TwitterFacebookPinterestGoogle+

Общее переохлаждение организма

Мы вправду нередко сталкиваемся с переохлаждением как в походных критериях, так и в реальной городской жизни. В особенности на данный момент, тренируясь в бассейне, после 4-5 ‘эскимосов’ появляется желание согреться. И очень нередко под понятием согреться люд предполагает неопределенный объем полностью определенного спиртного напитка, а можно ли так восстанавливать собственный температурный баланс? Как приготовить себя к вероятным остываниям? И вообщем что такое переохлаждение и как можно спасти человека в случае аварии, когда он длительно находился в прохладной воде? Обо всем по порядку.
Говоря о воздействии холодового фактора на человеческий организм, стоит отметить два эффекта: это общее переохлаждение и отморожения. О последней степени воздействия холода – отморожениях, мы побеседуем далее, когда можно будет провести параллель с схожим воздействием высочайшей температуры, другими словами с ожогами. Тем паче, что отморожения встречаются в практике аква туризма изредка, хотя и есть такие оторванные, которые встречают Новый год, крутя картвилы в бочке, не обращая внимания на всяких заумных медиков с их охлаждающими факторами. Но не будем рассматривать запредельные случаи и обратим свои взгляды на полностью реальную ситуацию: при прохождении порога переворот катамарана либо отстрел каякера с следующим нахождением потерпевшего в бурлящей ‘холодной’ воде неопределенно долгое время. Что делать если он выкарабкался сам, и что делать если его выручили через 5-10-15-20 (не больше) минут? На нашего горе-каякера либо катамаранщика действовало сходу огромное количество противных моментов – прохладная вода, острые камешки, пенные ямы, ну и вообщем просто отсутствие воздуха под водой. У него могла наступить неожиданная погибель от остановки сердца и дыхания, либо от нарушения кровоснабжения мозга (один из вариантов утопления). Избежав этого он мог захлебнуться. И, в конце концов, если он не захлебнулся, и был спасен, высока возможность развития отека легких в сроки от 15 минут до 72 часов после того как его вынули из воды. Но пока не будем сгущать краски и выберем безупречный случай, когда человек всегда дышал, никакой угрозы вокруг, прохладная вода ну и только. Из практики медицины катастроф понятно, что посреди пациентов, вытянутых из воды в относительно удовлетворительном состоянии, более 20 % находятся в состоянии переохлаждения и подавления кровообращения, и погибают в протяжении первого часа после спасения. Вот в таковой ситуации разберем организм нашего исследуемого.
Наш организм очень отменно приспособился к факторам среды за многие тысячелетия собственного преобразования из мортышки в человека. Многие возможности пропали, некие сохранились в рудиментарном виде (как ‘наследие’ от животных). Но главные два вида теплорегуляции остались и до наших дней: это физическая и хим теплорегуляция. Физическая теплорегуляция играет более существенную роль, чем хим, в обеспечении всепостоянства температуры тела.
Действие низкой температуры на организм может привести к понижению температуры тела и развитию патологического процесса гипотермии (замерзанию). Понятно, что замерзание наблюдается при продолжительном нахождении человека при температуре ниже 14 ºС, в соединении с нарушенной терморегуляцией (опьянение, отравление, коматозное состояние и др.). В нашем же случае замерзание развивается еще резвее, потому что вода действует повсевременно и не позволяет стремительно включиться всем защитным системам организма. В развитии гипотермии различают две стадии. Поначалу, невзирая на низкую температуру среды, температура тела не понижается, а поддерживается на начальном уровне благодаря включению компенсаторных реакций, обуславливающих перестройку теплорегуляции. Этот период остывания именуется стадией компенсации. Вот тут сначала врубаются механизмы физической теплорегуляции, направленные на ограничение теплопотери. У животных важную роль играет шерсть (волоски подымаются и появляется теплоизолирующий слой воздуха). Шерстистость человека за время эволюции несколько понизилась, а эта реакция сохранилась в не имеющем полезного значения рудиментарном виде («гусиная» кожа).
У человека теплопотеря происходит 4-мя методами: проведением (кондукцией), конвекцией, излучением (радиацией) и испарением. Проведение — ровная передача тепла от тела к жесткой среде. Наибольшая теплопотеря кондукцией — в положении лежа. Вот почему стремительно простывают, лежа на прохладной земле либо ходя с босыми ногами по ней. Конвекция — теплопотеря средством течения воздуха либо воды по границам тела. Передвигающиеся частички воздуха (воды) забирают тепло, греются, уступая место новым прохладным. Чем ниже температура среды и посильнее ветер (течение), тем выше конвекция. Потому даже в слабо морозный, но ветреный денек мы ощущаем сильный холод. Излучение (радиация) — отдача тепла в виде инфракрасных лучей. Вспомним, к примеру, загрузку картошки в погреб осенью. Там нет ветра (конвекции), можно присесть отдохнуть на древесную лестницу (отсутствует кондукция), но поблизости находятся толстые каменные либо земельные стенки с температурой около О ºС. Через некое время даже, у закаленных начинает капать с носа, итог излучения тепла из тела в стенки. Испарение воды с кожных покровов и слизистых оболочек верхних дыхательных путей – потение. Испаряющийся с кожи пот охлаждается, забирается излишнее тепло тела. Этих реакций, направленных на уменьшение отдачи тепла, может быть довольно для сохранения температуры тела.
При более насыщенном и длительном действии холода врубаются механизмы хим теплорегуляции, направленные на повышение теплопродукции. Вот конкретно тут возникает та мышечная дрожь, усиливающая обмен веществ и позволяющая нам согреваться. При физической нагрузке, которую можно подключить для согревания возрастает распад гликогена в печени и мышцах, увеличивается содержание глюкозы в крови. Потребление кислорода возрастает, усиленно работают системы, обеспечивающие доставку кислорода к тканям – ощущается как тепло разливается по телу.
В критериях долгого либо насыщенного деяния холода может быть перенапряжение и истощение устройств теплорегуляции, после этого температура тела понижается и наступает 2-ая стадия остывания стадия декомпенсации, либо фактически гипотермия. В этом периоде не считая понижения температуры тела отмечается понижение обменов и употребления кислорода; актуально принципиальные функции угнетены. Нарушение дыхания и кровообращения приводит к кислородному голоданию, подавлению функций центральной нервной системы, понижению иммунологической реактивности. В томных случаях вероятны необратимые конфигурации в тканях, влекущие за собой погибель.
Во 2-ой стадии гипотермии тесновато переплетены явления патологические и приспособительные. Более того, одни и те же сдвиги, являясь, с одной стороны, патологическими, с другой могут быть оценены как приспособительные. К примеру, подавление функций центральной нервной системы можно именовать охранительным, потому что снижается чувствительность нервных клеток к недочету кислорода и предстоящему понижению температуры тела. Понижение обмена веществ в свою очередь уменьшает потребность организма в кислороде. Очень увлекателен тот факт, что в состоянии гипотермии организм становится наименее чувствительным к самым различным неблагоприятным воздействиям наружной среды — недочету кислорода и еды, интоксикации, инфекции, поражающему действию электронного тока, перегрузкам и т. д.
Если испытать обобщить все вышеупомянутое и представить в виде 1-го абзаца, то схематически теплорегуляция будет смотреться так. Регулирование температуры тела начинается с терморецепторов (специфичных нервных образований) тепла и холода. Холодовых рецепторов приблизительно в 10 раз больше, чем термических. Это очень чувствительные аппараты, с порогом чувствительности 0,003 ºС по температуре поверхности кожи. При изменении температуры кожи терморецепторы выдают импульс через нервное волокно в гипоталамус – главный центр терморегуляциии, и в высшие отделы центральной нервной системы. В нем два отдела: один регулирует теплообразование (управляет хим терморегуляцией), другой – теплопотерю (управляет физической терморегуляцией). Импульс возбуждает оба отдела сходу. Отдел, регулирующий теплообразование, через нервную систему выдает команду мускулам (внутренним органам) на усиление теплообразования – мускулы напрягаются (терморегуляторный тонус) и начинается дрожь. Отдел, регулирующий теплопотерю, получает команду ослабить теплопотерю. Кроме нервной регуляции, в организме действует к тому же гуморальная (гормональная), которую производит кровь. При охлаждении тела охлаждается и циркулирующая кровь. Поступая в центр теплорегуляции, она говорит об охлаждении. В ответ на это отдел, регулирующий теплообразование, отправляет импульс своим исполнительным органам (надпочечникам) об усилении теплообразования – усиливается секреция адреналина. Адреналин содействует сужению периферических сосудов и провоцирует распад гликогена в печени и в мышцах. Гуморальная регуляция осуществляется медлительнее, чем 1-ая, хотя и при помощи тех же исполнительных устройств. Она вводит инерционность в работу системы теплорегуляции. Вы пришли с мороза в теплую комнату, а ваши щеки по инерции пылают броским румянцем. И главное нельзя забывать, что теплорегуляция осуществляется корой мозга – ведь мы не забываем одеться, когда лицезреем на градуснике температуру ниже нуля. Потому давайте хранить нашу многострадальную голову в тепле и комфорте.
Итак, мы разобрались какие баталии происходили в организме нашего героя за время его пребывания в ледяной пенной воде. Все оказалось отлично и минут через 5 он схватился за брошенный своим сотрудником спасконец и благополучно покинул ужасную бездну. Он танцует на берегу, зуб на зуб не попадает, дрожащим голосом и с большенными очами ведает душещипательные истории аква жизни, а кистями рук и пальцами жестикулирует что есть мочи – он, к счастью, не наш пациент: реакция на окружающую реальность адекватная, сократительный термогенез (дрожание) есть. Сделали перекус с теплым чаем и пошли далее на поиски новых приключений.
Но, допустим, все не так отлично: 5 минут мы безуспешно кидали спасконец, еще пару минут была гонка за телом, а еще позже минутки 3-4 пробовали на резвой струе зачалиться. Подсчитали – мы оказываемся на берегу минут через 15. Он не дрожит, какое-то непонятное, но возбужденное бормотание, из которого только и понятно, что у него болят кисти рук, кончики пальцев, лицезреем озноб. На сей день предстоящее прохождение реки закончено – у горе-каякера I стадия общего остывания, и даже это уже серьезно. 1-ое что нужно сделать, — это снять с человека влажную одежку, чтоб он не растрачивал свои энерго припасы на согревание неопрена либо просто резины, а направил все свои внутренние силы на согревание собственного тела. Необходимо сразу дать теплую сухую одежку, напоить жарким чаем. Если пострадавший уже не дрожит, заставлять двигаться нельзя!!! Равно как нельзя растирать, массировать и давать алкоголь. Это приведет только к тому, что прохладная кровь с периферии устремится к актуально принципиальным внутренним органам, усиливая поражающий эффект. Для обозначения подобного эффекта есть даже особый термин – ‘погибель при спасении’, хотя он больше будет применим для следующих 3-х стадий. Помощь в схожем состоянии должна заключаться как можно в более резвой изоляции его от воздействия холода. Спасая замерзшего нужно держать в голове, что эффективность помощи при общем переохлаждении прямо пропорциональна скорости ее оказания. Счет идет на минутки, и потому каждое нерационально использованное мгновение может стоить потерпевшему жизни.
Если человек находился еще подольше в воде, либо его организм оказался слабее (запамятовал он про закаливание зимой), то может наступить II-я стадия замерзания. Пострадавший практически не реагирует на окружающих, ему индифферентно все (он апатичен), и даже слова из него не выдавишь. Испуганные глаза хоть и водят по сторонам, но ничегошеньки не лицезреют, мускулы напряжены, ну а если есть доктор, то постучав по коленкам, локтям пострадавшего, он мог бы сказать волшебную фразу – рефлексы ослаблены. При следующих стадиях мы достанем из воды, как это не жутко звучит, еще живое, но тело, которое срочно необходимо приводить в порядок. Доктор в собственном сознании еще сумеет поделить состояние хворого еще на III и IV стадии, но стратегия поведения не обменяется. Если сознания нет, зрачки расширены и практически не реагируют на свет, пульс плохо щупается даже на сонных артериях (если верно его определять), дыхание редчайшее и поверхностное (вроде бы только ртом), а кожа не совершенно живого цвета – соберите всю свою волю и терпение в кулак и начинайте биться за жизнь собственного друга.
При продолжительном охлаждении подольше сохраняется температура в центрально расположенных участках тела – голове и туловище (‘ядро’) и очень стремительно понижается в окружающей ‘скорлупе’ — периферических тканях тела и конечностях. Потому неотложная помощь при замерзании должна начинаться с согревания ‘ядра’. При всем этом нужно держать в голове, что замерзший человек без помощи других, без поступления тепла снаружи согреться не может, сколько бы теплой одежки на нем ни было! Не всегда есть сходу жгучая вода, потому пока все другие стремительно пробуют ее сделать, нужно в защищенном от осадков и ветра месте, выстелить землю толстым слоем теплоизолятора, снять с пострадавшего всю одежку, вытереть досуха и усадить на колени так, чтоб его спина плотно соприкасалась с грудью человека, оказывающего помощь. Чем меньше слоев одежки будет делить тела, чем больше будет площадь соприкосновения, тем эффективнее окажется согревание. С возникновением жаркой воды пострадавшего нужно уложить на теплоизолирующую подстилку и обложить смоченными в жаркой воде кусочками ткани, в последнем случае свитерами (лучше шерстяными), укрыв голову, шейку и грудь, животик и пах (конкретно в этих местах проходят большие магистральные сосуды организма). Ткань по мере остывания нужно поменять на жаркую. Остывшая ткань уже не греет человека, а, напротив, увеличивает переохлаждение! Сразу можно осторожно массировать растирать конечности пострадавшего. Ноги лучше приподнять, чтоб навести кровоток к телу и голове. При оказании помощи действовать нужно очень слаженно и стремительно.
Нельзя замерзшего человека усаживать близко к огню. Это только убыстряет его смерть! Повторяю, при сильном общем переохлаждении нагрев отдельных участков тела смертельно небезопасен! Подогрев должен быть равномерным и постепенным. К примеру, около костра пострадавшего нужно усаживать в термический подушке меж огнем и теплоотражающим экраном, но так, чтоб ему не было очень горячо, и осторожно растирая и согревая теплом собственных тел, равномерно выводить из небезопасного состояния.
Последующий совет (поймите меня верно, ведь все ориентировано во благо) будет не полностью солидным. Когда во время 2-й Мировой войны смерть моряков и летчиков в водах заполярных морей заполучила массовый нрав, командование военно-морских сил Германии поручило военным докторам отыскать более действующий метод реанимации людей, пострадавших от переохлаждения. ‘Врачи’ не направились на север в район боевых действий, они разъехались по концентрационным лагерям и стали замораживать и размораживать военнопленных, фиксируя частоту благополучных и смертельных исходов. Была перепробована масса медикаментозных и иных методов оживления. Итак вот: лучшими были признаны … уличные путаны. Две из их своими оголенными телами и проф действиями воскрешали замерзшего мужчину еще резвее всех иных средств! Они возвращали к жизни тех, кого не могли оживить никакими другими методами.
Не могу настаивать на применении данного способа согревания в качестве неотклонимого, но поведать о нем считаю себя обязанным, хотя бы поэтому, что оно более результативно в аварийных критериях. Доступность этого способа может обеспечить управляющий группы еще до похода, если он не приверженец представления: ‘дама на судне – неудачи не миновать’. А далее… А далее решать дамам.
После того как пострадавший согрелся и пришел в себя, его необходимо напоить гарячим сладким чаем либо кофе, если нет тошноты и рвоты – накормить. Потом обеспечит полный покой в тепле, в горизонтальном положении, длительностью более суток.
Не могу также упустить возможность и не поведать о неких вероятных действиях проф доктора. Большинству может быть не все будет понятно, но некое из обозначенного доступно в полевых критериях. Если позволяет аптечка, а все другие способы очевидно не эффективны, то может быть при сохраненном дыхании пострадавшего начать инфузию 5% раствора глюкозы (лучше нагретого до температуры 40-45 ºС), повсевременно контролируя сердечную деятельность. При III-IV стадиях замерзания вводят седуксен, натрия оксибутират. Нельзя использовать центральные аналептики (кордиамин, бемегрид, коразол) потому что они увеличивают потребность в кислороде и могут спровоцировать развитие судорог. В более томных случаях сходу начинают инфузионную терапию, целью которой является улучшение реологических параметров крови, поддержание энергетического баланса, борьба с ацидозом. С этой целью употребляют реополиглюкин, глюкозу с новокаином, натрия гидрокарбонат, витамины группы С, В, для снятия спазма — дроперидол, аминазин (при отсутствии артериальной гипотензии), а при понижении АД — симпатомиметики, лучше дофамин.
В конце я просто должен сказать, что основным принципом всей медицины является «не навреди». Если есть возможность, то необходимо приложить все силы для доставки пострадавшего в стационар в томных случаях. Пусть лучше займутся делом проф врачи, и посодействуют на достаточном уровне тогда и неважно какая неувязка не вылезет позже боком кому-нибудь из нас в неподходящий момент.

Добавить комментарий