TwitterFacebookPinterestGoogle+

Ориентирование по местным и природным признакам

Если из-за плотной облачности ориентироваться с помощью аст­рономических способов не удается, можно попробовать найти стороны горизонта по местным признакам.

Тотчас человек, который отлично знает в теории методы ориентиро­вания по местным признакам, пытаясь применить свои познания на прак­тике, бывает совсем обескуражен — у него ничего не выходит, невзирая на то что в его памяти свежайши мемуары о таких легендар­ных проводниках, как, к примеру, Дерсу Узала, которые указывали путь экспедициям, основываясь часто на чуть приметных признаках.

Тут нужно увидеть, что, во-1-х, те методы ориентирования, что приводятся в специальной литературе, для наглядности даются в безупречном либо несколько гиперболизированном виде. В природе эти приметы тотчас более размыты, нечетки, часто противоречивы, осложнены самыми различными факторами — нравом рельефа, гос­подствующими ветрами, близостью грунтовых вод, состоянием пого­ды и т.д. Во-2-х, у людей, живущих на природе и очень от нее зависящих, вправду иногда развивается необычная на­блюдательность, позволяющая им не сбиваться с пути. Но качество это — итог неизменной, ежедневной, тотчас безотчетной тренировки. Схожая наблюдательность вырабатывается в течение многих лет, и поэтому такие люди ориентируются, так сказать, в авто­матическом режиме, не прилагая для этого особых усилий, на ходу обращая внимание на нужные приметы, сравнивая и со­поставляя увиденное при разных обстоятельствах, отбрасывая случайное и делая выводы о собственном местоположении и верном на­правлении движения. Но даже самые отличные проводники лучше ориентируются по Солнцу, Луне и звездам.

Потому тем, кому доведется ориентироваться по местным при­знакам, необходимо, сначала, запастись терпением. Ни при каких обстоятельствах нельзя спешить с заключением о расположении сторон горизон­та, основанным на одном-двух наблюдениях.

Посреди воспримет, которые имеют наибольшее практическое значение для таежников, необходимо выделить те, что связаны с воздействием сол­нечного тепла на растительность и, сначала, на деревья.

Кора деревьев с северной стороны обычно грубее и темнее, чем с южной, что отлично приметно на березе, лиственнице, осине.

С южной стороны ствола деревьев хвойных пород выделяется больше смолы, чем с северной.

После дождика и в сырую погоду стволы деревьев хвойных пород чернеют с северной стороны, что в особенности приметно у сосны. Это объ­ясняется тем, что на сосновой коре развита узкая вторичная корка, которая появляется ранее на теневой стороне ствола и входит выше, чем на южной. Во время дождика эта корка темнеет и набухает, а так как солнечные лучи на нее практически не попадают, то и высыхает она подольше.

Мхи и лишайники — тенелюбивые и влаголюбивые растения -гуще вырастают с северной стороны деревьев и камешков. Мох с северной стороны более мокроватый.

Муравьи, обычно, строят свои жилья к югу от дерева либо пня. Если муравейник размещен не у дерева, то его южная сторона обычно более пологая.

Травка на северных окраинах полян, лесных прогалов, также с южной стороны раздельно стоящих деревьев, пней, огромных камешков весной бывает гуще. Летом же северные стороны полян выгорают. Горячим и засушливым летом роса на травке, возрастающей у дерева либо камня, подольше сохраняется с северной стороны, а сама травка выгля­дит более свежайшей. Более длительное время роса сохраняется и на северных склонах оврагов. Ягоды в период созревания приоб­ретают расцветку с южной стороны ранее, чем с северной.

Но глупо находить все эти приметы в густолесье, буре­ломе, среди лесной чащи, где они выражены очень слабо либо не выражены совсем, «затерты» сложившимся микроклиматом. Наиболь­ший энтузиазм и ценность для определения сторон горизонта представ­ляют поляны, опушки, просеки с раздельно стоящими на их деревья­ми, растениями и предметами, на которых в существенно большей мере проявляется воздействие солнечного тепла. Информация, полу­ченная на базе таких воспримет, пару раз перепроверенная различными методами, может дать достаточно четкое понятие о расположении сторон горизонта.

Некую помощь в ориенти­ровании может оказать даже ме­няющийся нрав раститель­ности. Так, многие таежные ис­следователи не один раз обра­щали внимание на разительные перемены при переходе с север­ных на южные склоны сопок, хол­мов, гор. Обращенные к югу скло­ны сопок — сосново-степные, обычно, просто проходимые; обращенные к северу — таежно-кустарниковые, густо поросшие лиственницей, практически лишены травки и пред­ставляют собой глухую тайгу. Распространение неких видов деревьев тоже время от времени может служить неплохим ориентиром. Напри­мер, понятно, что на юге приморской тайги бархатное дерево встре­чается только на северных склонах, а на южных — дуб.

Достаточно известен метод определения сторон горизонта по лес­ным просекам. Просеки обычно прорубают по фронтам север-юг и восток-запад. Лес таким макаром делится на кварталы, которые нумеруются, обычно, с запада на восток и с севера на юг — пер­вый номер ставится в северо-западном углу, последний — в юго-вос­точном. На скрещении просек устанавливают квартальные столбы, высшая часть которых обтесывается в виде граней. На каждой грани подписывается номер противолежащего ей квартала. Понятно, что ребро меж 2-мя меньшими цифрами показывает направление на север (рис. 18). Необходимо, но, учитывать, что время от времени по хозяйствен­ным суждениям просеки прорубают, никак не соотносясь со сто­ронами горизонта.

определения сторон горизонта по лес­ным просекам

Рассказывая об определении государств света по местным признакам, необходимо упомянуть и о неких заблуждениях, связанных с этими методами ориентирования. Сначала это достаточно обширно распространенное мировоззрение о том, как будто можно определять стороны горизонта по ширине годичных колец на спилах деревьев. Утвержде­ние, что кольца обширнее с юга, чем с севера, ошибочно, этим признаком нельзя управляться при ориентировании на местности, и дока­зано это было еще в XIX веке. Все же это заблуждение очень всераспространено и нет же ну и появится то в одной, то в другой книжке (создатель, к немалому собственному удивлению, нашел схожую реко­мендацию даже на страничках 1-го из современных школьных учеб­ников). А началось все триста годов назад, когда британский биолог Джон Рей увидел, что южный радиус на спиле дерева больше, чем какой-нибудь другой. Это утверждение породило массу споров в науч­ном мире, которые с переменным фуррором продолжались более семидесяти лет. В 1758 году Дюгамель де Монсо ниспроверг заключение Рея, до­казав, что далековато не всегда южный радиус больше других. Но еще четверть века спустя правоту Рея жарко поддержал пользовав­шийся огромным авторитетом директор Парижского ботанического сада Антуан Жюсье. Точку в этом нескончаемом споре поставил акаде­мик А.Ф. Миддендорф, посвятивший многие годы собственной жизни изуче­нию растений Сибири и, а именно, наблюдавший спилы деревьев, возрастающих на Енисее. Он нашел, что нет никакой серьезной зависи­мости ширины годичных колец от сторон горизонта, о чем и написал в собственной книжке «Путешествие на север и восток Сибири»: «Ствольные пластинки мои, оказывается, совсем не эксцентричны, и если А. Шренк (1854) отыскал, что южная сторона древесных колец на северных дере­вьях несколько обширнее других сторон (как два к трем), то это, возможно, относится только к южным окраинам лесов». Нрав роста клеток дерева находится в зависимости от 10-ов различных обстоятельств, потому и шири­на годичных колец может быть нацелена в какую угодно сторону. Более того, если сделать спилы на одном и том же дереве, но на раз­ной высоте, то раскроется умопомрачительная картина — наибольшая ши­рина годичных колец изменяется по высоте в самых различных направлени­ях, иногда указывая в диаметрально обратные стороны.

Более нередкое заблуждение касается способности ориентиро­вания по густоте кроны деревьев. Естественно, бывает, что ветки дерева вырастают гуще с южной стороны, но делать из этого личного обстоя­тельства теорему нельзя. В лесу ветки деревьев развиваются в ос­новном в сторону свободного места; конфигурация кроны раздельно стоящих деревьев зависит приемущественно от направления гос­подствующего ветра.

В тех случаях, когда путники утратили ориентировку, как показала практика, резвее, проще и надежнее всего возвратиться вспять по своим следам туда, где можно полностью достовер­но найти свое местопребывание. Меж тем часто заблу­дившиеся люди стремятся продолжать движение. Как правило это проис­ходит в тех случаях, когда один человек ведет группу и, утеряв ори­ентировку, не торопится тормознуть в надежде на то, что ситуация вот-вот прояснится. «Вот-вот» растягивается на 10-ки минут, а по­рой и на часы. Группа движется в неведомом направлении, только усугубляя свое положение. Бывает и так, что, заблудившись, люди пробуют как можно резвее выкарабкаться из этой противной ситуа­ции и начинают «подгонять» местность под карту. Они замечают только те ориентиры, которые делают местность узнаваемой, а все не­совпадения считают случайными. Схожий самообман, также стихийное неосмысленное движение еще более запутывают путе­шественников.

Чуть только появились сомнения в корректности избранного на­правления движения, необходимо тотчас тормознуть и попробовать вос­становить ориентировку. Если сделать это не удается, необходимо возвра­щаться по своим следам. При всем этом не нужно срезать петли и углы — попытка таким макаром сберечь силы и время обычно ни к чему отличному не приводит и чревата утратой последней способности найти свое положение.

Время от времени удается сориентироваться, осмотрев местность с какой-нибудь возвышенной точки — с верхушки холмика, сопки, в последнем слу­чае, с высочайшего дерева. Сравнение увиденных отлично приметных ориентиров, их взаиморасположения и расстояния меж ними с отображением местности на карте позволяет иногда прояснить об­становку. Нужно разглядеть возможность ухода группы на «параллельную ситуацию», другими словами в похожий район (соседняя равнина реки, ущелье и т.п.). Если в данной местности таковой район есть, то эта возможность проверяется сначала, так как это зна­чительно уменьшает круг поисков и упрощает задачку определения собственного положения на местности, которая в этом случае сводится к сличению каких-то соответствующих ориентиров.

Если опознать местность не удается и нет никакой способности возвратиться вспять, необходимо попробовать проследить собственный путь по памяти. Каждый участник группы должен попытаться вспомнить, в каком на­правлении выдерживался маршрут (с какой стороны светило Солнце, дул ветер и т.п.); какой протяженности были переходы, какие ориен­тиры встречались в пути{ручей, озеро, болото, овраг и т.п.); как час­то устраивали привалы и какой они были длительности, ме­нялся ли во время движения нрав растительности и т.д. Восста­новив коллективными усилиями ход событий, необходимо обозначить на карте место собственного предполагаемого нахождения и, исходя из этого, принять решение о предстоящем движении.

Вариантов тут не сильно много. В случае, когда никаких сомне­ний в ориентировке нет, можно вернуться на нить маршрута и продолжить путь. Если сохраняется неуверенность в оценке места пребывания, лучше попробовать возвратиться в точку последних досто­верных координат. Полная же неопределенность положения (осо­бенно если на финале припасы товаров либо кто-то из путешествен­ников нездоров) диктует единственно вероятное в данной ситуации решение — попытаться как можно резвее выйти к людям. Посодействовать в этом могут так именуемые «вечные» и огромные линейные и пло­щадные ориентиры: большие горные хребты, реки, авто и стальные дороги, озера, просеки, миновать которые нереально. Большая часть населенных пт находятся на реках, таежные реки являются чуть ли не основными транспортными способами, на реках можно почаще повстречать рыбаков и охотников. Потому при потере ориентировки рекомендуется двигаться вниз по течению хоть какого во­дотока (ручья, реки), который приведет к более большой аква ар­терии, на берегах которой могут жить люди. Исключение из этого правила составляют реки севера Сибири, устремляющиеся к все бо­лее безлюдным и необжитым местам.

прикольные фото животных

Добавить комментарий