TwitterFacebookPinterestGoogle+

Искусство заточки ножа. Часть 2

В прошлой теме мы разглядели, почему ножик тупится и как следует вернуть верный режущий клин его лезвия. Как я уже гласил, после восстановления правильного режущего клина заточенным ножиком уже можно работать, если избавиться от заусенца.

Здесь нужно разобраться, а для чего вообщем от заусенца избавляться и почему он таковой зловредный? Да конкретно поэтому, что это заусенец и образует его сталь, «вытянутая» аж до максимума собственной пластичности (текучести). Вытягивают ее находящиеся в бруске абразивные зерна при помощи силы трения, это понятно. А до максимума текучести поэтому, что те частицы стали, которые этот предел пересекли, уже оторвались в процессе заточки. А те, что остались и образуют заусенец, оторвутся по первому «требованию», как нагрузим этот самый заусенец хоть немножко при резке. Тем паче что форму он имеет нерегулярную, случайную, завернут на одну либо другую сторону лезвия и штурмует разрезаемый материал под далековато не нулевым к плоскости симметрии лезвия углом. Не верите? Попытайтесь сами! Резаните таким лезвием с заусенцем, к примеру, лист толстого упаковочного картона. У-у-у, разрезает, как бритва! Так как нерегулярная форма заусенца присваивает ему характеристики микропилки. А сейчас снова. Чувствуете разницу? Заусенец, образованный чуть держащимися на месте частицами стали оторвался, оставляя на собственном месте довольно-таки тупую и к тому же хаотически выглядящую режущую кромку. Практически как перед заточкой, стоило ли столько стараться! Вот вот поэтому и нужно от него избавиться хоть какой ценой. Вообще-то в реальности совершенно избавиться от него не получится никогда, а вот свести его к минимуму можно попытаться. Конкретно этим мы и займемся в конце заточки. А пока давайте попробуем отшлифовать наш режущий клин до требуемого уровня гладкости (чистоты) образующих поверхностей.

А какой конкретно уровень было надо бы принять за соответственный? Неплохой вопрос! Глядя для какой работы. На данный момент я снова, как надо, позанудствую с теоретическими рассуждениями. Приглядитесь, пожалуйста, пристально, как вы режете различные предметы. Дерево строгаете, перемещая острие в направлении поперек полосы его режущей кромки, так же очиняете карандаши, так же бритва наступает на волосы при бритье. Давайте назовем это «чистым строганием». А вот свежайший хлеб либо зрелые помидоры идеальнее всего резать, перемещая лезвие только повдоль полосы режущей кромки, как пила перемещается относительно бревна либо коса относительно травки. Чтоб как-то отличать это действие, давайте назовем его «чистым пилением», хотя в базе реального пиления лежит совершенно другой процесс. Для незапятнанного строгания — чем более гладко лезвие отшлифовано, тем паче долговременным оно окажется. Это нормально. Всегда что-то ломается тем легче, чем больше выступает — и в технике, и в людском обществе. Довольно выровнять режущую кромку «в ниточку», без выступающих, оставленных абразивными зернами зубчиков и канавок меж ними, — и нечему будет ломаться! Другая сторона — так гладко отполированное лезвие не «пилит», просто нечем ему «пилить», раз нет зубчиков. Потому при любом методе резки, отличном от «чистого строгания», такое лезвие разрезает приметно наименее жестко. А чтоб резало агрессивнее, по другому говоря «пилило», нужно эти зубчики образовать, а поточнее не очень стараться от их избавиться. Так как после профилирования режущего клина на грубом бруске это даже не зубчики, а истинные, видимые невооруженным глазом, зубья. Но они у нас выкрошатся, оставляя на собственном месте тупое лезвие, если мы начнем резать чего-нибудть потверже свежайшего хлеба либо зрелых помидоров. А ведь рабочий, охотничий либо туристский ножик — это инструмент универсальный. К тому же большая часть реальных процессов резания в реальности состоит из «строгания» и «пиления», исключительно в различных пропорциях. До какой величины нужно уменьшить зубчики, чтоб лезвие отлично служило?

Тяжело ответить на этот вопрос совершенно точно. Я вообще-то всегда стараюсь отполировать лезвия собственных ножей как можно более гладко. Ну, скажем, не до зеркального блеска, это уже был бы перебор, но близко к этому — всегда пожалуйста! Ножик разрезает чуть-чуть наименее жестко, но в то же время намного лучше, чем средний полуострый, а вот заточку сохраняет намного подольше, чем при «шершавом», поначалу жестко режущем, лезвии. Но это дело вкуса, здесь нет готовых рецептов. Все находится в зависимости от внедрения ножика, стали клинка, толщины лезвия, склонностей и привычек юзера. Проще говоря, я вам расскажу, как отшлифовать лезвие до хоть какого уровня, а вот какой вас больше устраивает, это уж вы решите сами, на базе практики. Хорошо?

Тогда конец теории, и беремся за работу. Вообще-то мы не будем делать ничего нового. Просто возьмем брусок помельче и повторим все, в чем практиковались в прошлом номере. Начинаем от той стороны лезвия, в которую «смотрит» образованный нами заусенец. Шлифуем движениями только лезвием вперед, сразу стараясь этот самый зловредный заусенец уменьшить. Сейчас наша основная задачка — задерживать неизменный угол заточки — несколько упростилась. Пытайтесь ощутить, как ваше лезвие «идет» по бруску, рука в данном случае оказывается чувствительней, чем глаз. Помните, что сейчас вы шлифуете правильную плоскость. Если лезвие соприкасается с рабочей поверхностью бруска конкретно этой плоскостью, то вы почувствуете, что оно будто бы «тащится» с сопротивлением. Если только вы наклоните клинок в одну либо другую сторону, то потеряете плоскость соприкосновения и ваше лезвие пойдет по бруску некий кромкой: либо режущей, либо задней, той, что находится меж образующей поверхностью лезвия и спуском; и вы сходу почувствуете, что лезвие «пашет» по бруску.

Шлифуем, пока заусенец не появится по всей длине обратной стороны лезвия. Очень принципиально: если мы верно выпрофилировали режущий клин в самом начале, то заусенец должен показаться по всей длине лезвия сразу! Если не появился, означает либо наш клин образуют не совершенно плоские поверхности, либо линия их соприкосновения — режущая кромка — не всюду совпадает с плоскостью симметрии клинка. Либо все сходу…. В данном случае нет смысла «бороться» далее поэтому, что такая заточка все равно не будет до конца правильной. Давайте уж лучше создадим все снова, но как надо. Потому не нервничайте, берите твердый брусок и начинайте все поначалу. А вот если заусенец появился по всей длине лезвия сразу, скажем в течение 10–15 проходов, означает, 1-ый урок вы выполнили на отлично!

Сейчас переворачиваем клинок и точно так же шлифуем оборотную сторону лезвия до возникновения заусенца по всей его длине. И опять он должен показаться по всей длине фактически сразу, что будет свидетельствовать о правильной форме режущего клина и с этой стороны.

Вот сейчас, если избавиться от заусенца, то нашим ножиком уже в реальности можно работать. Если 2-ая стадия шлифования лезвия была проделана на довольно тонкодисперсном бруске, то такая заточка будет совершенно хорошо работать на подавляющем большинстве универсальных ножей общего внедрения. Но я стараюсь отшлифовать лезвия собственных ножей еще больше гладко и заканчиваю обычно на бруске, соответственном более маленькой наждачке. Я уже разъяснял, почему…

Если вы решите повторить мой метод заточки, то возьмите более маленький брусок и повторите все поначалу на обеих сторонах лезвия. Сейчас уже только слепой не заметил бы, что с каждой сменой бруска величина заусенца приметно миниатюризируется. И это еще одна причина для того, чтоб отшлифовать свое лезвие по способности более гладко.

Когда вы уже решите, что ваше лезвие отшлифовано довольно гладко и соответствует предусмотренному применению ножика, также вашим требованиям и привычкам, давайте попытаемся избавиться от заусенца. Он свою службу уже сослужил, демонстрируя нам, когда нужно крутить лезвие оборотной стороной либо поменять брусок на более маленький. Сейчас от него одни проблемы и нужно их попытаться уменьшить так, как только можно. Берем самый тонкодисперсный брусок, какой только имеется в нашем распоряжении, независимо от того, до какой степени гладкости (чистоты) мы желаем отшлифовать наше лезвие. Мы ведь уже не собираемся дальше шлифовать лезвие — только снять заусенец. Проводим лезвие по бруску режущей кромкой вперед один раз — одной стороной, позже другой и т.д., меняя сторону после каждого прохода. Довольно-таки много раз. Не жмем очень на клинок даже в самом начале, а с каждым следующим проходом уменьшаем нагрузку к тому же еще. Последние проходы делаем, чуть дотрагиваясь лезвием до бруска. Пожалуйста, обратите повышенное внимание конкретно на эту оканчивающую фазу заточки. Еще в старину гласили, что конец — делу венец. А ведь тогда не знали таких износостойких сталей, как современные высоколегированные нержавеющие! Да, да. Не удивляйтесь, пожалуйста. Заточка и затупление лезвия имеют в собственной базе один и тот же процесс — износ и стирание стали. Только тупится лезвие хаотически, случаем, а вот заточить его нужно, стирая сталь под четким контролем. А в остальном никакой различия. Сталь, которая просто точится, будет просто тупиться и напротив. А та, которая просто точится и тяжело тупится, существует исключительно в мечтах любителей ножей и в рекламе их производителей.

Должен вас сходу предупредить, что совершенно избавиться от заусенца на лезвии марочного, сделанного из современной нержавеющей «суперстали» клинка, вам будет очень и очень тяжело. В некий стадии работы может даже показаться, что заусенец вообщем больше не миниатюризируется (можно его просто ощутить, проведя пальцем поперек — не повдоль, порежетесь! — режущей кромки лезвия) и следующие проходы только переваливают заусенец с одной стороны лезвия на другую.

В особенности, если вы стараетесь заточить неплохой ножик на нехорошем бруске. Потому идеальнее всего сходу купите неплохой, мы побеседуем о их в одном из последующих номеров журнала.

Еще несколько практических советов как эффективней и чище избавиться от заусенца.

Незапятнанный брусок шлифует лучше, чем засоренный частицами стертой стали, и меньше тащит металл за собой. Потому перед последней стадией заточки — снятием заусенца — постарайтесь очистить ваш брусок так, как можно. Как это сделать, побеседуем, рассматривая определенные типы абразивов, а пока скажу, что мытье в воде смешанным с песком мылом должно посодействовать даже в случае самых дешевеньких и капризных брусков.

Сухой брусок шлифует лучше, чем намоченный водой либо маслом. Когда вы его «умоете», не смачивайте больше и работайте на сухом. На неких типах абразивов при основном процессе заточки так работать нельзя поэтому, что сходу засорите их намертво частицами стертой стали. Но даже на этих брусках можно сделать несколько 10-ов проходов с малым нажимом, нужных для снятия заусенца, насухо. Ничего с ними не случится, позже вычистите.

Алмазный брусок снимает заусенец лучше, чем глиняний либо из природного камня. Это понятно: алмазные абразивные зерна имеют более острые режущие грани и потому лучше шлифуют и меньше тащат металл за собой.

Дополнительный метод снятия заусенца: можно «поправить» лезвие на туго натянутом кожаном ремне либо кусочке кожи, положенном на плоскость, проводя его режущей кромкой вспять так, как правят небезопасные бритвы. Лично я этот метод не использую хотя бы поэтому, что могу отлично наточить хоть какой ножик на имеющихся в моем распоряжении брусках. К тому же это палка о 2-ух концах. Неопытный точильщик просто может проглядеть момент, когда правка начнет заворачивать тонюсенькую ленточку стали на фронтальной части режущей кромки и будет тупить лезвие заместо его заточки. А опытнейшему — правка ни к чему, брусками отлично обойдется.

А вот мусат — это штука нужная! Помните, в прошлом номере я демонстрировал на рисунках, как равномерно загибается в процессе резки режущая кромка? Отлично! Давайте ее выправим в одну прямую линию и снова установим повдоль плоскости симметрии клинка, пока это еще можно сделать. Поверхность неплохого мусата должна вообще-то быть гладкой, все посеченные продольными маленькими ребрами современные изобретения — это одна большая ошибка. Дело в том, что мусат совершенно не стирает сталь с лезвия. Проводя по нему лезвием от пятки к острию — и непременно лезвием вперед — мы ровняем режущую кромку, только и всего. Поэтому-то всяческие ребра на мусате совсем ни к чему. А если нет под рукою мусата, то сойдет даже оборотная сторона — обух другого клинка, только бы был гладкий, прямой и довольно жесткий. Она ведь там совершенно тоненькая, именно эта кромка, а площадь соприкосновения с очень выгнутой поверхностью мусата очень малая. Означает, давление на стали выходит большущее, потому работайте «с чувством, с толком, с расстановкой», как учил классик. По другому быстренько завернете свою режущую кромку в другую сторону и достигнете оборотного эффекта: погнете ее еще более заместо того, чтоб выправить. Только несколько проходов туда-сюда, одной стороной-другой, попеременно, по разу. И ваша режущая кромка, снова ровная и сориентированная повдоль плоскости симметрии клинка, прямо-таки вздрогнет от наслаждения и благодарности. А отблагодарит вас тем, что правленый после каждой сколько-либо суровой резки ножик не нужно будет точить на абразиве долго-долго. А сейчас определенная ложь, так как это не научно, но подтверждается на практике! Когда вам уже совершенно надоест биться с остатками упорного, переваливающегося с одной стороны на другую заусенца при помощи брусков, возьмите и проведите вашим лезвием пару раз, по одному проходу каждой стороной, по отличному, гладкому мусату. Это должно снять остатки заусенца просто и отлично. Но не упрощайте чрезвычайно, повторяю — только его остатки!

Еще несколько слов о брусках, так как готов поспорить, что вы уже удостоверились в малой пригодности того, что имеете дома для заточки фирменных ножей, и примериваетесь к покупке нового, и уже перестану занудствовать. До последующего номера, естественно.

На каком бруске — алмазном либо глиняном — лучше профилировать режущий клин? На грубом алмазном. Так как шлифует намного быстрей и эффективней, означает, меньше времени и сил заточка у нас займет. Нет, но, монеты с одной стороной либо магнита с одним полюсом. Раз эффективней шлифует, означает легче разрушить лезвие, если дрогнет рука либо подведет умение. Последствия таковой ошибки сложнее будет поправить. Но для юзера, который отлично знает, что делает, и ценит свое время и усилия, алмазный брусок просто незаменим. Я, к примеру, львиную долю работы по заточке выполняю на алмазных брусках, просто я очень ленивый, чтоб возиться с глиняними. Которые, кстати, тоже имеют собственных поклонников…

А вот окончательную шлифовку стараюсь делать на очень маленькой фирменной керамике. В особенности, когда собираюсь повытрепываться своим мастерством перед знатоками. Приятно, понимаете ли, где-нибудь на интернациональной выставке повстречаться с кружком таких же, как я, стукнутых, вытащить собственный нож, показать, что он умеет и услышать: «Н-у-у-у, так, как Серж, точить я еще не скоро научусь, может быть, когда-нибудь…» Хвалюсь чуть-чуть? И да, и нет! Да, так как просто приятно. Нет, так как прибедняются ребята, тоже хорошо могут точить. По сути этому несложно научиться, нужно только один раз дать для себя труд разобраться во всем, как надо. А для простоты и скорости можно, естественно, окончить заточку на очень маленьком алмазном бруске, для рабочих ножей этого более чем довольно. Тем паче что и заусенец они снимают намного эффективней. Лезвие затупится резвее — это правда. Но зато резать будет малость более жестко, чем законченное на глиняном бруске с таковой же степенью зернистости. На данный момент объясню, почему. Да просто поэтому, что алмазные абразивные зерна имеют более острые режущие грани, я об этом уже гласил. Вот и выходит, что оставленные ими канавки и выступы меж ними имеют более «крутые берега». А понятно, что крутой сберегал легче обрушивается. Проще говоря, режущая кромка, законченная на глиняном бруске, выходит гладкой, меньше похожа на микро-пилочку, потому наименее брутальная, зато более долговременная.

Ну вот, сейчас наш ножик уже наточен, как надо, обривает волосы на предплечье и разрезает на весу лист писчей бумаги. Означает ли это, что уже все изготовлено и ничего больше нельзя? Не совершенно так! Но об этом мы побеседуем уже в последующем номере журнала. До встречи!

Иллюстрации

Отлично заточенным ножиком с клинком длиной 10 см в один прием можно перерезать сложенную в четыре раза полдюймовую пеньковую веревку

1. Чистое строгание

2. Чистое пиление

3. Реальная резка

Направление движения клинка

Фактически каждый реальный процесс резки складывается как из «чистого строгания», так и из «чистого пиления», исключительно в различных пропорциях.



Если вы ведете лезвие по поверхности бруска плоскостью правильного режущего клина, то оно «тащится с сопротивлением». Но довольно наклонить клинок малость в одну либо другую сторону, как плоская поверхность соприкосновения преобразуется в узкую линию и лезвие начинает очевидно «пахать» по бруску. Почувствуйте разницу, рука в данном случае даст подсказку вам больше, чем глаз.

Набросок, иллюстрирующий разницу меж брусками алмазными и глиняними либо натуральными. Количество абразивных зернышек на единицу длины одно и то же, и, означает, формально — это как бы та степень зернистости. А вот работает по другому поэтому, что абразивные зерна имеют намного более острые режущие грани. И потому лезвие работает по другому. Облегченная схема, естественно, но мысль понятна, правда?

Добавить комментарий