TwitterFacebookPinterestGoogle+

Ножи KERSHAW

Южноамериканская компания KERSHAW KNIVES находится в Вильсонвиле (Wilsonville), в Орегоне – самом ножедельческом штате США. На собственном веб-сайте и в каталогах компания не очень охотно ведает о собственной истории, сейчас фактически заглавие и адресок исчерпывают всю доступную информацию о их.

Из более старенькых источников знаю, что основал ее Пит Кершоу (Pete Kershaw), а вот до года рождения конторы докопаться мне не удалось. Могу только представить, что она довольно-таки древняя, наверное, старше, чем общепризнанные нынешние фавориты ножевого рынка, такие как SPYDERCO, BENCHMADE либо CRKT. Конкретно в такие – старенькые, гордящиеся собственной историей и традициями, а при случае чуть-чуть дремлющие на лаврах – конторы больнее всего стукнул «ножевой штурм», начатый 15-20 годов назад нынешними фаворитами. Не улучшила им «настроения» также волна (да где там волна – цунами, как минимум!) дешевеньких дальневосточных подделок, которая практически затопила западный мир примерно в это самое время либо немножко позднее.

ножики  KERSHAW,  новые и не оченьНожики «с традициями и родословной» оказались ужаснее качеством, чем изделия новых компаний, использующих более современные технические решения и материалы. С другой стороны, они не выдерживали ценового напора дальневосточных подделок тех же новых, современных ножей. В итоге их изделия просто закончили продаваться, а изготовители значительно закачались на денежных ногах.

ножики KERSHAW, новые и не очень Спасение для KERSHAW пришло оттуда же, откуда значимая часть опасности – с далекого востока. Когда-то японский, а в реальности издавна уже транснациональный концерн KAI Cutlery, охотно принял пошатнувшуюся южноамериканскую фирму в свои широкие объятия, в каких она комфортно лежит до нынешнего денька.

Как это нередко практикуется – концерны ведь не очень обожают признаваться, что они концерны – заглавие компании сохранилось, даже некие модели их ножей выполняются на вильсонвильской фабрике. Подавляющее большая часть ножей, но, имеют дальневосточную родословную и выполняются на принадлежащих концерну фабриках в Стране восходящего солнца (модели по средней стоимости) либо в Китае (более дешевенькие).

Да-да, не удивляйтесь, пожалуйста, не на капиталистическом Тайване, а конкретно в красноватом, коммунистическом Китае! Ну и в чем этот его коммунизм фактически проявляется? Исключительно в том, что нажимают из людей сок, размахивая при всем этом красноватым флагом? Ну да, от этого выжатым, естественно, становится сходу и намного легче… Давайте, но, вернемся к нашим ножикам.

Имея долголетний опыт с изделиями этой конторы (старенькый Ti-Hawk, который закончили создавать много годов назад, – до нынешнего денька один из более возлюбленных моих ножей), я имел огромное количество способностей убедиться, что дальневосточная родословная не мешает их ножикам быть даже очень приличными изделиями.

ножики KERSHAW, новые и не очень Сделанные в Стране восходящего солнца ножики в смысле материалов и свойства, обычно, не уступают изделиям южноамериканским и в большинстве случаев превосходят европейские, как это не обидно признать для евро патриотизма. К ножикам, сделанным в Китае, отношение естественно несколько другое, но ведь они тоже проходят контроль свойства в материнской, американской, фирме.

И к тому же стоят только некординально дороже, чем их безыменные (и безгарантийные!) подделки. Вышло что-то вроде вышибания клина клином…

Говоря о дальневосточной родословной Кершоу, как раз пришло мне в голову, что она ведь дальневосточная, можно сказать, до мозга костей. Дело в том, что Кен Онион (Ken Onion), узнаваемый мастер-ножедел и создатель большинства моделей конторы, живет на Гаваях, а означает, конкретно на далеком востоке относительно Европы и Америки, хоть и есть это один из штатов США.

При всем моем почтении к изделиям конторы и к проектам Кена, не считаю, все же, правильным такое «зацикливание» серийного производства на работах 1-го мастера. Все изделия конторы носят тогда на для себя печать соответствующего для данного мастера стиля, что удачно ограничивает будущего покупателя в выборе.

Существенно лучше, когда компания предлагает выбор меж стилями и решениями огромного количества мастеров, видящих современный ножик каждый по собственному. Нынешние фавориты ножевого рынка очень внушительно это обосновывают, – может быть, вот поэтому они и фавориты.

В ближайшее время компания, нередко критикуемая за неизменную приверженность к проектам Кена Ониона, предложила покупателям определенную «разрядку» в виде ножика, создателем которого оглашено имя Стивена Сигала (Steven Seagal). Естественно, узнаваемый герой кинобоевиков и мастер художественного выпускания кишок не предложил ножик для резки колбасы и хлеба, хоть в неких собственных ролях и выступает как замаскированный под суперагента повар.

Ножик такового необыкновенного авторства просто должен издалека оказываться на виду и поражать воображение необыкновенной формой. Ну и поражает! Подпись актера на одной стороне клинка, японские «краказяблы» на другой, обтянутая шкурой ската (искусственной, естественно) рукоять – в общем, полные бушидо, икебана и харакири.

«Даг, – достаточно таки зловредно спросил я Дугласа Флагга, рекламного директора компании, – а почему этот ножик так подозрительно припоминает мне работы Кена Ониона?» «Ну, знаешь, Серж, Стивен ведь больше разбирается в размахивании ножиками, вот Кен мало и посодействовал ему в работе» – ответил Дуглас. Ура, сенсация – ну что Вы, нашего брата журналиста не понимаете что-ли? – нас ведь хлебом не корми, а дай только повод позубоскалить и повредничать!

Пристаю далее. «В чем все-таки эта «малая помощь» заключалась, – спрашиваю с невинной ухмылкой. Может быть, Стивен подписался на клинке, а Кен сделал все другое?» Дуглас, видя, что так просто от меня не отвертеться, закончил изображать сурового (он вообщем то мужчина радостный и общительный) и рассмеялся: «Более либо наименее так и было, как ты представил». «Ну, тогда с этим ножиком все в порядке, – у меня отлегло от сердца. – Беру, заверни, плииззз!»

Дома, когда я развлекся с ножиком незначительно дольше и познакомился ближе, не разочаровался. Качество производства хорошее, как и всех ножей, изготовленных в Стране восходящего солнца для американских компаний. Не буду здесь расписывать, как мягко крутится клинок на оси и как накрепко блокируется замок, это было бы просто скучновато.

Скажу просто: все действует конкретно так, как должно действовать за эти средства, никакого одолжения, просто отлично выполненное, приличное изделие. И рукоять в руке лежит приятно, как влитая. Вообщем то это тоже не сенсация и, тем паче, не одолжение – ножики авторства Кен Ониона конкретно этим слывут. И эта шкура ската, вправду ведь улучшает хват на рукояти, даже искусственная! Берешь ножик в руку – и прямо так и охото художественно им помахать.

«Ты давай поосторожней с этим, – супруга поглядела на меня с подозрением. – На данный момент мебель испортишь либо отхватишь для себя чего-нибудть – хмм – ритуальное, ниньзя недорезанный!» Сходу меня это чуть-чуть успокоило… А понимаете, что любопытно в этом ножике?

Обычно изготовители даже достаточно дорогих изделий ограничиваются вставкой другого, чем рукоять материала, лишь на одной ее стороне. На левой, если б мы держали ножик, как для резки хлеба, на той, которую обычно демонстрируют на снимках. А вот с другой стороны рукояти этой вставки часто нет, как, к примеру, в ножике Tempest конторы Masters of Defence. Сберегают что ли? А KERSHAW сделал вставку по обе стороны рукояти: и там, где видно на снимках, и там, где не видно. Вот расточители-то…

Раскрывается ножик просто, пенек для открывания одной рукою дальновидно уместили на обеих сторонах клинка. Ранее мне несколько раз бывало критиковать Кена и KERSHAW за то, что монтируют пенек только на одной стороне клинка. Не обожают левшей, что ли? Не знаю, я ли это так им жизнь отравил (приятно так мыслить, самолюбие, понимаете, как тогда играет?) либо просто левшей в конце концов полюбили, но вот на сигалском ножике с пеньком уже все в порядке, посиживает для себя на обеих сторонах клинка и позволяет отлично открывать ножик и правой, и левой рукою.

Они там еще таковой выступ на клинке сделали, который в открытом положении ножика работает как такая малая гарда. А в сложенном положении он выступает мало из хребта рукояти. На теоретическом уровне, если хорошо надавить на него указательным пальцем, то этого должно хватить, чтоб клинок по инерции сделал полный рабочий оборот и заблокировался в открытом положении.

ножики KERSHAW, новые и не очень Фактически, но, выступ незначительно маловат, но если посодействовать энергичным движением кисти руки, то ножик вправду раскрывается накрепко. В общем, по части открывания этот ножик левшам и обоеруким должен приглянуться. А вот с пружинистой клипсой незначительно сплоховали : ну что им стоило сделать ее так, чтоб можно было переставлять на всякую сторону рукояти!?

Немножко пороху (либо фантазии) не хватило, тем паче что конструкция ножика как раз к этому располагает. Рукоять совсем симметричная, ну и железные боковины несущей рамки находятся на обеих сторонах рукояти, а ведь конкретно в их вкручиваются крепящие клипсу винты. Видно, все-же еще что-то имеют против левшей в глубине души…

Клипсу можно переставить на задний конец рукояти так, чтоб носить ножик острием ввысь, но ах так раз этого при замке liner lock я не один раз не рекомендовал делать и дальше не советую. Хотя ножик и сохраняет закрытое положение так накрепко, как это вообщем может быть для такового типа замка, но все-же не так, чтоб признать ношение его в положении острием ввысь (tip-up carry по-английски) довольно неопасным.

Чувством надежности проникаешься сходу, как берешь ножик в руку. Увесистый таковой нож, но не очень, можно сказать, в самый раз для художественного размахивания. Литая дюралевая рукоять довольно крепкая и жесткая уже сама по для себя, но они впихнули в нее к тому же две железные пластинки практически двухмиллиметровой толщины! К тому же врезали их в углубления, фрезерованные по внутренней поверхности, дюралевые боковины, что еще более прирастило твердость рукояти.

Не предусмотрели задней, повдоль хребта рукояти, вкладки. Боковины рукояти удерживаются на данном расстоянии с помощью 3-х винтов со железными втулками-дистанцерами, оси клинка и ограничителя открывания – в сумме в 5 точках. Несокрушимая вышла, одним словом, рукоять, хоть и тяжеловата для каждодневного ношения, по последней мере, на мой взор. А ее открытая, просматривающаяся насквозь конструкция должна облегчить отмывание ножика от крррровищщщщи и обрезков мяса, когда супермастер-ниньзя уже окончит трансформацию всех врагов в маленький фарш.

«Не знаю, кого там нужно перерабатывать на фарш, – произнес мой друг, мастер-оружейник и страстный охотник, – а вот нож-шкуродер из него вышел бы хороший, ну и потрошить им было бы комфортно и не непременно заживо». Очень ему приглянулись не очень брутальное острие, выпуклый извив лезвия в фронтальной части и вогнутый участок в задней.

Очень, понимаете ли, комфортно таким вот вогнутым участком резать гладкие и упругие вещи, имеющие обыкновение соскальзывать, «удирать», к примеру, большие кровяные сосуды, хрящи, сухожилия – это вправду может понадобиться при разделке туши большого зверька. И отмыть ножик после окончания работы комфортно. «А может быть, ты бы мне его – вроде бы это сказать – уступил?»

ножики KERSHAW, новые и не очень Ну да, разбежался, он мне и самому нравится. Раз в день правда не ношу, тяжеловат ну и людей вокруг пугать незачем, но чтоб не иметь такового в коллекции – это уж ты, друг, извини! Чтоб не пугать людей, для каждодневного ношения мне больше понравился другой их ножик, тоже из новых, Sapphire именуется, сапфир по-русски. Не пишут в каталоге, кто его разработал, означает, вероятнее всего, команда штатных проектировщиков.

Породистый нож, прямо скажу, хоть и менее, чем мой возлюбленный Ti-Hawkа, но это уже мой старческий консерватизм сказывается. Вот они, все три присутствующих в этой статье ножика, старенькый Ti-Hawk посреди, Steven Seagal сверху и Sapphire понизу. Дюралевая ручка Sapphire вправду анодирована под цвет сапфира, а фрезерованные на поверхности «волны» отлично гармонируют с общей формой и подчеркивают изящество конструкции.

Этому же служит тонкий спуск клинка, но это уже снова же мой личный, личный вкус. Ну, может быть, не совершенно личный в смысле того, как клинок работает. Тонкий спуск идеальнее всего указывает себя конкретно при глубочайшем резе, чего-нибудь толстого, хоть бы хлеба либо колбасы, к примеру. Означает, в самый раз для каждодневного ношения в чисто мирных целях!

Раскрывается ножик при помощи двухстороннего, встроенного в клинок, пенька и этим прибыльно отличается от моего любимчика, Ti-Hawka. Пружинистая клипса держит ножик в кармашке острием вниз – очередной плюс. А то, что нельзя переставить ее на обратную сторону рукояти для удобства левшей, – это, естественно, очевидный минус и дискриминация. С другой стороны отверстия в, так сказать, лицевой, левой, той которую всегда демонстрируют на фото, стороне рукояти точно подпортили бы вид и изящество конструкции. Вот так, нет ни монеты с одной стороной, ни магнита с одним полюсом…

Обычная, достаточно таки плоская и не очень толстая рукоять укладывается в ладошки так отлично, что при не очень тяжеленной работе, соответствующей конкретно для каждодневного мирного использования ножика, юзер не испытает каких-то неудобств.

ножики KERSHAW, новые и не очень Любопытно они эту рукоять сконструировали. С правой стороны (если держать ножик как для резки хлеба) пластинка несущей рамки точно повторяет собственной формой достаточно узкую дюралевую накладку. Часть ее представляет собой пружинистое крылышко замка типа liner lock, как это водится в таких замках. А вот обратная пластинка имеет не полную ширину, фактически от нее осталась только узенькая полоса, пролегающая повдоль хребта рукояти и удерживающая внутри себя ось вращения клинка, ограничитель открывания и три соединяющие боковины винта.

Остальное убрали для облегчения конструкции, и, по-моему, верно сделали. Это все-же every day carry, а не tactical! Здесь легкость и изящество конструкции стоят на первом месте по сопоставлению с ее механической прочностью, тоже, кстати, полностью достаточной для использования в мирных целях.

Конечно, более толстая рукоять с округленным профилем поперечного сечения лежит в руке удобней и позволяет приложить огромную силу при работе ножиком. Но, с другой стороны, делает ножик более томным, приметным в кармашке и наименее комфортным при каждодневном ношении, в особенности, если желаем надеть костюмчик, завязать галстук и изображать джентльмена.

А так все в порядке, с таким ножом как Сапфир не постыдно даже показаться в «солидном обществе». Я своим Сапфиром пробовал и карандаши точить, и корреспонденцию открывать, от писем до накрепко запакованных посылок, и даже толстые, двенадцатимиллиметровые альпинистские капроновые веревки резать, не говоря уж о хлебе, колбасе и других бутербродных причиндалах.

Для использования в «мирных целях» такового ножика более чем довольно для каждого адекватномыслящего человека. И на окружающих не производит нехорошего воспоминания, быстрее напротив: «Ой, какой хорошенький!». Как при использовании «не мирном»? Вообще-то я не очень люблю данную тему, тем более, что даже в более «не мирных» местах на свете, о пырянии ножиками молвят все-же несоизмеримо больше, чем в реальности пыряют, к счастью, естественно.

С другой стороны, отлично понимаю, что для очень многих людей ножик – это единственное доступное орудие самообороны в случае, если зловредная судьба припрет его к стене и ставкой в игре станет его жизнь. Даже не непременно встречаться с бандитами. Необходимость как-то выпутаться из ремней в разбитом в аварии, перевернутом, готовом вот-вот загореться автомобиле может подстерегать каждого с намного большей вероятностью.

Точно могу гарантировать вам, что в таком положении вы даже не вспомните об удобствах и возблагодарите таковой ножик, какой будете при для себя иметь. И, конечно, от всего сердца желаю, чтоб никогда вам не пришлось проверить это на практике.

снова о ножиках Бенчмейд

Добавить комментарий