TwitterFacebookPinterestGoogle+

Байбак

Описание. Сурки, в том числе и байбак, относятся к числу самых больших представителей семейства беличьих. Тело у их толстое, неловкое, покоящееся на маленьких, сильных ногах. Голова большая, уплощенная, с не много видными ушными раковинами, шейка маленькая. От других сурков байбака просто отличить по недлинному хвосту, низкому и очень плотному меху, также монотонной песчано-желтой расцветке. От примеси черных волос спина покрыта буроватой либо черноватой ровненькой рябью, сгущающейся у затылка и на высшей части головы. Щеки и бока шейки светлорыжеватые. Нижняя часть тела и лапы охристо-желтоватого цвета. Конец хвоста темнобурый. Длина тела байбака 50—70 см; длина хвоста без концевых волос 10—15 см.После зимней спячки, весной, сурки возникают из нор в жесткой и поболее светлой шерсти. Линька происходит один раз в год, начинается в первой половине мая и завершается у старенькых сурков к концу августа, но время от времени затягивается до сентября. Сначала мех сменяется на спине, потом на боках, брюхе, голове, в последнюю очередь линяют ноги и хвост.

След сурка время от времени удается созидать на высыхающей грязищи по бокам дождевых луж, где обычно отпечатывается вся нагая подошва зверя, подушечки 5 пальцев и немного — когти. Кал можно отыскать на сурчинах. По величине и форме он несколько припоминает лисий, но состоит только из остатков травки; весной бывает более маленький и мягенький, а осенью становится крупнее и тверже.

Распространение. Еще в конце XVIII в. байбак был обширно расселен по всей степной и лесостепной полосе европейской части СССР на запад до Днепра, но под воздействием распашки целинных степей (с чем байбак совсем не мирится) он пропал тут практически всюду и в текущее время сохранился только на отдельных маленьких участках целины. Так, на Украине сурки живут отдельными колониями, приемущественно на целинных землях конских заводов. К примеру, в Меловском районе, на землях Стрелецкого конского завода обитает наибольшая на Украине колония сурков, насчитывающая до 8000 нор. Существенно наименьшие колонии есть в Ворошилов-градском, Волчанском, Артемовском и Купян-ском районах. В Ростовской области байбак сохранился на Аксайской целине и близ станции Макеевка, в Воронежской живет еще в Каменной степи меж Битюгом и Хопром. Дальше на восток встречается в северной части Сталинградской, в Саратовской, Куйбышевской, Чкаловской и южной части Челябинской области, также в Монгольской и в южной части Башкирской АССР. Не так издавна большая колония была размещена около с. Красноватого, а другая — близ г. Уральска. На восток от Уральского хребта байбак время от времени встречается в северном Казахстане от р. Урал до р. Иртыш: в северной части Западно-Казахстанской области, западной части Актюбинской, Куста-найской, Северо-Казахстанской, на севере Карагандинской и в Восточно-Казахстанской области. В 1936 г. 100 байбаков переселены из Стрелецких степей в Деркульские (Украина).

В текущее время в неких пт распространения байбака организованы заповедники, играющие значительную роль посреди других мероприятий по охране этого животного.

Места обитания и норы. Более свойственна для обитания байбака целинная черноземная, холмистая, ковыльная степь. В случае распашки степи сурки скоро уходят на ближайшую целину либо в последнем случае на прочные залежи, нераспаханные склоны балок, межи, выгоны и даже на обочины проселочных дорог.

Живут байбаки большенными колониями, длительно на одном месте, устраивая глубочайшие и сложные норы. Перед входом всегда высится различной величины пологий холмик-сурчина из выброшенной подпочвы, обычно светлым цветем резко отличающийся от окружающей поверхности степного чернозема. Высота сурчины добивается 40—100 см при поперечнике 3—10 м. На сурчине обитаемой норы находится утоптанная нагая площадка, откуда сурки осматривают округи и где отдыхают в промежутки меж кормежками. Остальная площадь сурчины обычно покрывается растительностью, очень отличающейся от растительности окружающей степи. Тут растут полынь, пырей, кермек и ряд сорных травок. Степь, покрытая массой сурковых холмов, приобретает типичный волнистый нрав.

Норы, в особенности старенькые, в каких прожило не одно поколение зверьков, имеют достаточно сложное строение. Они начинаются на поверхности входными отверстиями, числом время от времени до 6 либо 7, и добиваются глубины

3—5 м от поверхности земли. Не считая сложных гнездовых и обыденных жилых нор, сурки недалеко устраивают неглубокие защитные либо временные норы, куда они прячутся, если опасность настигает их вдалеке от гнездовой норы, и где они время от времени ночуют либо временно пребывают. Входное отверстие гнездовой норы бывает очень обтерто шерстью зверьков и расширено, напоминая воронку, откуда сурки, до выхода на поверхность, осматривают округи. Отверстие хода имеет округлую форму, до 30 см ширины и около 20 см высоты. С поверхности земли ход норы большей частью идет наклонно вниз и на расстоянии 1—2 м поворачивает на право либо на лево. От головного хода норы отходит ряд отнорков либо тупиков, в каких сурки устраивают уборные. На глубине 2—3 м от поверхности обычно размещается расширенная спальная камера, размером примерно 50 X 100 см, в которую сурок натаскивает сухой травки и корней. В в особенности сложных норах бывает по нескольку камер различных размеров, и ходы норы образуют несколько этажей. Отверстия отдельных нор обычно соединены отлично утоптанными дорожками.

Стиль жизни. От зимней спячки байбаки пробуждаются посреди либо конце марта и начале апреля. Мало откормившись, они начинают чинить либо рыть поновой защитные норы, а позже поправляют и расширяют старенькые жилые норы. Деятельность сурков начинается с восходом солнца, когда зверьки пробуждаются, группами выходят из нор и отправляются на кормежку. Временами то один, то другой сурок перестает питаться, становится столбиком на задние лапы и зорко оглядывает округи. Завидев приближающуюся опасность, байбак издает гулкий свист, резвыми движениями поворачивается на месте и, взмахнув хвостом, прячется в норе. Услышав тревогу, другие сурки бросаются к норам, столбиками становятся на сурчинах и свистят. Скрывшись в норах, они через некое время опять осторожно вылезают на поверхность. В полдень байбаки обычно отдыхают в гнездах под землей, а перед заходом солнца опять выходят на кормежку, отдыхать и нагреваться на сурчинах у собственных нор. Весной сурки более инициативны во 2-ой половине денька, когда солнце довольно нагревает землю, а осенью почаще выходят из нор по утрам, когда на травке еще остается роса. К концу лета байбаки очень жиреют и пореже выходят из нор. С конца августа и не позднее 20-х чисел сентября впадают в зимнюю спячку. Перед залеганием в спячку они снова поправляют норы и обновляют гнездо, натаскивая пучками во рту сухую травку.

Спячка длится в различных местностях и у различных семей от 6 до 7 с половиной месяцев, что обычно находится в зависимости от длительности зимы. На время спячки сурки собираются группами в гнездовые камеры одной норы и забивают все выходы в протяжении нескольких метров плотными пробками из консистенции кала и земли, при этом часть выходов зверьки забивают снаружи, а часть изнутри. Температура воздуха в норе зимой всегда бывает выше 0°, даже в огромные морозы. В гнезде же, где сурки дремлют, она обычно держится около +3, +4°. Во время спячки актуальные процессы у сурка замирают; температура тела падает с 36—38 до 4,6—7,6°; дыхание очень замедляется, до 2—3 вздохов за минуту заместо 20—24, становится прерывающимся; биение сердца также замедляется до 3—15 ударов за минуту заместо 88—140. Животное впадает в оцепенение, ничего не ест, лежит свернувшись клубком и практически не двигается. Сокрытая жизнь его поддерживается за счет расхода скопленных летом припасов жира. В обычных критериях сурок за время спячки теряет до 35% собственного веса, но все таки весной пробуждается часто довольно жирным. Из всех органов во время спячки бывают активны только половые железы. Ко времени пробуждения семенники очень набухают и опускаются из брюшной полости в мошонку. Просыпание сурков происходит достаточно стремительно, в течение нескольких часов, при этом дыхание и сердцебиение часто учащаются выше нормы. Оканчивается зимняя спячка в марте и в первых числах апреля. Спариваются сурки по окончании спячки, отчасти в норах, отчасти на поверхности земли. Были высказаны, но не подтвердились, догадки, что сурки спариваются осенью, до залегания в спячку. Беременность продолжается около месяца; самка приносит три — 6 и изредка семь юных. Пока самка остается беременной, а потом кормит молоком, самец уходит из гнездовой норы, оставляя самку одну. Сурчата начинают выходить на поверхность в конце июня и начале июля, но время от времени наблюдается возникновение поздних выводков в августе и даже середине сентября. Потому что сурчат нередко ловят лисицы и другие хищники, к озари в выводках остается в среднем по три юных. Они живут со стариками в общей норе до грядущего лета, когда обычно переселяются в наиблежайшие временные либо во вновь вырытые норы. На зиму юные сурки обычно ворачиваются в родительскую нору и там засыпают вкупе со стариками.

Половой зрелости сурки добиваются, повиди-мому, на 3-ий год жизни.

Еду сурка составляют разные степные травки, луковки и клубни. В день он съедает около 430 г сырого корма. Сурки предпочитают употреблять в еду юные и сочные растения. Во вторую половину лета, когда степная растительность выгорает, сурки выбирают для кормежки сохранившиеся мокроватые участки с более сочной травкой и в поисках ее отходят от нор далее, чем весной. На воле воды не пьют, а наслаждаются содержащейся в растениях влагой либо росой по утрам.

Передвигается сурок на поверхности порывистыми перебежками, останавливаясь и вроде бы замирая на месте. Спасаясь от преследования, бежит достаточно стремительно, припадая брюхом к земле, бросаясь то в одну, то в другую сторону и стараясь укрыться в свою либо ближайшую нору. Во время кормежки байбак медлительно перебегает с места на место, обкусывая кусты травки либо же срывая более большие растения и пучки стеблей, садится на задние лапы и, согнувшись, держит и поправляет еду фронтальными. Сурки очень чистоплотны и испражняются в специально устроенных тупиках норы либо же в маленьких ямках около входа в нору.

Из наружных эмоций у байбака отлично развиты зрение и слух. Свист сурка состоит из нередких повторений слогов «куфи-куфи-куфи». При всем этом зверь подергивает хвостом и наклоняет вперед голову. Не считая соответствующего свиста, который сурок издает в случае угрозы, очень испуганный либо пойманный зверь часто пронзительно и звучно визжит, напоминая поросенка. Время от времени можно слышать, как зверьки негромко бормочут, не открывая рта. В неволе некие сурки, в особенности пойманные юными, отлично приручаются, другие же остаются трусливыми и одичавшими.

Экономическое значение и добывание. Культурных злаков — пшеницы, овса, проса,— сурки совсем не трогают, хотя бы их норы находились близ посевов; в этих случаях они предпочитают ходить на примыкающие незапахан-ные участки либо межи и питаться одичавшей степной растительностью. Наблюдались случаи поедания сурками в маленьком количестве люцерны и подсолнуха. На огородах, разведенных в колонии сурков, они время от времени съедают капусту и надземные части моркови, но картофеля, тыквы, помидоров не трогают. Фактически сурок Должен считаться безобидным для сельского хозяйства.

У байбака, либо степного сурка, как и у других сурков, теплый и легкий мех. Ценится, не считая того, жир, употребляемый популяцией для разных целей.

Добываются сурки как капканом и петлей, так и ружьем. Стреляют их, за неимением винтовок, почаще из дробовика большой дробью, при этом время от времени погибает узнаваемый процент подранков.

При стрельбе сурка охотник обычно затаивается, лежа в степной травке либо укрывшись за старенькой сурчиной. Можно устроить особенное прикрытие из бруска, поперечно насаженного на маленький шест с отверстиями, в которые втыкается полынь. Охотник, лежа на земле либо низковато пригнувшись к ней, толкает лежащий на земле шест и передвигает перед собою заграждение. Медлительно переползая и продвигаясь вперед, можно приблизиться к сурку на расстояние верного выстрела.

Не столько промысел, сколько распашка степи привела к резкому уменьшению численности байбака, а местами к его полному исчезновению. Потому в текущее время ставится вопрос о реакклиматизации этого грызуна.

Добавить комментарий