TwitterFacebookPinterestGoogle+

Кто такой «вор в законе»?

«Воры в законе» — это специфическое для СССР (в дальнейшем для России и стран СНГ) преступное объединение, не имеющее аналогов в мировой криминальной практике, образовавшееся в 30-х годах XX века и характеризующееся наличием жёсткого кодекса криминальных традиций, а также исключительным уровнем закрытости и конспиративности. На уголовном жаргоне словом «вор» без уточнений обычно называется только вор в законе, а не любой совершивший кражу, как в литературном языке. Вор в законе трактуется как «представитель элиты преступного мира, хранитель преступных традиций».

 

История

Появление «воров в законе» относится к началу 1930-х годов, когда жёсткими репрессивными мерами была подавлена активность политической оппозиции и была усилена борьба с общеуголовной преступностью, которая возросла в связи с коллективизацией и последовавшим за ней голодом. Основной сплачивающей силой преступного мира стала тенденция неполитического противодействия и неподчинения власти, а его элитой стали «воры в законе», которые называли себя хранителями криминальных традиций дореволюционной России.

 

«Воров в законе» связывал особый кодекс поведения, обычаи и традиции, в число которых вошли полное неприятие общественных норм и правил, в том числе связанных с семьёй («вор в законе» ни в коем случае не должен был иметь постоянных связей с женщинами) и не менее полный запрет на какое бы то ни было сотрудничество с государственными органами: как в форме участия в проводимых ими общественных мероприятиях, так и содействия судебно-следственным органам в расследовании преступлений.

 

В 1940-х годах эти традиции в конце концов привели к почти полному уничтожению этого преступного сообщества в исторической форме: во время Великой Отечественной войны многие из «воров в законе» ответили согласием на предложение властей вступить в ряды Красной Армии, чтобы защитить свою Родину от врага (так называемые «суки»). После победы над Германией они вернулись в лагеря, где между ними и «законниками», не отступившими от традиций преступной среды началась так называемая «сучья война», в результате которой обе стороны понесли крайне значительные потери.

 

В 1979 году в Кисловодске произошла встреча («сходка») криминальных лидеров («воров в законе») и нелегальных предпринимателей («цеховиков»). По результатам встречи была достигнута договорённость о выплате предпринимателями 10 % их доходов в обмен на безопасность.

 

Вор в законе — принятый в воровскую группировку, обязавшийся соблюдать воровские «законы», обычаи, традиции.

 

Правила «воров в законе»

Вора коронует сходка, она же и развенчивает провинившегося. Любая блатная санкция, вплоть до пощечины, проводится с ведома сходки. Вор не имеет права сам наказать вора. Он должен созвать сходку и предъявить санкцию. Прикрытием для сходок зачастую служат массовые мероприятия — свадьбы, юбилеи или похороны. Воровской сбор могут назначить и в лесу, но безопасней его вуалировать под официальный прием. Сходку назначают и в зоне. Раньше у воров была традиция собираться в тюремных больницах под видом пациентов. Лечебное учреждение выбиралось в зависимости от вопроса. Воров свозили то в городскую, то в областную, а порой и в республиканскую больницы. О «повестке дня» большинство воров не знает, расспрашивать же не принято: вор должен быть готовым ко всему, даже к самому худшему. На сходках обсуждается судьба общака, уголовная стратегия на ближайшее время, расправа над предателями, передел зон влияния, претенденты на корону. Все воры имеют одинаковый голос и пользуются равными правами. Если сорок лет назад сходку мог созвать любой из воров, то теперь она назначается общиной — группой из нескольких законников. Сходки бывают двух видов: местные и краевые. Все зависит от «повестки дня», от важности вопроса, который будет обсуждаться.

 

Приговорить вора к смерти вправе лишь краевая сходка, а лишить воровского звания, может и местный. К блатным санкциям у воров подход особый. Провинившегося вора могут постигнуть три вида наказания.

 

Наказания «вора в законе» (блатные санкции)

  • Пощёчина — её, как правило, дают за оскорбление. К тому же публично, во время сходки. Уклоняться или бить в ответ наказанный вор не смеет. Безобидная, на первый взгляд, кара без последствий не остается: авторитет вора уже пошатнулся, по миру расползётся слух — битый, мол.
  • Удар по ушам — церемония разжалования вора в законе. Развенчивают за обман, западло, а также нарушение воровского закона. Хотя разжалование может быть и почётным — по состоянию здоровья. Участь развенчанного вора зависти также не вызывает: он отстраняется от лакомого куска — общака, лишается рэкетируемого участка, а в зоне перемещается из угла или от окна поближе к центру. Экс-вор выживает уже самостоятельно.
  • Смерть. Ею карают только за измену. Предателем считается тот, кто сдал подельников, пошёл на сотрудничество с милицией, похитил общак, убил вора в законе без санкции сходки, вышел из воровского клана и, наконец, завязал.

Отойти от дел вор может лишь по серьезной болезни. Недомогание в счет не берется: им страдает добрая часть воров — тюремно-лагерный режим здоровья не прибавляет. Когда вор «бракуется» медкомиссией ИТУ, физически не в состоянии посещать сходки и идти на дело, он может попросить братву отправить его на пенсию. Братва сама проведет «врачебно-трудовую экспертизу» и отпустит вора с миром и почестями. Воры не лишаются титула, а лишь переименовываются на вор в короне. Во всех случаях судьбу «больного законника» решает братва, а не он сам. В противном случае он — изменник.

 

Изменник приглашается на очередную сходку, даже не ведая, что на повестке дня — его жизнь. Вор, обнаруживший предателя, оповещает об этом братву. Собравшиеся воры требуют подтверждений. Затем слово дается подозреваемому. Если он не сумеет доказать, что это — ложь, дела его плохи. Был случай, когда подозреваемый вор сначала наградил обидчика пощечиной, а лишь затем доказал свою невиновность. После этого братва одобрительно загудела. Поэтому, собирая сходку, вор-обвинитель запасается уликами, чтобы не подорвать собственный авторитет.

 

Если предатель уличен, братва выбирает способ казни. Иногда стараются имитировать самоубийство. Жертве предлагают исполнить вторую часть воровской клятвы, раз первая была нарушена: беспрекословно принять смерть за измену.

 

С самоубийцей меньше пыли. Тут и посмертная записка типа: «В моей смерти прошу никого не винить», и пистолет в руке, и единственная дырка в голове. Изменнику вручают пистолет с одним патроном. Выбора у вора нет, и он даже рад такой казни, ибо порой карают еще хуже. Считается, что такая смерть — везение.

 

Если вор, чувствуя свою кончину, не явился на встречу — назначают еще и палача. Среди законников бывает свой ликвидатор, работающий под «несчастный случай». Он поумнее, с фантазией, имеет в своем репертуаре дюжину способов отправить жертву на тот свет так, чтобы в милицейской сводке и в дальнейшем следственном деле стояло: «в результате ДТП», «в результате неосторожного обращения с огнем» или т.п. Их жертвы «курят в постели», «не умеют плавать», «неосторожны на дорогах», «пользуются самолечением». Иногда эти киллеры имеют в своем арсенале соблазнительных девиц, которых подсовывают жертве. После бурной ночи с красоткой ей (жертве) уже не проснуться.

 

Сходка может выбрать особо жестокий способ казни, всё зависит от вины. В Тюменской области был случай, когда приговоренного запихнули в отрезок строящегося нефтепровода и заварили вход. Чтобы доползти к выходу, пришлось преодолеть десяток километров. Когда через неделю вор увидел свет, то нормально соображать уже не мог. Он долго лечился у психиатров, искололся транквилизаторами, но обрести прежнее душевное спокойствие так и не сумел. Вор боялся темноты, шарахался от металлических предметов, в тесных помещениях с ним случалась истерика, везде чудился запах ржавчины. Лишь с помощью гипноза из больного удалось вытащить историю с нефтепроводом, но это лечения не продвинуло. Наконец, промучившись два года, пациент во время очередного ночного кошмара выбил окно и выпрыгнул с четвертого этажа психиатрической лечебницы.

 

В 30-х годах особой популярностью пользовались «бетонные боты»: смертника ставили в таз и заливали бетоном, затем бросали среди болота или сталкивали в ставок. Казнь родилась именно в России, а не среди американских или итальянских гангстеров. Однажды вору выкололи глаза, отрезали язык и вбили по гвоздю в уши, якобы за то, что он сдал свою обману и указал на общак. На разборку вор не явился и попытался спастись бегством. Палач настиг его в поезде. Говорят, что казнь проходила прямо в купе. Закончив процедуру, палач оставил на столике записку: «Имеющий уши — да не услышит, имеющий очи — да не увидит».

 

В зоне казнь происходила, как правило, в промышленном секторе, среди механизмов, агрегатов, котлов и печей. Здесь киллеру есть где развернуться. Он может и не работать под несчастный случай, а специально устроить показуху, дабы другим неповадно было. Головы жертв попадают в шестерни и под прессы, животы натыкаются на штыри, причем раз десять. Приговоренный может взять «на язык» 380 вольт переменного тока или оказаться под тонной «внезапно» рухнувшего штабеля бревен.

 

В последние годы среди новых воров появилась четвертая блатная санкция — финансовая. Принцип ее прост: подставил — плати. Штрафы назначает воровская община. Наказывают за опоздание на сходку, за срыв сделки, за то, что наследил. Сумма иногда достигает миллиона долларов.

 

В былые времена убить вора-изменника мог лишь равный по титулу, то есть «вор в законе». Теперь нравы и законы изменились. Новые законники, привыкшие все делать чужими руками, верны себе и в этом вопросе. Для казни зачастую приглашается киллер со стороны. Среди изменников попадаются настолько крутые, что нанимают нескольких убийц, знакомых с гранатометами, снайперским стрелковым оружием и взрывными работами. Вора могут сопровождать телохранители и возить бронированный автомобиль. Заколотить такого в трубу или расплющить прессом голову весьма проблематично.

 

Суд воровской жесток, но упразднить его никогда не пытались. Однажды один известный законник самодовольно заметил: «Кто судит от имени государства? Судебная коллегия из нескольких человек. Вора же судят полсотни воров, а то и больше. Все они присяжные с равноправным голосом».

 

Коронация

Коронация — инициация (посвящение) вора. Правом коронации обладает сходка по поручительству двух авторитетных воров. Не может быть коронован человек, имеющий плохую репутацию: сотрудничество с властями (службу в госучереждениях), карточный долг, прощёное оскорбление, принадлежность к гомосексуалистам. Иногда коронацию проводят за очень большие деньги, после этой процедуры таких «воров в законе» называют «апельсинами». Если на сходках «апельсины» пытаются показать доминирующую роль, по сравнинию с «ворами в законе», то они исключаются из общака и не имеют права голоса на сходках.

 

Коронацию могут провести и на свободе, и в зоне. Хотя большим уважением пользуется коронация в колонии или тюрьме. Некоторые из воров считают, что венец нужно вручать только в тюремной больнице или на пересылке. Корона — это символ. Он обязуется соблюдать законы и беспрекословно принять смерть в случае предательства. Вору торжественно наносят татуировку: сердце, пробитое кинжалом, — «смерть за измену». В воровском клане существуют ещё наколки, указывающие на законника. Скажем, парящий орёл с короной над головой (его накалывают на груди — Степан Разин), карточные масти внутри креста, подключичные звезды. Но их наносят после коронации.

 

Современность

Традиционно «вором в законе» может считаться лишь человек, имеющий судимости, достаточный авторитет в преступной среде, в отношении которого выполнена формальная процедура так называемого «коронования», однако в последнее время стали известны случаи получения этого титула людьми, не отбывавшими наказания, в том числе за деньги (см. выше «апельсины»).

 

В отличие от многих других криминальных сообществ, организация «воров в законе» не имеет чёткого ядра, постоянно функционирующих отделений; её верхушка действует на основах полного равенства участников, объединённых жёсткими рамками «блатных» традиций; органом управления данного сообщества является сходка, принимающая организационные решения, в том числе в форме письменных обращений к преступному миру («воровские прогоны», «малявы», «ксивы»). «Воры в законе» стремятся к установлению контроля над осуждёнными, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, как обращениями, так и подкупом или угрозами.

 

В число функций данного сообщества входят сплочение отдельных преступников и их групп, контроль над некоторыми сферами преступной деятельности, разрешение конфликтов в преступной среде, организация и контроль использования общих преступных касс («общаков»), внешние контакты с преступными организациями зарубежных стран.

 

«Воры в законе» не являются единой группой (среди них идёт постоянная борьба за власть, выделяются отдельные противостоящие друг другу группировки: «законники», «чёрные» и «красные», «славяне» и «кавказцы», «бубновые» и «пиковые»), однако именно они выполняют в России координирующую функцию, обеспечивают стабильность системы организованной преступности.

 

Особую опасность представляют те «воры в законе», которые контролируют экономическую преступность и оказывают влияние на политические процессы (таких в России 10–15 человек).

 

Добавить комментарий