TwitterFacebookPinterestGoogle+

Называется, отдохнул!

Всем понятно, что охота и рыбалка — это увлечение людей, желающих отдохнуть на природе. Отдых этот, иногда, очень активный, на физическом уровне тяжелый, но зато психологически мы отдыхаем всегда, напрочь запамятывая о прозаических и служебных дилеммах и неурядицах. Ну, если и не всегда, то практически всегда…

К той памятной охоте в арсенале Андрея уже были 10-ки больших сазанов, амуров, толстолобиков и сомов. «Большие» — это рыбины по 6-8 кг весом, а сомы и того больше. Но «-плох тот боец, который не желает стать генералом», и плох тот охотник, который не вожделеет добыть монстра. И, главное, многим охотникам такое счастье выпадает, а Андрей еще только грезил. И, вот настал все таки этот «счастливый» денек.

Все складывалось отлично: и вода прозрачная, и солнышко нежное, и ветер не шумит, не гонит волну. Попалась щучка, позже стайка карасей, но охотник на мелочь не разменивается и плывет далее. Вот, посреди очень густых камышей образовалась полянка, где можно было просто проплыть охотнику. Полянка малая, всего-то с компактную, городскую квартиру. Только Андрей вплыл в нее, как сразу увидел ЕГО.

Про рыбу таких габаритов молвят «как свинья», «как бревно» либо просто «чудище». Практически под охотником лежал сазан, который поражал, сначала, собственной шириной: он был не тоньше самого охотника. В эту широченную спину и направил Андрей свое ружье. Вы-стрел.и монстр так ломанулся, что вышиб кустик камыша из грунта, а в мягенькой аква растительности образовался широкий и мутный проход. Поток воды не только положил травку, да и осязаемо стукнул самого стрелка, который находился от рыбины в полутора метрах. Стрела же осталась там, где повстречалась с сазаном, не пробив его чешую и не причинив ему ни мельчайшего вреда. Ружье, которым без заморочек добывались сазаны до восьми кило, оказалось бессильным перед броней такового гиганта.

Дрожащими руками Андрей поднял стрелу и перезарядил ружье. Он был в наисильнейшем расстройстве от таковой беды, и последними словами клял свое оружие. Но оставалась надежда отыскать все таки беглеца, и сделать что-то. Только, вот, что конкретно? Вобщем, сначала его еще было надо отыскать.

Стоило Андрею проплыть метра три, как вновь он оказался над точно таким же гигантом. Смотрелся сазан также: такая же спинища, таковой же пепельный отлив чешуи, только повернут к охотнику он был по другому. И до этого, чем сообразить «что, да как», палец уже давил на спусковой крючок ружья. И так же, как впервой, стрела не причинила никакого вреда рыбе, на этот раз не уперевшись, а скользнув по далекой, крутой половине спины. Этот гигант даже не очень и напугался — просто уплыл с места событий, где его потревожили, и не дали расслабленно отдохнуть.

Андрей был на грани. На грани срыва от такового нервного потрясения. Тяжелее всего было от сознания, что упущен шанс, что таковой встречи, таковой вожделенной встречи, уже никогда может не быть!! Обида и боль переполнили охотника так, что туманилось сознание, и тошно сосало под ложечкой.

Третьего (!) монстра Андрей увидел, еще не выплыв за границы этой магической полянки. Находясь в подавленном состоянии, он уже наперед знал, чем закончится и эта встреча. И был прав на все 100. С той только различием, что на наконечнике стрелы осталась нанизанной одна здоровая чешуйка.

Не предпринимая больше попыток отыскать «собственных» сазанов, охотник бросился к берегу. Он старался не смотретья часть на дно, опасаясь вновь узреть желанный, но недостижимый трофей. Выбравшись из воды напротив собственного походного лагеря, он бросил на землю ставшее никчемным и таким ненавистным ружье, и, извергая потоки практически несвязной брани на всех и вся, потребовал самое массивное ружье. Получив то, что желал, уже через минутку он плыл к священной полянке. Охотника переполняло желание быстрее «им» отомстить, и хоть чуточку возвратить для себя душевное спокойствие. Но, как досадно бы это не звучало. То был очевидно не его денек. Еще более 2-ух часов несчастный охотник рыскал по лиману, но напрасно. Сазаны-гиганты скрылись, как будто их и не было совсем.

На сберегал Андрей вышел, когда начинало смеркаться. Измотанный на физическом уровне и опустошенный морально, он был сейчас полностью спокоен. Так спокоен, что стращал этим собственных друзей. Ему очевидно требовался серьезный отдых.

P.S. Через пару дней после той охоты Андрей ходил по рыбному рынку и прикладывал к выставленным на продажу большим сазанам ту чешуйку, что осталась у него на стреле. Чешуя у 15-килограммовых, бронзовых красавчиков была очевидно меньше.

Добавить комментарий