TwitterFacebookPinterestGoogle+

Психологическая поддержка

Совсем особенная роль в борьбе с воздействием психогенных причин отводится обоесторонней радиосвязи и телевидению.

Ах так обрисовывает воздействие радиосвязи на психическое состояние человека южноамериканский врач-

космонавт Саймонc, поднявшийся в 1957 г. на воздушном шаре на высоту 30 км и пробывший в стратосфере несколько суток: «В ночные часы узкая нить радиосвязи с моими друзьями в один момент стала для меня очень принципиальной. Если до этого меня раздражало, что своими неустанными расспросами и требованиями они мешали моим наблюдениям, то сейчас я радовался каждой способности побеседовать с ними».

И. Д. Папанин в собственном дневнике не один раз отмечал благотворное воздействие радиопереговоров на настроение полярников, зимовавших на льдине: «В семь часов вечера нас вызвали с острова Рудольфа… Было прекрасно слышно. Нам поведали, какие статьи и фото помещены в газетах, что молвят в Москве по поводу нашей экспедиции.

Позже прочли самые достойные внимания очерки, корреспонденции и статьи. По нашей просьбе прочитали страничку маленьких информационных заметок из «Правды». Все это новое вызывает у нас бурный экстаз, служит темой нескончаемых оживленных дискуссий. Мы прослушали также граммофонные пластинки, привезенные из Москвы. С волнением снимали наушники. Как будто побывали на Земле… Вроде бы мы ни были заняты своими научными делами, но нередко охото потолковать с друзьями, услышать их голоса. Сходу приобретаешь какую-то бодрость» 358.

Французский исследователь Антарктиды М. Маре пишет: «Наша радиорубка — самое драгоценное, что у нас есть. Ведь благодаря радио мы можем поддерживать постоянную связь с наружным миром, разговаривать со своими близкими, освобождаться от тяжёлого бремени одиночества… Наши поддерживали нас одобряющими духовными словами. Не будь у нас этой конкретной связи, жизнь наша стала бы тяжелее, а настроение усугубилось бы».

Все астронавты отмечают положительное воздействие обоесторонней радиосвязи на их настроение во время полета. Г. Т. Береговой ведает, что «в те редчайшие минутки, когда в делах наступало затишье, дружественное слово с Земли либо шуточка приходились как нельзя более кстати. Работа работой, а чувственная связь с Землей летчику-космонавту тотчас просто нужна. Что там ни гласи, а галлактические трассы пролегают пока через катастрофически пустынную местность» 359.

Отлично понятно подходящее воздействие на членов экипажей встреч по телевизионному каналу с семьями и близкими людьми. В. Лебедев писал в дневнике: «Послезавтра встреча с семьями по телевидению. Это праздничек…» Высоко оценивают астронавты и встречи с артистами, отмечая, что они очень важны в борьбе с монотонней и для поддержания неплохого самочувствия. Положительную роль играет информация о полете, передаваемая по широковещательным программкам, которые астронавты могут слушать во время отдыха в полете.

Как уже говорилось, у людей в экстремальных критериях при отсутствии соц коррекций могут появляться необыкновенные психологические состояния. Стоит отметить, что возникновение таких состояний, к примеру ярчайших эйдетических либо гипнагогических представлений, может вызывать у человека некорректную их интерпретацию («У меня галлюцинации, я схожу с разума») и содействовать развитию суровых психологических расстройств. Часто в этих критериях возникают тревожность, мнительность и т. п.

Необходимость в соц коррекциях стала в особенности животрепещущей с повышением продолжительности галлактических полетов. Академик О. Г. Газенко говорил: «Равномерно я пришел к мысли о том, что во время долгих орбитальных полетов имеет смысл как-то неофициально говорить с астронавтами, а отлично уяснив ситуацию и осознав их точку зрения по поводу каких-либо проблем, помогать ребятам ненавязчивыми, деликатными советами» 360.

Беседы с высоко знатными для астронавтов людьми сразу дали возможность снимать у их напряженность, разрешать многие сомнения и т. д. Вот что пишет об этой форме соц коррекций В. И. Севастьянов: «Одним из методов положительно повлиять на экипаж в полете являлись наши многократные совсем неформальные беседы с В. П. Поповым (врач-психолог.- В. Л.) и О. Г. Газенко, в процессе которых, как позже мы сообразили, они проводили психическую подготовку астронавтов. У нас установились с ними дружественные, деловые дела. Получив точные, ясные ответы и объяснения по всем мучившим нас вопросам относительно психологических, физиологических и других реакций, вероятных в полете, мы намного более уверенно ощущали себя… Возникшее доверие к психологу превращало сеансы связи с ним во время полета в дружественные беседы, короткие, но вселяющие в нас бодрость и уверенность в собственных силах контакты» 361.

Естественно, в одной главе не представляется вероятным разглядеть все меры борьбы с неблагоприятным воздействием на человека психогенных причин. Укажем только, что вопросы регулирования ритма сна и бодрствования решаются биоритмологией, а трудности сопряжения человека с машиной — инженерной психологией. Применительно к экстремальным условиям все эти трудности достаточно много представлены в ряде работ создателя этой книжки.

Добавить комментарий