TwitterFacebookPinterestGoogle+

Что такое некромантия?

Некромантия (от греч. νεκρρς — мёртвый и μαντεα — гадание) — способ прорицания, который заключается в вызывании духов мёртвых с различными целями: от духовной защиты до получения знаний, в том числе о будущем. В основе данной практики лежит убеждение в том, что мёртвые обладают особым могуществом и могут покровительствовать живым. В Древней Греции некроманты в состоянии транса вызывали духов в святилищах Аида и Персефоны. Эти святилища строились обычно в сакральных, близких к подземному миру местах: пещерах, ущельях, вблизи горячих минеральных источников.

Начиная с эпохи Ренессанса некромантия, по определенным причинам, стала ассоциироваться с черной магией и демонологией в целом, уступая место раннему, более специфичному значению. Известный оккультист Элифас Леви в своей книге Dogma et Ritual определяет некромантию как способ оживления астральных тел.

 

Церковь не отрицает того, что с особого дозволения Бога души покойных могут являться живым и даже иногда сообщать сведения, неизвестные последним. Однако, понимаемая как искусство или наука возвращать мертвых к жизни, некромантия, по мнению теологов, является занятием бесовским.

Согласно Католической энциклопедии одна из главных целей этой формы магии-предсказание будущего. Мертвецы, более не связанные ограничениями смертного, физического плана бытия, способны прозревать будущее. В свою очередь, маг может вынудить мертвецов поделиться с ним знанием будущего. Кроме того, души покойных, блуждающие в сфере теней, которая окружает физический план, способны указывать местонахождение кладов, осведомлены о природе различных духов и демонов и могут сообщить магу, как вступить в контакт с последними.

Спиритизм иногда описывают его как современную форму некромантии. Сами спириты, однако, считают, что преследуют иные цели, чем некроманты, а их обряды выглядят довольно невинными в сравнении с некромантией — одной из самых отвратительных и опасных разновидностей магии.

 

Ритуалы некромантии. Описания ритуалов весьма разнообразны и в них трудно отделить правду от вымысла. Ниже для примера приводится несколько подобных описаний. 

 

1. За девять дней до церемонии некромант и его помощники начинают, готовиться к ней, создавая вокруг себя «ауру смерти». Они одеваются в погребальные одежды, снятые с трупов, и не должны снимать их до конца операции. Облачившись в эти одеяния, они читают заупокойные молитвы по самим себе. В течение всего периода подготовки маги не должны приближаться к женщинам и даже просто смотреть на них. Они едят собачье мясо и черный хлеб, выпеченный без соли и дрожжей, и пьют неперебродивший виноградный сок. Собака — это животное Гекаты, богини призраков, смерти и бесплодия, ужасной и неумолимой обитательницы пустоты; призывающий Гекату должен отворачиваться, ибо тот, кто ее увидел, теряет рассудок. Воздержание от соли — символ посмертного разложения, так как соль является консервантом. Хлеб, выпеченный без дрожжей, и неперебродивший виноградный сок символизируют материю, лишенную духа, — прах земной, не одухотворенный искрой жизни. Кроме того, этот хлеб и виноградный сок служат некромантическими аналогами хлеба и вина причастия: вкушая их, некромант причащается к пустоте и отчаянию. В результате подобных приготовлений маг вступает в область смерти и уподобляется трупу.

В этом состоянии ему легче будет установить контакт с настоящим трупом, который он вознамерился потревожить. По истечении девяти дней некромант со своими помощниками отправляется на могилу. Явиться туда следует либо между полночью и часом ночи (первый час новых суток), либо сразу же после захода солнца (в первый час нового дня по старинной традиции). Могила очерчивается магическим кругом. Ассистенты должны принести с собой факелы; они зажигают благовоние, состоящее из смеси белены, болиголова, древесины алоэ, шафрана, опия и мандрагоры.

 

Затем следует вскрыть могилу и гроб. Некромант трижды касается трупа магическим жезлом, повелевая мертвому восстать. Один из вариантов этого заклинания звучит так: «Во имя Святого Воскресения и во имя мук осужденных и проклятых повелеваю и приказываю тебе, дух покойного N, исполнить мои пожелания и повиноваться сим священным обрядам под страхом вечной муки. Беральд, Бероальд, Бальбин, Габ, Габор, Агаба, восстань, восстань, повелеваю N, приказываю тебе».

2. Известен и другой, более долгий ритуал, применяющийся для воскрешения самоубийцы. В этом случае маг заклинает душу покойного тайнами бездны, пламенем Банала, силой востока, молчанием ночи и обрядами Гекаты, после чего повелевает мертвецу восстать и сообщить, почему он лишил себя жизни, где его душа находится сейчас и где окажется впоследствии. Маг девять раз прикасается к трупу жезлом и произносит: "Заклинаю тебя, дух покойного N, отвечать на мои вопросы так, как если бы питал ты надежду на покой благословенный и на избавление от всех твоих скорбей. Кровью Иисуса, пролитою за тебя, заклинаю и повелеваю тебе ответить на мой вопрос».

Затем тело извлекают из гроба и укладывают головой к востоку, в позе распятого Христа, дабы покойный воскрес по примеру Сына Божьего. В правую руку его вкладывают плошку с вином, мастикой и сладким маслом, после чего эту смесь зажигают. Некромант приказывает душе вернуться в покинутое ею тело и ответить на все вопросы, заклиная ее «силою Святого Воскресения и положением тела Спасителя мира» и угрожая «болью мучений и скитаний в продолжение трижды семи лет, кою в моей власти навлечь на тебя священными обрядами магии».

Как только маг трижды повторит это заклинание, душа возвращается в тело. Труп медленно поднимается и встает на ноги. На вопросы мага он отвечает слабым, глухим голосом. Затем некромант должен в награду даровать ему покой. Он уничтожает тело, сжигая его или закапывая в известь, чтобы никто больше не потревожил душу покойного чародейством.

3. Описанный в «Фарсалиях» Лукана во времена Нерона ритуал некромантии отлично согласуется с современной теорией магии. Сикст Помпеи, сын Помпея Великого, желая узнать, что уготовала ему судьба, решает обратиться к душе покойного, дабы наверняка получить четкий и точный ответ. «С тех оракулов и пророков, что служат Олимпийцам, довольно будет и загадок в ответ на их вопросы, но тот, кто осмелился совещаться с мертвым, достоин услышать истину». Обряд совершает ведьма Эрихто, которая «на короткой ноге с адскими силами, ибо часто сидела в могилах» (то есть, по сути дела, уподоблялась трупу). Вдобавок Эрихто окружают предметы, тесно связанные со смертью, — куски мяса и кости, украденные с погребальных костров, на которых сжигали безвременно умерших детей; погребальные одежды и лоскуты человеческой кожи; ногти, языки и глаза трупов.

Для обряда Эрихто потребовала доставить ей свежий труп с еще не разложившимися легкими, дабы тот говорил громко и отчетливо. Старые трупы «только пищат невнятно». Согласно оккультным представлениям, часть жизненной силы сохраняется в теле и после смерти, но со временем эта энергия рассеивается. Итак, по распоряжению ведьмы, свежий труп был найден и доставлен в тенистое место среди тисов. Эрихто взрезала грудь трупа и влила в жилы покойного смесь, состоявшую из теплой менструальной крови, слюны бешеной собаки, кишок рыси, горба гиены, вскормленной трупным мясом, сброшенной змеиной кожи и листьев каких-то растений, на которые ведьма предварительно поплевала. Все эти ингредиенты должны были «вдохнуть в труп некое извращенное подобие жизни». Затем Эрихто пропела заклинание на варварском языке, в котором, казалось, слились воедино собачий лай и завывание волков, крик совы, рев диких зверей и шипение змеи, грохот волн, разбивающихся о скалы, шелест лесных деревьев и рокот грома. Ведьма воззвала к Стиксу и полям Элизия, к «благим Эвменидам, терзающим осужденные души» (имя этих зловещих богинь было эвфемизмом, предназначенным для усмирения их ярости), к Прозерпине и Гекате, к Гермесу Трижды Величайшему — проводнику душ мертвых в загробное царство, к трем Паркам, к адскому лодочнику Харону, к первозданному Хаосу и к «истинному Владыке Земли, который терпит бесконечную муку там, внизу, ибо боги уже давно при смерти».

Когда с заклинанием было покончено, дух появился, но поначалу он заупрямился и отказался войти в труп. Эрихто пригрозила ему всеми силами ада. Тогда кровь покойного начала понемногу теплеть и побежала по жилам, грудная клетка стала медленно подниматься и опускаться, мускулы напряглись, и наконец труп вскочил на ноги и встал перед ведьмой, бледный и словно одеревеневший. Он ответил на вопросы Помпея и в награду, как и положено, был сожжен дотла.

4. В романе Алистера Кроули «Лунное дитя» ритуал некромантии начинается на закате. Маги разуваются, чтобы «соединиться с землей босыми ногами, черпая силы из древней вулканической почвы». Почву они покрывают слоем скользкого ила, а поверх ила насыпают серу. Затем на сере они чертят рогатиной (символ дьявола) магический круг и засыпают обе борозды угольной пылью.

Труп помещают в центр круга головой к северу («теневой» стороне). Один ассистент держит зажженную свечу из черного воска, другой — козла на привязи и серп. Главный маг зажигает девять маленьких свечей и расставляет их по периметру круга. (Частое употребление числа 9 в некромантии может быть связано с древним представлением о девяти небесных сферах, через которые душа проходит после смерти.) Затем он протыкает железными гвоздями четырех черных кошек, чтобы их мучения отгоняли «нежелательных духов», и размещает их по четырем сторонам света.

Маги намеревались «вызвать демона, заставить его вселиться в козла и, когда демон овладеет им, заколоть животное над трупом… чтобы демоническая сила передалась последнему», тем самым вернув покойника к жизни. В ходе ритуала маги нараспев читают заклинания, козел блеет, кошки визжат, и воцаряется настоящая какофония: «Некромантам чудилось, что сам воздух, сделавшийся вдруг плотным и вязким, порождал бесчисленных ползучих тварей и безобразных чудовищ, мертворожденных отпрысков угасших ветвей Творения и уродливые лики ошибок Природы, отвергнутых когда-то ею самой».

В кульминационный момент козел начинает рваться с привязи; маги понимают, что демон уже овладел животным, и один из ассистентов вонзает серп ему в сердце. Кровь брызжет во все стороны — на тело покойного, на лица некромантов; запах ее сливается с запахами пота и разлагающегося трупа.

 

Главный некромант приступает к заключительному ритуалу. Он отсекает голову козлу и помещает ее в специально сделанный разрез на животе трупа; другие части тела животного он кладет в рот покойному. Тем самым покойный отождествляется с козлом. Внезапно один из ассистентов бросается на труп и принимается рвать его зубами и слизывать кровь. Это — самый слабый член группы; и дух покойного, одержимый демоном, предпочитает говорить его устами. Оторвавшись от трупа, ассистент садится; на лице его написано полное блаженство; он отвечает на все вопросы быстро и убедительно.

 

Добавить комментарий