TwitterFacebookPinterestGoogle+

Песчаная яма -дом песчаной рыбки

Тем, кто ловил в дальнем детстве «тогдашних» 20-сантиметровых пескарей, всегда было ясно, что это полностью достойный рыбацкий трофей, ведь мясо этой рыбы имеет хороший вкус в горячем и очень питательно. Сейчас такие трофейные пескари — уникальность. Кое-где их истребили неочищенными стоками неразумные хозяева, кое-где вытеснил ротан, ведь эта «дальневосточная чума» не только лишь с удовольствием пожирает икру пескаря, да и интенсивно преследует его молодь.

Пескарем окрестили эту маленькую рыбку поэтому, что она любит песок и держится на нем ежегодно: даже зимой отыскивает ямку со светлым промытым дном и заметным течением.

Латинское заглавие вида — Gobio gobio, и всераспространен он был еще не так давно почти везде — от Европы до бассейна Амура. Еще посреди прошедшего века пескари густо населяли фактически все чистые ручьи и речушки европейской части страны. В ручьях большие своры этой рыбы проворно сновали от убежища к укрытию, хоронясь под нависшими над водой травками, в куртинах донной растительности; в реках обильно населяли песочные отмели, темными облачками кочуя по ярко освещенному песочному дну. Мальчишки ловили их даже майками, загоняя ногами в свои импровизированные сети. Времена эти, похоже, невозвратно канули в Лету И причина, возможно, не только лишь в том, что пескаря потеснил ротан (он же головешка): шестивалентная грязь, смываемая с асфальта в придорожные ручьи, никак не добавляет песочной рыбке шансов выжить и размножиться…

Ученые именуют пескаря «обычным бентофагом» — любителем и пожирателем донных беспозвоночных. Вправду, это одна из немногих наших речных рыб,

которая никогда не плавится. Она не участвует в общерыбных пиршествах по поводу вылета каких-нибудь козявок, когда все жители водоема на поверхности с наслаждением пожирают даже трупики насекомых, упавшие на воду.

Не обращая внимания на всеобщее веселье, пескарь и в это время ищет себе пропитание лишь на деньке. Расцветка его неказиста, но имеет черты, которые позволяют не перепутать эту рыбку ни с какой другой. Спинка черная, переходящая на боках в синевато-серую чешую, раскрашенную темными ромбическими пятнами. Брюшко практически белоснежное, но с этим же синим отливом. Спинной и хвостовой плавники пятнистые, брюшные — сероватые. Самым заметным украшением пескаря являются его усы. Они размещаются в уголках рта, и, хотя не добиваются величины сомовьих, их извив присваивает рыбке удалой вид. Размеры пескаря могут быть очень солидными: наибольшая длина — до 220 мм (сейчас ловят эту рыбу длиной менее 150 мм).

На местности нашей страны встречается некоторое количество видов этих рыб. Не считая обыденного пескаря, есть некоторое количество видов, населяющих реки Сибири и бассейн Амура. Их количество и роль в жизни водоемов малозначительны.

Поиск

В зимнее время пескарь также держится более глубочайших мест, но очень изредка занимает ямы на глубинах, превосходящих 2—3 м. Как правило это малозначительные углубления поблизости берега с малозаметным движением воды.

« — А что, батя, в вашей речке рыба есть ? -поинтересовался я у владельца после небогатого завтрака.

— В Муравле-то ? — переспросил он, как будто у села текло 10 речек. — Какая там рыба! Так, парням на развлечены. Мелочь всякая.

-А на сковороде и мелочь бывает смачна, -заключил я и стал собираться под неразборчивое дедово мурлыканье. Он бурчал что-то, кажется:

— Знамо, знамо… — и с колебанием качал головой.

После теплой избы со стойким дубовым духом, смешанным с запахами травок, которые у деда сушились практически всюду, мороз на речке, подкрепленный несильным, но устойчивым ветром, казался в особенности жгучим. Но, когда я спрыгнул с достаточно крутого берега в речное русло, чувство это пропало. Тут был затишек, и мороз фактически не ощущался. Более того, укрытые от мороза и ветра тут, под откосом, продолжали вегетацию прибрежные травки, удивляя в декабрьскую предновогоднюю стужу собственной зеленой щетинкой, явственно пробивавшейся через желтоватый ковер увядшей растительности. В особенности благоденствовала горьковатая полынь. Ее сочные кусты были так красивы, что, извинившись перед нею, я отщипнул от 1-го из их маленький листочек, точнее, край листочка и, размяв в пальцах, понюхал. Запах горячего лета пахнул на меня, напоминая пыльные дороги посреди этих бескрайних степей.

Муравля, вправду, шириной не удалась. Шесть-семь метров от берега до берега. Но 1-ые же лунки проявили, что глубина тут солидная и скорость течения принуждает либо ловить впроводку, либо использовать более тяжелые приманки да еще оснащать их грузилами. Больше часа провел я за этим увлекательным занятием, но не только лишь ничего не изловил, но даже не лицезрел ничего схожего на клев. Продвигаясь по руслу, я уже прошел практически километр и увидел маленький плес, окруженный крутыми песчаными берегами. Возможно, плес сотворили хуторяне, когда-то копавшие в этом месте песок. Ветер гулял тут свободно повдоль русла, завихряясь и кружа поземку. Потому лед был совсем нагой. Было отлично видно по изгибу более высочайшего левого берега, где проходит тут стрежень, как следует, где могут быть зимовальные ямы — мечта всякого рыболова. Но лунки, просверленные через весь плес, не принесли результата. Это уже мне совершенно не понравилось. Еще у первой лунки я внимательно разглядел воду, понюхал ее и попробо вал на вкус. Помоему, ее можно было даже пить. Отсутствие в таком заповеднике рыбы не лезло совершенно ни в какие ворота. Полное отсутствие хотя бы ничтожного ершика либо окушка (то, что на мотыля и блесны никто не реагирует, я расценивал только так) очень настораживало. Может быть, какая-нибудь экологическая трагедия в виде трактора с «удобрениями», опрокинувшегося по озари в воды этой совершенно маленькой речушки, и выгнала отсюда все живое?

Практически с отчаянием оглядывая плес, я заметил, что из левого берега торчит большая труба. Она была в полметре над льдом, но межень, по-видимому, размещалась на высоте более 1-2 метров. Я не знал, что же это все-таки за водосброс, но достаточно тяжело было представить, что тут, в 30 километрах от наиблежайшей асфальтовой дороги, могло бы быть хоть какое-то предприятие. Думаю, что по этой трубе стекала летом вода с полей либо чего-нибудть еще в этом роде.

Просверлив лунку прямо под трубой, я не стал очищать ее от шуги и просто проткнул тростинкой в этой белоснежной шапке сантиметровое отверстие. Темная, лаково посверкивающая мормышка, несущая на крючке большого мотыля, ушла на глубину практически в три метра. Я не успел еще приступить к игре, когда кивок мелко задрожал и его кто-то решительно потянул вниз. При подсечке я ощутил слабенькие рывки, и хотя рыба была очевидно не из гигантов, я был рад и ей. Пообещав деду «жареху», я ощущал, что это уже практически дело чести — изловить хотя бы мелочи для его большой сковороды. Мой 1-ый улов оказался большим пескарем длиной 19 см. Для таковой рыбки это огромные размеры, приближающиеся к очень вероятным. Я стремительно сменил на собственной «балалайке» шпулю, поставив леску поперечником 0,05 мм с таковой же темной мормышкой-капелькой и крючком № 2,5. Через час можно было ворачиваться — я наловил пескарей на пару добротных сковородок. Решив закончить чистку их зимовала, я подсек в последний раз. Но еще одного пескаря я не увидел. Подсечка окончилась тем, что леска лопнула, даже не дав мне способности осознать, что клевал кто-то посолиднее мягкогубых пескарей.

— Наверняка, щучка! — я суетливо поменял оснастку, и под лед ушла большая мормышка на леске поперечником 0,15 мм с моим фирменным поводком. Она принесла мне практически полукилограммового горбача, и на этом весь клев окончился. Окунь распугал пескарей, и прибрежная яма опустела. Но этот «хулиган» от

лично украсил сковородку и принудил деда поудивляться:

— Ты смотри чего споймал в нашей-то канавке!»

Старенькый рыболов

Время ужения

Ловится пескарь в течение всего зимнего сезона. Возможно, этому содействует то, что в местах, где он предпочитает зимовать, кислородный режим повсевременно благоприятный. В некие деньки клев может отсутствовать, но установить какую-либо зависимость меж клевом и погодой трудно. Может отлично брать и в оттепель, и после снежной бури, и в период значительного похолодания.

Пескарь — рыба дневная, и поимки его ночкой не зафиксированы. Наилучший клев в течение суток отмечается днем и в первой половине денька.

Методы лова

Удочка с кивком и мормышкой, не более 3 мм в поперечнике, снаряженная мотылем, — все, что необходимо для ужения пескаря. Игра заключается в опускании мормышки на дно и повторяющемся шевелении ею с паузами продолжительностью 3—5 секунд.

Прикормка

Прикормкой пользуются изредка. Да она и не нужна, ведь даже кормовым мелким мотылем можно стремительно накормить стайку пескарей. А это в задачку удильщика обычно не заходит.

Насадки

Насадкой служит средний и большой мотыль. На белоснежные насадки пескарь берет ужаснее. При ужении поплавочной удочкой можно на маленьких мормышках использовать куски мотыля. Принципиально отлично маскировать нажимало крючка, тогда рыба исправно будет его брать. На все другие насадки ловится ужаснее. Вобщем, по первому льду хорошо берет на кусок навозного либо земельного червяка, которых еще можно достать в это время года.

Приманки

В последние годы появились специалисты, способные спровоцировать пескаря на поклевку мухоблесны. Но это все таки необычно для песочной рыбки. Да, как это ни умопомрачительно, отмечены случаи поимки пескаря на маленькие блесны! Такие «фокусы» он делает в местах, где зимой лед не появляется и его можно ловить спиннингом легкого класса. Он способен приостановить «пропеллер», проплывающий у самого дна. Хотя более характерен для этой рыбы клев на маленькие черные мормышки, снаряженные мотылем.

Клев и вываживание

Клев и вываживание пескаря трудностей не представляют. Нужно только держать в голове о нежности ротового аппарата этой рыбки. Верхняя губа пескаря просто отрывается и возможно окажется единственным трофеем торопливого рыболова.

Добавить комментарий