь богатством и точностью содержания, наглядностью дизайна, да и продуманностью и удобством обозначения карт (номенклатурой), наличием стройного масштабного ряда и математической основой их изготовления (другими словами принятой картографической проекцией).

Разглядим базу (каркас) русских топографических карт.

1 Миля равна 1760 ярдам (1,609 км), 1 ярд равен 3 футам (0,9 м), 1 фут равен 12 дюймам (0,3 м), 1 дюйм равен 2,54 см.

Добавить комментарий