TwitterFacebookPinterestGoogle+

Экстримальная кухня — растительная пища

В моем осознании это рацион для выживания, то, на что можно направить внимание, только когда остается либо есть землю, либо отправиться в мир другой. Как досадно бы это не звучало, многие воспринимают перечисленное так же.

Пресса часто докладывает нам о ужасных засухах, поражающих то одну, то другую страну; нам говорят, как местным жителям приходится за неимением другой еды перебегать на кору деревьев, листья и травку. Никаким образом не желаю нажиться на катастрофы людей, но в их грустном опыте содержатся уроки для всех других.

Давайте вспомним, какие животные более нередко употребляются нами в еду. Овцы преобразуются на нашем столе в отбивные; большой рогатый скот — в гамбургеры и стейки на косточке; козы пичкают человека молоком и сыром. Меж тем все эти животные питаются травкой. А почему бы, спрашивается, и нам не есть травку? Не пора ли обратиться к первоисточнику, минуя посредников?Обратиться точно можно, но со познанием дела. Встать на колени в саду либо в парке и без разбора начать щипать стрелки и листья побегов не получится: в собственном естественном состоянии большая часть травок очень невкусны, а наличие у многих травоядных многокамерного желудка сладкоречиво показывает на степень удобоваримости таковой еды. (В то же время большая часть зерновых культур, включая пшеницу, просо, рис и кукурузу, являются дальними окультуренными родственниками травок.)

Все же есть травки, которые не только лишь съедобны, да и относительно приятны на вкус. В «Руководстве по выживанию для армии США», повествующем, как не умереть от голода в окружении одичавшей природы, — скажем, если вы попали в эти условия, уцелев в авиакатастрофе — написано: «Сведения о существовании ядовитых для человека травок отсутствуют, а поэтому семечки одичавших травок следует рассматривать как принципиальный источник пропитания. Семечки можно есть сырыми, но жаренье либо варка повысят их пищевые качества».

Семечки неких обычных травок, которые вырастают близ вашего дома, к примеру семечки куриного проса и старенького неприятеля изумрудных лужаек — африканского проса, можно помолоть и перевоплотить в питательный хлеб. Последнее растение некогда числилось «зерновой» травкой, потому что его семечки перемалывали в муку, ели в виде хлопьев и использовали как кандидатуру рису. В неких районах Африки его едят и сейчас.

В сути, до воцарения сельскохозяйственных культур сбор семян одичавших травок, как считают, вылился в 1-ые опыты по выращиванию злаков на местности Западной Африки, Средиземноморья, Судана, Эфиопии и, может быть, Китая. Как показывает в собственной книжке «Охотящийся человек» Карлтон Кун, техника сбора семян была ординарна: «Траву не нажимали, а просто дамы прогуливались по участку с корзиной в одной руке и палкой в другой, охапками пригибали стволы к краю корзины и обмолачивали».

Естественно, съедобны и сами зеленоватые побеги неких травок. И все таки с каким бы энтузиазмом диетологи ни уверяли в их полезности, советовать их все я бы не рискнул. Из подходящих упомяну два более узнаваемых вида — пырей и ячмень луговой. До начала репродуктивного цикла, в итоге которого формируется семя, либо зерно, эти травки содержат практически те же витамины и минералы, что и зеленые овощи. Их юные побеги отличаются по хим составу от взрослых растений. К огорчению, это один из числа тех случаев, когда то, что полезно, просто нереально проглотить.

Вновь на уровне мыслей ворачиваясь в 60-е годы, вспоминаю, как моя тогдашняя супруга выращивала пырей в горшках на окне нашей кухни. При помощи кухонного комбайна она делала из него что-то вроде сока, добавляя другие продукты, чтоб смесь можно было взять в рот. Ничто не помогало. Единственный итог — зеленоватые зубы и язык. Возможно, по той же причине зелень ячменя лугового продают в порошке либо в капсулах и изредка выращивают дома на подоконнике.

Еще есть три травки, встречающиеся в Европе и Северной Америке, не выглядящие уж очень аппетитно, но все же имеющие долгую кулинарную историю. 1-ый вид — лосиная травка, произрастающая от Калифорнии до Канады и время от времени называемая медвежьей либо индейской травкой. Краснокожие и 1-ые поселенцы запекали ее большие корневища на костре.

Другая травка — это бессчетные виды пырея, включая ползучий, ситниковый и собачий. Заглавие последнего связано с тем, что собаки при расстройстве желудка едят его многоцветковые колоски и листья. Спецы по травкам готовят из листьев пырея чай, который советуют при наличии заморочек с мочеиспусканием, а корневища можно перемалывать в муку либо запекать на костре и, подобно цикорию и корню одуванчика, использовать в качестве заменителя кофе. На большей части местности Северной Америки и Европы пырей растет до 1,2 метра.

В конце концов, 3-я травка, о которой я желал бы упомянуть, — очень приметный лисохвост с его узкой цилиндрической вершиной, покрытой длинноватыми волосками и похожей на небольшой лохматый хвостик. Лисохвост вырастает не только лишь в Европе и Северной Америке, да и на открытых солнечных местах, повдоль дорог и на кромке полей в Западной Азии и тропической Африке, где время от времени выращивается как злаковая культура. Зерна можно есть сырыми, хотя они твердые и, как большая часть зернышек, горчат.

Заслуживает упоминания также цицания, либо водяной рис, долголетнее аква растение, в одичавшем виде встречающееся в Азии — в солоноватых и пресных водоемах и в заболоченной местности. Сбор цицании обычно делается весной и летом. Съедобна утолщенная нижняя часть ее стебля. Цицания врубается в состав разных блюд как поглотитель и нейтрализатор аромата, так как обладает мягеньким, ненавязчивым запахом. В конце лета и осенью можно собирать созрелый на ней рис, его варят либо жарят, после этого перемалывают и делают из него лепешки, которые также жарят на сковороде либо запекают на углях.

В Северной Америке всераспространен родственник цицании. Краснокожие так ценили это растение, что одно из племен даже назвалось в его честь — меномины, что переводится как «люди водяного риса»; меномины и поправлялись в большей степени этой травкой, возрастающей у маленьких озер. Майкл Вейнер в собственной книжке «Природные лекарства, природная еда» пишет, что краснокожие готовили для себя еду, «слегка поджаривая зерна в посудине, которую устанавливали на жаркие угли. Чтоб зерна не подгорели, их повсевременно еремешивали. Остывшие зерна обмолачивали и провеивали, а потом варили в воде и ели с голубикой либо кленовым сиропом или кидали в суп. Как и культурные сорта риса, водяной рис при варке набухает и иногда в процессе изготовления в три-четыре раза возрастает в объеме».

Есть, в конце концов, обычный тростник, встречающийся на хоть какой открытой и увлажненной местности в зонах умеренного климата обоих полушарий. Это высочайшая, до 3,5 метра, жесткая травка с серо-зелеными листьями и трепещущими на ветру перистыми соцветиями, состоящими из огромного количества карих растений. Все части тростника съедобны, в том числе и в сыром виде. Юные побеги можно отваривать или весной, до цветения, перемалывать в муку.

Съедобна также кора многих деревьев, на что справедливо показывает английское «Руководство». В руководстве как один из источников еды рассматривается кора одиннадцати древесных растений, при этом отмечается, что качество коры «лучше всего весной, с началом сокотечения». Другими словами, лучше, если ваш самолет свалится в период с марта по май.

«Выберите участок коры у основания ствола либо на оголенном корне, — рекомендует «Руководство», — ножиком снимите наружный слой и оголите внутренний. Этот сладковатый слой можно есть сырьем, а можно размягчить методом долгого вываривания, которое превратит флоэму в студенистую массу. Не считая того, внутреннюю кору можно запечь на углях, а потом перемолоть и использовать в виде муки». В том числе добавлять ее в супы и тушеные блюда.

Сейчас перечислю те одиннадцать растений, кора которых предлагается «Руководством» к употреблению в еду: вяз заржавелый, липа, береза, тополь, лиственница южноамериканская, осина, клен, ель, ветла, сосна и тсуга. Для представителей многих простых народов кора была и остается обыденным продуктом. Южноамериканские краснокожие ели березовую кору сырой, разорванной на куски и сваренной как лапша, они также перемалывали ее в муку, из которой пекли хлеб.

Дамы племени зуни готовили внутреннюю кору сосны: они поначалу варили ее, позже толкли, делали из приобретенной массы лепешки и пекли их в глиняной печи либо в яме; продукт выходил так жестким, что перед употреблением его приходилось варить в воде, но зато хранить эти лепешки можно было в течение многих месяцев. Использовалась и кора лиственницы, возрастающей в субарктических районах Северной Америки, Европы и Сибири. Сибирские народы делали из этой коры похлебку, а североамериканские краснокожие заваривали ее как чай.

Не обошел человек своим вниманием также камедь и смолу деревьев. При повреждении некие деревья выделяют сок, который, застывая, образует наплывы на коре. Если наплывы растворяются в воде — означает, это камедь (гумми), если нет — смола. И то и это обладает питательными и целебными качествами, богато сахарами и минеральными солями; и то и это неплохой растопочный материал. Многие коренные америкосы обожали жевать застывший сок. В сути, это собственного рода «кровь» растений, которую можно есть и пить, подобно крови большинства животных, также готовить разными методами.

Отлично известен и высоко ценится сок кленов. Существенное его количество идет на создание сахара и сиропа, чем в США занимается целая ветвь пищевой индустрии. Популярен в употреблении также сок березы, тсуги, мескитового дерева и сосны, хотя сахара в нем меньше, чем в кленовом. Сок всех этих деревьев можно употреблять сырым, а можно кипятить.

Съедобны и листья неких деревьев, хотя «Руководство по выживанию для армии США» советует ограничиться 3-мя: акацией, баобабом и сассафрасом. Меж тем таких деревьев еще больше, посреди их, к примеру, ель, ветла, тсуга и сосна. Хвою вечнозеленых деревьев можно заваривать как чай.

Сассафрас — распространенное дерево на востоке Северной Америки, где оно вырастает повдоль дорог и по лесным опушкам. Юные веточки и листья сассафраса можно есть свежайшими и засушенными, добавлять в супы. Оголите подземную часть его ствола, снимите с нее кору и высушите ее, после этого заваривайте как чай. Юные листья, цветочки и стручки акации, возрастающей в большинстве тропических районов, можно есть и сырыми, и в виде кулинарного блюда.

Употребляется в еду и баобаб, дерево с таким толстым стволом (до 10 метров в поперечнике!), что в нем можно выдолбить истинное жилье. Баобаб вырастает в африканской саванне (там его высушенные и растолченные листья именуют лабо и выпекают из их хлеб), в отдельных районах Австралии и на Мадагаскаре. Юные листья этого дерева добавляют в супы и тушеные блюда, также готовят как овощи. Из мякоти огромных тыквообразных плодов, которые время от времени именуют обезьяньим хлебом, готовят прохладительный напиток.

Ветлы, к которым очень неравнодушны олени, — 1-ый появляющийся из под снега источник витамина С. Юные ивовые листья можно есть сырыми, лучше в консистенции с другой зеленью. Их также можно отваривать и готовить на пару. Запомните общепринятое правило в отношении листвы: следует использовать только юные листочки — они, как и юные особи животных, птиц и других живых созданий, нежнее и потому легче перевариваются желудком.

В конце концов, съедобна и древесная порода неких деревьев. Что касается уже упоминавшегося сассафраса, то его юные веточки можно очищать от коры и жевать или варить для получения чая. То же правильно в отношении можжевельника (он вырастает в богатых солнцем районах Северной Америки и Северной Европы, в Азии, прямо до Японских островов, и в горах Северной Африки) и березы, веточки которой следует просто опустить в кипяточек, но не варить, потому что более высочайшая температура убивает приятный запах грушанки.

Отдельная история — стволы 2-ух пальмовых деревьев. Более известное и принципиальное из их — саговая пальма, родина которой острова Индонезии. Из ее древесной породы получают желтую муку, важный продукт питания населения отдаленных островов. На Молуккских островах базу рациона местных обитателей составляет конкретно саго, а не рис. Из этого региона саго экспортируется на другие острова Тихого океана и в Европу.

В стволе высочайшей пальмы бури, возрастающей по берегам островов Карибского моря, содержится крахмал. Сердцевину ствола можно есть сырой, только измельчив на комфортные для жевания куски. Не считая того, древесную породу бури можно мелко нарубить, высушить и перемолоть. Муку соединяют с водой и из приобретенного теста делают лепешки, которые жарят на сковороде либо на решетке. Верхний конец ствола, сокрытый под шапкой широких веерообразных листьев, также можно есть в любом виде, в большинстве случаев его отваривают.

Добавить комментарий