TwitterFacebookPinterestGoogle+

Этапы психологической адаптации

Действие психотравмирующих причин вызывает в организме человека состояние перенапряжения — стресс. Стресс — неотъемлемая часть жизни, небезопасен только дистресс, когда организм не успевает восстанавливаться.

Важная неувязка экстремальных критерий — адаптация.

Исследования психологов выявили комплекс из 3-х главных реакций организма в процессе приспособления к новым условиям, назвав их общим синдромом адаптации. Это:

фаза тревожного состояния; фаза сопротивления; фаза истощения.

На шаге исходного психологического напряжения в 1-ые часы и минуты аварии либо катастрофы и попадания в экстремальную ситуацию усиливается психологическая напряженность, выражающаяся в тягостных переживаниях, в личном замедлении течения времени, в нарушениях сна. Она вызвана «проигрыванием» в воображении человека предполагаемых ситуаций, которые могут появиться в его положении.

Во время фазы сопротивления организм продолжает расходовать имеющиеся резервы, чтоб оставаться в норме. Но при всем этом при состоянии психологического напряжения происходит приближение к индивидумуальному барьеру человечьих способностей в адаптации к появившейся ситуации. При всем этом человек употребляет все запасные способности собственного организма и может производить сложную деятельность, многостью предвидя и контролируя свои поступки, не испытывая при всем этом волнения, ужаса либо растерянности.

Процесс психологической переадаптации может продолжаться от нескольких часов до нескольких суток зависимо от силы воли, рвения к жизни, общего физического состояния, отсутствия либо наличия травм, одиночества либо нахождения в группе.

Но при жестком и продолжительном воздействии стрессов происходит перенапряжение. Шаг психологической переадаптации сменяется шагом неустойчивой психологической деятельности. Возникают необыкновенные психические состояния: чувственная неустойчивость, нарушения ритма сна и бодрствования. Но в то же время это обычные защитные реакции организма в границах психической нормы. Эти необыкновенные психологические состояния отличаются от необратимых тем, что человек осознает кратковременность такового состояния, свою связь с окружающей средой и мотивированность собственных поступков, сохраняя при всем этом критичность по отношению к ним.

Если же давление окружающей агрессивной человеку среды на барьер психологической адаптации усиливается, то резервы организма катастрофически уменьшаются. Наступает фаза истощения. Когда резервы организма оказываются стопроцентно исчерпанными, происходит прорыв барьера психологической адаптации и наступает так именуемая психическая дезадаптация либо кризис.

Необыкновенные психологические состояния, возникающие на шаге неустойчивой психологической деятельности, многообразны. Время от времени у человека, остро переживающего одиночество и отсутствие инфы о том, что происходит вокруг него, возникают калоритные цветные сновидения, нередко тяжело отличаемые от действительности. Видения и слуховые галлюцицивилизации возникают и во время бодрствования. Усиленно работает воображение. Слышатся какие-то голоса, возникает чувство того, что кто-то повсевременно находится рядом, вдали мерцают какие-то люди, плотоядные животные… Галлюцинации появляются непроизвольно, помимо желания человека, и он не может от их избавиться. Эти нарушения обычного восприятия окружающей реальности происходят, обычно, в промежном состоянии меж бодрствованием и сном из-за неизменного напряжения и чертовского недосыпания.

Роберт Мэнри во время одиночного трансатлантического плавания на яхте «Тинкербель» обязан был принимать пилюли, чтоб бодрствовать. В один прекрасный момент днем он вдруг оказался в королевстве одичавшей фантазии, в необычном мире, где иллюзия и действительность заковыристо переплетались. Галлюцинация длилась несколько часов… «Я, фигурально выражаясь, очутился на ничейной земле, где реальность и воображение живут плечо о плечо и границы меж ними нереально определить… Подобно человеку, окутанному гипнотическим трансом, я лицезрел и слышал вещи, которых не было…» Так описывал он впоследствии свое необычное состояние. И дальше: «Я проникся убеждением, что я не один, что на «Тинкербель» находится еще кто-то. Не помню ни лица, ни того, как был одет этот кто-то, хотя, кажется, одежка его смахивала на костюмчик яхтсмена… Выяснилось, что он очутился на «Тинкербель» вроде бы по «автостопу» и я должен подвезти моего непрошеного пассажира к его дому, который находится на небольшом полуострове кое-где вблизи. Позднее румпель оказался в руках моего призрачного спутника, сам же я перевоплотился в пассажира». Стивен Каллахан, совершивший принужденный дрейф через Атлантику на спасательном плотике после крушения собственной яхты, именует надежды и мечты единственным убежищем от невзгод. «Вся моя жизнь проходит у меня перед очами, как будто кинофильм, который прокручивается вспять». Подобные представления появляются и у спелеологов. Мишель Чифр рассказывает: «Я лицезрел впереди себя море и голубое небо, людные пляжи, тыщи парней, дам, малышей… В глубине пропасти, совершенно рядом со мной, появлялось видение кораллового рифа».

У человека, находящегося в одиночестве, усиливается потребность в разговоре. Время от времени он начинает говорить сам с собой. Персонифицируются и неодушевленные предметы. Нередко отмечаются симптомы так именуемого астенического синдрома (т. е. истощения нервной системы). Это проявляется в чувственной неустойчивости, понижении настроения, вялости, апатии, заторможенности, сменяемой раздражительностью, нарушении сна, снижении работоспособности.

В некий мере удовлетворить потребность в разговоре при полном одиночестве помогает ведение дневниковых записей. Но не всегда есть, чем и на чем писать. Хотя при желании можно использовать огромное количество подручных природных материалов, о которых будет поведано в предстоящем.

Создание силой воображения «собеседника» и персонификация объектов являются прелестной защитной реакцией организма на экстремальную ситуацию в критериях полностьюго одиночества.

После благополучного окончания принужденного автономного существования в брутальной окружающей среде человек некое время находится либо в состоянии последнего возбуждения, либо, напротив, в состоянии глубочайшей депрессии.

Сроки реадаптации после возвращения в цивилизацию и обыденные для человека условия различны и зависят от степени воздействия на человека психотравмирующих причин, продолжительности нахождения в экстремальной ситуации и личных особенностей личности. В большинстве случаев переход к обыкновенному ритму работы и жизни занимает несколько дней, но время от времени этот процесс просит и поболее долгого времени: нескольких месяцев и даже лет!

Из всего вышесказанного вытекает, что у человека в экстремальной ситуации есть определенный предел времени, который очень существенно колеблется в зависимости не только лишь от наружных факторов воздействия, да и от психофизического состояния человека, также к тому же от определенных способностей жизнеобеспечения в экстремальных критериях.

Но есть, но, и те критичные числа и моменты, переступать которые организму не дано. Это касается пребывания человека в сильно охлажденной воде — ниже —6 °С, в мороз на сильном ветру. Даже при О °С, но ветре выше 5 м/с наступает обморожение и опасное переохлаждение организма. При продолжительном перегреве тела и, особенно, непокрытой головы, при недочете либо отсутствии воды (от потери всего 15 % воды от массы тела) наступает погибель.

Добавить комментарий