TwitterFacebookPinterestGoogle+

Какое значение имело слово афедрон в древнегреческом языке?

Афедрóн (др.-греч. αφεδρων, от απο — от и εδρα — стул, седалище) — 1) истор. туалет, отхожее место в Древней Греции и Византии (в латинском языке назывался латриной — latrina).

 

2) анус, задний проход, а также ягодицы. Данное значение возникло из-за неточности при переводе Нового Завета с греческого языка.

Поскольку слово встречается лишь дважды в Новом Завете (Мф. 15:17 — «еще ли не понимаете, что все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон [εις αφεδρωνα]» и Мк. 7:18–19 — «Он сказал им: неужели и вы так непонятливы? Неужели не разумеете, что ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его? Потому что не в сердце его входит, а в чрево, и выходит вон [τον αφεδρωνα], чем очищается всякая пища») и не было известно в классических текстах, возникли трудности в его понимании.

 

В латинском переводе Нового Завета Иеронима использован эвфемизм secessus — «укромное место»: non intellegitis quia omne quod in os intrat in ventrem vadit et in secessum emittitur. В церковно-славянском переводе Евангелия слово оставлено без перевода, но передано творительным падежом: «Всяко, еже входит во уста, во чрево вмещается и афедроном исходит» (Мф. 15:17). В русском синодальном переводе «уста» и «чрево» оставлены, а существительное «афедрон» пропущено: «все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон». Однако в церковно-славянском и синодальном переводах ветхозаветной 4 книги Царств это слово используется в правильном значении — «место нечистот»:

и разбиша кумiры Вааловы, и низвергоша домъ Вааловъ, и определиша его на Афедронъ даже до дне сего.

 

Синодальный перевод: И раз­били статую Ваала, и разрушили капище Ваалово; и сделали из него место нечистот, до сего дня [4 Царств, 10:27, ц.-сл. и рус.]

(в греческом переводе ВЗ — Септуагинте — использовано другое греческое слово: λυτρων, или λουτρων, которое считают родственным лат. latrina.)

 

Основоположник Реформации Мартин Лютер перевел в своей Библии «афедрон» как «кишечник». Таким образом, до начала ХХ века теологи Запада полагали, что данное слово было эвфемизмом для обозначения человеческого кишечника или анального отверстия. Однако открытие и публикация надписи в Пергаме послужили доказательством, что «афедрон» обозначало уборную:

ΟΙ ΑΣΤΥΝΟΜΟΙ ΕΠΙΜΕΛΕΙΑΝ ΠΟΙΕΙΣΘΩΣ ΑΝ ΤΩΝ ΤΕ ΔΗΜΟΣΙΩΝ ΑΦΕΔΡΩΝΩΝ, ΚΑΙ ΤΩΝ ΕΞ ΑΥΤΩΝ ΥΠΟΝΟΜΩΝ ΚΑΙ ΕΑΝ ΤΙΝΕΣ ΜΗ ΣΤΕΓΝΟΙ ΚΑΙ ΕΑΝ ΤΙΝΕΣ ΜΗ ΣΤΕΓΝΟΙ ΥΠΑΡΧΩΣΙΝ ΚΑΙ ΤΩΝ … (далее текст обрывается).

Перевод: в обязанности астиномов [городских чиновников, осуществлявших надзор за городскими зданиями, дорогами и т.п.] входит сооружение общественных уборных [ΔΗΜΟΣΙΩΝ ΑΦΕΔΡΩΝΩΝ] и сточных канав из них. И если некоторые из уже существующих не покрыты [крышками]…

«Контрабандой» вошедшее в русский язык непóнятое греческое слово приобрело значение «задний проход», «ягодицы». Так, ок. 1670 г. опальный протопоп Аввакум писал своим гонителям, представителям официальной (Никоновской) церкви — митрополиту Павлу Крутицкому и архиепископу Илариону Рязанскому:

Разумныи! Мудрены вы со дьяволом! Нечего рассужать. Да нечева у вас и послушать доброму человеку: все говорите, как продавать, как куповать, как есть, как пить, как баб блудить, как робят в олтаре за афедрон хватать. А иное мне и молвить тово сором, что вы делаете…

По мнению комментаторов, имеются в виду аморальные поступки некоторых греков, участвовавших в церковном соборе 1666–1667 гг. Так, по слухам, греческий архимандрит Дионисий, склонный к содомскому греху, «блудил» в Успенском соборе с мальчиками-алтарниками. Об этом Аввакум подробно пишет во Второй челобитной царю.

 

В XVIII в. в одном из писем В.К. Тредиаковский, иронизируя над употреблением слова «седалище» в трагедии А.П. Сумарокова, пишет:

«[Князь] Кий просит, пришед в крайнее изнеможение, чтоб ему подано было седалище. О, рассуждение слепого мудрования! Знает автор, что сие слово есть славенское, и употреблено в псалмах за стул: не знает, что славенороссийский язык, которым автор все свое пишет, соединил с сим словом ныне гнусную идею, а именно то, что в Писании названо у нас афедроном. Следовательно, чего Кий просит, чтоб ему подано было, то пускай сам Кий, как трагическая персона, введенная от автора, обоняет».

В этом же значении слово встречается в ряде словарей XVIII в. — Поликарпов Ф.П. «Лексикон треязычный. Сиречь речений славенских, еллиногреческих и латинских сокровище…». М., 1704; «Флоринова Экономиа с немецкого на российской язык сокращенно переведена [Сергеем Волчковым]». СПб., 1738; Анатомико-физиологический словарь … на российском, латинском и французском языках ясно и кратко предлагаются .. трудами и иждивением Нестора Максимовича-Амбодика… СПб., 1783. (см. Словарь русского языка XVIII в.)

 

Использует его подобным образом и А.С. Пушкин в своем шуточном стихотворении «Ты и я»:

…Не имея в век забот,
Ты живешь в огромном доме;
Я ж средь горя и хлопот
Провожу дни на соломе.

Ешь ты сладко всякой день,
Тянешь вины на свободе,
И тебе не редко лень
Нужный долг отдать природе;

Я же с черствого куска,
От воды сырой и пресной,
Сажен за сто с чердака
За нуждой бегу известной.

Окружен рабов толпой,
С грозным деспотизма взором,
Афедрон ты жирный свой
Подтираешь коленкором;

Я же грешную дыру
Не балую детской модой
И Хвостова жесткой одой,
Хоть и морщуся, да тру.

(А.С. Пушкин. «Ты и я»)

 

В XIX — начале XX вв. слово «афедрон» сохранялось как эвфемизм в жаргоне семинаристов.

 

Новый всплеск интереса к полузабытому слову связан с присуждением Букеровской премии 2010 г. скандальному роману Елены Колядиной «Цветочный крест», который начинается словами:

— В афедрон не давала ли?..
Задавши сей вопрос, отец Логгин смешался. И зачем он спросил про афедрон? Но слово это так нравилось 21-летнему отцу Логгину, так отличало его от темной паствы, знать не знающей, что для подперделки, подбзделки, срачницы, жопы и охода есть благолепное наречие — афедрон. Срака — от лукавого. От Бога — афедрон!

Добавить комментарий